Новости

В Грузии продолжается очередная - уже которая по счету - бархатная революция. Хочется надеяться - только бархатная: начатые 9 апреля уличные акции оппозиция называет "борьбой голыми руками". В том смысле, что средством борьбы за смену власти продекларировано мирное принуждение Михаила Саакашвили к уходу, а не насильственное свержение. Президенту предъявлен крупный счет. За развязанную и позорно проигранную войну против Южной Осетии. За преследование политических противников. За удушение независимой прессы. За диктаторские методы правления. За то, что Грузия в глазах всего мира приобрела дурную репутацию. Протестную акцию решено продолжать до тех пор, пока Саакашвили не согласится на проведение досрочных президентских выборов.

Саакашвили уходить не желает. И призывает своих противников к диалогу. Те вступать в диалог пока не намерены. "Переговоры могут быть только об отставке президента", - говорит бывший председатель парламента, ныне один из лидеров оппозиции Нино Бурджанадзе.

Все повторяется. Опять Тбилиси. Опять возбужденная толпа. Опять раздается: "Сакартвелос гаумарджос!" ("Да здравствует Грузия!"), "Кмара!" ("Долой!")... Все точь-в-точь как в ноябре 2003-го. И требования те же: отставка президента, досрочные выборы, радикальное обновление власти... И тот же способ добиться удовлетворения этих требований - бессрочный митинг. Ноябрь-2003 и апрель-2009 во многом неотличимы. Как и тогда, грузинское общество взбудоражено. Как и тогда, оппозиция требует смены режима. Как и тогда, досрочные президентские выборы - способ выхода из политического кризиса. Принципиальная разница только в том, что в ноябре 2003-го Михаил Саакашвили был лидером оппозиции, а ныне - объект ее атаки.

И еще одна выразительная подробность, рифмующая осень 2003 года с весной 2009-го: поиски врага. Не прошло и месяца после свержения режима Шеварднадзе, как победители уже успели соскучиться по тем, кто побежден. Вожди грузинской революции (а всякая революция, как мы помним, только тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться) объявили, что готовы дать отпор реваншистам. И вот снова из сгущенного воздуха политической смуты материализовался враг. Внешний и внутренний. Внешний - Москва. Внутренний - "ангажированные" ею грузинские оппозиционеры.

Начав свою акцию 9 апреля, оппозиция приурочила ее к двадцатой годовщине трагических событий, случившихся в Тбилиси. Именно 9 апреля 1989 года, испытав на себе безжалостную мощь машины подавления, Грузия эмоционально откололась от советской империи, перестала быть "братской республикой" и устремилась к независимости. На этой идеологии (Грузия независима, едина и неделима), вскоре ставшей фундаментом грузинской государственности, осуществляли свое правление Гамсахурдиа, Шеварднадзе. Ею оперирует и Саакашвили, пытаясь скомпрометировать политические силы, выступающие за смену режима. В интервью западной прессе Саакашвили твердит о спонсорской поддержке, которую якобы оказывают грузинской оппозиции российские олигархи. Усматривать в происходящем "руку Москвы" Михаилу Саакашвили отчасти помогают российские телеканалы, в чьих репортажах из Тбилиси сквозит симпатия к тамошним оппозиционерам и подспудно внушается мысль: слава богу, в Грузии есть люди, движимые желанием переориентировать свою страну с Америки на Россию. Это, конечно, не так. Пророссийских политиков в Грузии нет и в ближайшее время они не появятся. Как нет там и "рыцарей революции", борющихся за чистоту ее "идеалов". Кто бы ни сменил Саакашвили на президентском посту, он от идеи независимости не отречется.

Кто победит в новом противостоянии, пока предсказать невозможно. На стороне Саакашвили силовые министры. За него - большая часть армии и полиции, что вполне объяснимо: жалованье военных и стражей порядка заметно превосходит доходы гражданского населения; оборонный бюджет Грузии вырос за последние три года почти в четыре раза.

Каковы шансы оппозиции? Ее участники сейчас ищут слова и выражения, рисующие народу единственно возможный и неминуемый исход противостояния, заявляют, что на этот раз точно победят и вынудят президента уйти в отставку. Но, надо заметить, грузинская оппозиция рекрутируется преимущественно из бывших представителей власти, когда-то преданных и верных президенту. Саломе Зурабишвили создала оппозиционную партию, когда со скандалом оставила должность главы МИДа. Георгий Хаиндрава начал критиковать власть на другой день после того, как ушел с поста госминистра по урегулированию конфликтов. Бывшего министра обороны Ираклия Окруашвили, ныне находящегося в политической эмиграции, Саакашвили сам превратил в великомученика и заодно посеял неуверенность в рядах нынешних соратников: теперь никто из них не может считать себя гарантированно защищенным от возможных преследований за малейший отход от "генеральной линии". Дольше всех оставалась с президентом председатель парламента Нино Бурджанадзе. Но стремительная милитаризация Грузии и ставшие заметными приготовления к силовому вторжению в Южную Осетию заставили "железную Нино" проявить расчетливость, добровольно сложить полномочия спикера, порвать с президентом и уйти в оппозицию.

Но дело не только в том, что за пять лет, прошедших после "революции роз", команда революционеров значительно поредела, что из нее по разным причинам выпали харизматичные фигуры, способные составить конкуренцию президенту. Изменился имидж новой грузинской власти. Молодые демократы, сменившие погрязшую в коррупции старую бюрократию, сами оказались отнюдь не ангелами. А главное, не сумели исполнить клятвенно взятые на себя обязательства, важнейшим из которых было объединить страну. В итоге подверглись дискредитации не только революция и те, кто ее творил, - оказалась дискредитирована вся система власти.

Возможна ли в Грузии новая революция? Для страны, где за последние шестнадцать лет смена власти ни разу не проходила в конституционном режиме и никогда не обходилась без потрясений, этот вопрос остается актуальным. Народ Грузии горячо приветствовал приход к власти Звиада Гамсахурдиа - и вскоре не меньше радовался его свержению. Потом с воодушевлением воспринял возвращение в Грузию Эдуарда Шеварднадзе - и через одиннадцать лет ликовал, когда "диктатор" сложил полномочия. После поверил в Михаила Саакашвили как в единственного народного спасителя - и вновь испытывает разочарование. Никто столь не склонен здесь к мятежам и переворотам, сколь рядовые граждане, поверившие власти, чтобы опять разочароваться в ней. Но как сказал лидер Союза традиционалистов Грузии Акакий Асатиани: "Революцию надо кончать. Я хочу, чтобы у народа был выбор не между негодяями и сумасшедшими, а между нормальными людьми".

Власть Позиция В мире экс-СССР Грузия Оппозиция Грузии требует отставки президента Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники