Новости

14.04.2009 07:30
Рубрика: Экономика

Бегство от рубля и обратно

Во что российской экономике обошлась девальвация
Текст: Сергей Рауш (доктор экономических наук)

Как вытекает из материалов ЦБ, опубликованных на минувшей неделе, мировой финансовый кризис стоил России 206,9 миллиарда долларов утечки частного капитала. Такова сумма средств, выведенных из страны с начала августа прошлого года по 1 апреля нынешнего. Это намного больше, чем чистое привлечение капитала с начала 2006 по июль 2008-го (159,2 миллиарда) - единственный пока что период в истории постсоветской России, когда страна выступала чистым импортером капитала.

Почему же ушли деньги из России и насколько катастрофичны последствия этой утечки? Хотя сама цифра выглядит пугающей, роль объективных причин оттока, не зависящих от действий наших банков, организаций и населения и, стало быть, предопределенных ситуацией на мировых финансовых рынках, в ней не так уж и велика. К таким объективным причинам можно отнести уход зарубежных инвесторов, затронувший все без исключения развивающиеся рынки. А также диаметральное изменение положения долговой пирамиды из зарубежных займов, выстроенной банками и корпорациями.

Основные же мотивы утечки капиталов так или иначе были связаны с защитой сбережений, резервированием средств под будущие выплаты и спекуляциями. Ожидания девальвации, а затем и сам ее ход предопределили выбор оптимальной формы сбережений, каковой на тот момент стало "бегство в валюту". После того как курс рубля стабилизировался, отток капитала резко пошел на убыль. И хотя в целом за первый квартал выведена весьма приличная сумма (38,8 миллиарда долларов), нельзя не учитывать, что основная ее часть (29 - 30 миллиардов) пришлась на январь.

Правда, в марте отток, похоже, несколько вырос по сравнению с февралем, вероятно, отражая график платежей по погашению зарубежных банковских займов. Но в последнее время для выплат за границу уже использовались накопленные ранее валютные ресурсы. Так что ЦБ пришлось даже вновь прибегнуть к интервенциям - на сей раз против укрепления рубля, чтобы избежать чрезмерных колебаний курса.

Перевернутая пирамида

Одна из причин резкого сокращения оттока капитала в последние месяцы связана с тем, что вес выплат по корпоративному и банковскому зарубежному долгу, на который обычно смотрят как на основной фактор, отягощающий наш платежный баланс, оказался малосущественным - всего 19,9 процента из общей утечки последнего квартала прошлого года и немногим больше - примерно 31 процент, чем в первом квартале нынешнего. Всего, судя по опубликованным все тем же ЦБ оценкам внешнего долга по состоянию на 1 апреля, корпоративный и банковский долг за полгода уменьшился с 499,3 до 423 миллиардов долларов, то есть на 76,3 миллиарда. Исходя же из графика погашения долга по состоянию на 1 октября, выплаты банков и компаний за этот период в погашение долга должны были составить 92,4 миллиарда долларов, плюс к тому 13 миллиардов - процентные платежи.

При этом сокращали обязательства перед нерезидентами в основном банки (за два последних квартала - более чем на 50 миллиардов долларов, выплатив, видимо, все, что следовало по графику, и уменьшив обязательства до востребования). И это понятно - когда из-за девальвации рубля валютные пассивы резко вздорожали, а у банков стремительно выросли валютные обязательства перед отечественными клиентами, в итоге сохранять прежние объемы обязательств еще и перед нерезидентами стало крайне нерациональным. В результате они уменьшились более чем на четверть.

В то же время предприятия реального сектора сократили задолженность на 25,9 миллиарда, причем в значительной мере произошло это по не зависящим от них причинам - за счет того, что зарубежные держатели вышли из российский корпоративных облигаций. Кредиты же сократились и того меньше (около 16 миллиардов долларов). И, стало быть, значительные суммы к погашению - порядка 30 миллиардов долларов выплат, приходившихся на последние полгода, удалось либо реструктурировать, либо рефинансировать. С учетом цифры, озвученной Владимиром Путиным в Думе, согласно которой за последние полгода компании и банки выплатили и реструктурировали внешний долг на 174 миллиарда долларов, получается, что порядка 70 миллиардов долларов, приходящихся на остаток 2009-го и 2010 годы, также удалось передвинуть на более поздние сроки.

Уход иностранных инвесторов

Хотя вывод портфельных инвестиций нерезидентов в прошлом квартале оказался намного больше, чем по предварительной оценке (12 миллиардов долларов), тем не менее это лишь 9,3 процента суммарного квартального оттока капитала. А мы-то думали, что все они убежали в "боевом" августе и "паническом" сентябре - ан нет! Тем не менее к началу года иностранных денег в наших бумагах, по-видимому, осталось совсем немного. В начале нынешнего года их вывод все еще продолжался, хотя и вовсе перестал играть сколько-нибудь значимую роль в общем оттоке (всего около 1 миллиарда долларов).

