Новости

21.04.2009 00:30
Рубрика: Культура

Ад, который всегда с нами

Неделя прошла под знаком обожания Аллы Пугачевой. Не счесть программ в отечественном эфире, посвященных имениннице. Были, правда, и передачи, в которых о ней ничего не говорилось. Но их оказалось немного.

Чисто конкретная реальность

Ничего об Алле Борисовне не было сказано в документальном фильме "По ту сторону жизни и смерти. Ад". Его телеканал "Россия" показал на ночь глядя, в понедельник, который, как всем известно, и без того является тяжелым днем.

А тут в самом начале Страстной недели выяснилось, что он, этот ад, вовсе не метафора, не художественный вымысел некоего итальянца Данте Алигьери, не страшилки клерикалов, а вполне себе чисто конкретная реальность, подкрепленная не только ссылками на Священные Писания и художественные тексты. Есть и отсылки к рассказам тех, кто побывал на том свете, то есть в состоянии клинической смерти. Их впечатления в значительной степени совпадают с религиозными писаниями и беллетристическими сказаниями.

Впрочем, убеждают не эти синхроны, а то, что ученые-теоретики в последнее время не находят все это невозможным. Более того, они находят возможной посмертную жизнь. И не только в фигуральном смысле. Дело в том, что не все измерения материальной действительности нами измерены. Но наука все ближе к тому, чтобы открыть потаенную дверь в мир иной. Опять же ученые настаивают (в порядке гипотезы), что материальный мир, который признает наше сознание, - лишь малая часть того мира, который оному недоступен.

Стало быть, для ада (как и для подвига) всегда найдется место в жизни.

Стало быть, диалектический материализм не так уж и противоречит поповскому идеализму.

Спасибо авторам документального фильма: они сумели, худо-бедно, примирить мои антинаучные представления с научной мыслью физиков-теоретиков. А то пропасть между ними всю жизнь мне не давала покоя.

Тем временем разверзлась еще одна пропасть под напором информации о Женщине, которая поет.

Пугачева vs Пугачева

Некоторые позиции, выраженные в "научно-документальном" фильме, нашли подтверждение скорее, чем я мог предположить. Авторы картины говорили, что "человек - это больше, чем человек". И по тому, как ТВ отпраздновало юбилей Аллы Пугачевой, мне стало понятно, что это так. По крайней мере, стало очевидно, что Пугачева - это неизмеримо больше, чем Пугачева.

С одной стороны, она - живой человек, в чем легко было убедиться по ходу передач о ней, где она поет, раздражается, шутит, страдает, рассуждает, иронизирует... Где она сама про себя рассказывает: "Так же, как все, как все, как все, я по земле хожу, хожу..."

С другой стороны, она конечно же не как все. Она особенная, она - легенда, миф...

Миф - это ее еще одна, другая жизнь рядом с той, с первой жизнью земного человека.

В снятой несколько лет назад Леонидом Парфеновым документальной картине об Алле Пугачевой "Портрет на фоне" и показанной теперь на Первом, отмечены все этапы становления звезды союзного масштаба. В первую очередь - творческие, затем - чисто биографические. Отдельная тема: как слава бежала за ней по пятам, нередко ее обгоняя, и тяжким бременем легла на ее плечи уже 16 лет назад.

Да и сама Алла Борисовна в то время хотя и понимала себе цену, но не сознавала себя памятником.

Сегодня у нее с этим проблемы, если судить по ее юбилейному шоу "Сны о любви".

На конкуренцию Первого и "России" за право презентовать юбилейную Аллу тенью лег спор живой Пугачевой со своим легендарным двойником.

Юбилей - праздник или испытание?

...Алла Пугачева сразу явила советской массовой публике образ Женщины, которая поет, как чувствует. Как дышит. Как любит, как страдает. И т. д. Она ведь еще в советскую пору воспринималась как влиятельный миф союзного значения.

Пафос лирического излияния Пугачевой - в героике частного человека на поприще частной жизни. В том, как ее героиня безоглядно любит, в том, как бесповоротно рвет с любимым, в том, наконец, что она, несмотря на все невзгоды, непогоды, несчастья и катастрофы после столкновений в океане жизни с холодными, как айсберги, мужчинами, непотопляема и нескончаема. Она больше других, она выше других, счастливее других.

И самое главное: она, будучи всего лишь Женщиной, которая поет, - Хозяйка своего Положения, своей Судьбы.

Пугачева действительно в ту пору смотрелась как живое и наглядное отмщение ущербному быту, ущербной морали. Она олицетворяла идею эмоционального реванша всех тех, у кого не удалась личная жизнь, кому ничего нельзя и ничто не доступно.

Впрочем, "пугачевский бунт" исчерпал себя с наступлением рыночных времен и с торжеством стихии массовой культуры.

И все-таки Алла Борисовна - снова Хозяйка, но не Судьбы, а шоу-бизнеса. Она его общепризнанная царица, королева, муза... Это ее территория, ее империя. На ее трон никто не покушается.

В эти юбилейные дни и вечера Алла Пугачева много пела. Ей пели. Ее пели. Но было и другое. Рядом с Женщиной, которая поет, заняла свое место Женщина, о которой много говорят. И шлейфом потянулись за ее сновидениями о любви рассказы о перипетиях ее частной жизни, о ее романах, мужьях... НТВ не поленилось и посвятило сюжет ее домработнице Люсе.

Это знак того, что Алла Борисовна нынче уже не просто живой миф, но... живой бренд. Не оттого ли в ее "Снах" было так много отчаянного самоутверждения. Его всегда хватало, просто теперь мотивировки переменились. Теперь ей нет надобности настаивать на своем значении и убеждать мир в своем предназначении.

Теперь не до жиру; быть бы живу. В том смысле, остаться бы самой собой. Потому противопоставляет сны и сцену - своему имиджу. "Во сне, - говорит она, - я могу быть разной, могу любить, злобничать, могу все. На сцене могу все. А в жизни должна быть белой и пушистой". Это ее не на шутку огорчает.

...Для нее, как я смог заметить во время телевизионного праздника на ее улице, жажда жизни - все, а имидж - не более чем шляпка или пончо.

***

 

Увлекшись празднованием юбилея Пугачевой, ТВ не заметило другого юбиляра: 90 лет назад аккуратно 15 апреля родился архипелаг ГУЛАГ - эта всесоюзная кузница многочисленных болезней с летальным исходом. Если верить Солженицыну и Шаламову (а как им можно не верить), то был ад и не в каком-то ином измерении, не в загробном мире, а здесь, поблизости, на расстоянии менее одного века, в присутствии тех, кто пережил и клиническую смерть, и клиническую жизнь. Как тот же Шаламов, для которого ГУЛАГ стал "уроком обнажения звериного начала при самых гуманистических концепциях".

Телевидение в столь знаменательный день об этом уроке не рискнуло помянуть ни словом, ни кадром. Будто его не преподала нам История.

Наверное, чтобы не омрачать праздника на улице Шоу-бизнеса.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Персона: Алла Пугачева Теленеделя с Юрием Богомоловым