Хотя, если просуммировать приток и отток формально, то за период с начала 2000-го до середины прошлого портфельных инвестиций к нам пришло 27,6 миллиарда долларов, за вторую половину прошлого и начало нынешнего ушло 19, и, стало быть, на начало года какое-то присутствие иностранных денег в российских акциях и облигациях еще сохранялось. Но надо учесть, что инвестиции туда, где вес нерезидентов превышает 10 процентов, ЦБ относит к прямым, так что в действительности денег зарубежного происхождения в наших активах побольше.

Что же касается прямых иностранных инвестиций, то они продолжали притекать даже в разгар кризиса - как в последнем квартале прошлого года (7,4 миллиарда долларов), так и в начале нынешнего (8,4), хотя, конечно, далеко уже не в таких масштабах, как прежде, в период массовых IPO и вообще поддерживавшейся у инвесторов моды на BRIC и, в частности, на активы в России. В чем разгадка этого феномена? Возможно, значительный объем перехода российских активов под иностранный контроль связан с маржин-коллами по зарубежным займам, где эти активы были в залоге.

Население оптимизирует свой портфель

Все остальное - это те или иные формы "бегства в валюту" в ожидании грядущей девальвации, и особенно - в ходе ее. Население, например, оптимизировало таким образом свой "портфель" аж на 76 миллиардов долларов, а это, если отбросить выплаты по внешнему долгу и уход иностранцев из наших ценных бумаг - примерно половина всей утечки капитала за время кризиса.

Реальный сектор оказался тоже не так прост, и по выводу средств за рубеж он превзошел банки - 36 миллиардов долларов против 28. Правда, еще столько же банки накопили к концу года на валютных счетах в ЦБ, к выводу капитала не относимых. Но тут надо учесть, что банкам пришлось реагировать и на рост валютных обязательств перед отечественными вкладчиками, так что их валютная позиция в итоге выросла не так сильно, как чистые зарубежные активы. По расчетам Михаила Хромова из Центра стратегических исследований Банка Москвы, несвязанные валютные ресурсы банков, поднявшись в октябре примерно до 30 миллиардов долларов, так там и оставались, следуя "рекомендательным" наставлениям с Неглиной. Ну а в первом квартале нынешнего года вывод капитала через разнообразные "серые" схемы, по-видимому, вообще стал доминирующей формой. С учетом "чистых ошибок и пропусков" платежного баланса на него пришлось практически две трети чистой утечки капитала. Правда, особого значения этому факту, может быть, и не стоит придавать - первые оценки таких капитальных потоков, как правило, очень неточны и имеют свойство корректироваться. Но в целом активный вывод капитала нефинансовыми предприятиями вполне вяжется с интуитивными представлениями об использовании полученных с прошлого квартала рассрочек по платежам НДС и традиционной новогодней "отгрузке" бюджетных средств в разгар девальвации. Одновременно два других канала "долларизации" в первом квартале стали угасать. Наличной валюты дополнительно было куплено на 8 с небольшим миллиардов долларов, существенно меньше, чем в предыдущем квартале (27 миллиардов). Средства на банковских зарубежных счетах и вовсе сократились на 6 с лишним миллиардов, видимо, отражая ужесточившиеся "рекомендации" ЦБ по сдерживанию валютной позиции и возможно угасание процессов перевода депозитов на валютные счета. Правда, еще некоторое время росли и валютные счета банков в ЦБ, но с марта банки начали сокращать и их.

Вечные кредиторы

Какие же уроки можно извлечь нам из всего произошедшего? С точки зрения макроэкономики особой трагедии в утечке капитала нет и сокрушаться об утраченных 200 миллиардов долларах валютных резервов не стоит. Мы как кредитовали остальной мир, имея положительный текущий счет платежного баланса, так и кредитуем. Происходит ли это в форме накопления валютных резервов ЦБ или частных лиц и организаций, не столь важно. В конце концов резервы эти для того и создавались, чтобы облегчить тяготы выплаты внешнего долга, когда кредитная пирамида перевернется. Правда, получилось, что в итоге ЦБ как бы выдал кредиты в валюте, во-первых, на крайне льготных условиях, и, во-вторых, наверное, не совсем тем, кому они на самом деле нужны.

Реально ли повторение подобных событий в ближайшем будущем? Пожалуй, нет - рубль выглядит даже "передевальвированным". Для массированной утечки капитала, похоже, в ближайшее время тоже нет оснований. Вполне возможно, что в следующем квартале мы увидим даже положительный чистый приток за счет сокращения накопленных средств в валюте. Однако по мере того как рост внутренних цен будет "поглощать" эффект девальвации, а реальный курс рубля расти, нельзя исключить, что потребуется его новая коррекция. И она, как это уже было, вновь может запустить процессы "бегства в валюту" и замораживание финансовых рынков, если регулятор снова возьмет на вооружение тактику плавной девальвации.

Экономика Макроэкономика Экономика Финансы Банки Экономика Финансы Валютный рынок Госфонды и контрольные органы Центральный банк Хроника кризиса-2008 Бизнес - Главное
Добавьте RG.RU 
в избранные источники