Новости

24.04.2009 12:00
Рубрика: Власть

Планы давние, цели прежние

Переориентация ракет США на промпредприятия России? Не волнуйтесь, ничего нового!

США убеждают Россию в "неагрессивности" своих намерений и в готовности диалогу. Но, видимо, и от давления на Москву не отказываются. "США должны перенацелить ядерные ракеты с крупных российских городов на 12 важных объектов экономики", сказано в докладе о необходимости ядерного разоружения, опубликованном Федерацией американских ученых (FAS). Перенацеливание ракет с городов на промышленность позволит уменьшить человеческие жертвы в случае ядерного удара, зато уничтожение ключевых промышленных предприятий лишит Россию возможности эффективно вести боевые действия. В число же главных объектов, "принимающих" удары американских ракет вошли 12 предприятий "Газпрома", "Роснефти", "Русала", "Норникеля", "Сургутнефтегаза", "Евраза", "Северстали", а также российские дочерние предприятия итальянской Enel и германской E.ON.

Это, конечно, не официальная доктрина США, но сам факт оглашения такого документа показывает, что экономический, особенно нефтегазовый потенциал России остаётся в эпицентре американского внимания. Потому что в США и сегодня считают вполне возможной успешную конкуренцию России с Америкой во многих отраслях, в случае быстрого и, главное, экономически эффективного - инновационно-промышленного преодоления нынешнего российского кризиса.

Впрочем, такого рода планы, причем в рамках официальных военных доктрин США, выдвигались... уже через 2 недели по окончании Второй мировой войны в Европе. И ведь что интересно: в тех проектах были обозначены в основном те же цели, что и в упомянутом "предложении" американских ученых (с той разницей, что вместо названий частных компаний фигурировали все те же, но народные предприятия - как видим, с тех пор в СССР не так много и построено).

Уже 19 мая 1945 года заместитель государственного секретаря США Джозеф Грю отмечал: "Если что-либо может быть вполне определенным в этом мире, так это будущая война между СССР и США". А к декабрю 1945-го было подготовлено секретное исследование Объединенного комитета начальников штабов "Стратегическая уязвимость России для ограниченного воздушного нападения". Авторы этого документа анализировали "возможности превентивного ядерного удара по Советскому Союзу в случае, если Советский Союз или начал агрессию (в Европе или Азии), или появились явные признаки того, что возможна агрессия против Соединенных Штатов" (см. Тhе War Reports of General of the Army George C. Marshall. N. Y., 1997. P. 299). И далее: "... отобрать приблизительно двадцать целей, пригодных для стратегической атомной бомбардировки в СССР и на контролируемой им территории... Двадцать наиболее выгодных целей для атомных бомб представляют собой индустриальные центры, в которых сосредоточено много научно-исследовательских учреждений, специализированных промышленных предприятий, ядро государственного аппарата. Этот подбор обеспечит максимальное использование возможностей атомного оружия...".

А в сентябре 1946 года был разработан документ "Американская политика в отношении Советского Союза". В нем, в частности, указывалось: "...Мы располагаем достаточной мощью не только для отражения нападения, но и для быстрого сокрушения СССР в войне... Советский Союз не слишком уязвим, ибо его промышленность и естественные ресурсы широко рассредоточены, однако он уязвим для атомного, бактериологического оружия и дальних бомбардировщиков... Война против СССР будет "тотальной" в куда более страшном смысле, чем любая прежняя война, и поэтому должна вестись постоянная разработка как наступательных, так и оборонительных видов вооружения" (см. "Правда и ложь о Второй мировой войне", М., 1983, С. 295). А 14 декабря 1945 года Объединенный комитет военного планирования издал директиву № 432/Д. "Единственным оружием, которое США может эффективно применить для решающего удара по основным центрам СССР, являются атомные бомбы, доставленные самолетами дальнего действия..."

Наконец, в том же 1946-м был разработан первый план войны против СССР ("Пинчер"). В нем содержались предложения плановые по ядерной бомбардировке 20 советских городов с наиболее развитой промышленностью. В списке таких целей были Москва, Ленинград, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Молотов (с 1957 г. - Пермь), Тбилиси, Сталинск (с 1962 г. - Новокузнецк), Грозный, Иркутск и Ярославль (см. Journal of American History. 1979. May. P. 62-66; Herken G. The Winning Weapon. The Atomic bomb in the Cold War. N. Y., 1980. P. 197). Характерно, что к уничтожению цели намечались прежде всего в России (РСФСР), как и в предложении американских ученых в апреле 2009 года. Это поразительный факт: в США прекрасно понимали, что, несмотря на риторику, СССР строит стратегические объекты в основном в РСФСР, а не в союзных республиках.

Вслед за этим планом в 1947-1953 гг. появились новые, предусматривающие, опять-таки, уничтожение прежде всего промышленного и энергетического потенциала СССР, особенно РСФСР - "Бройлер", "Чариторир", "Граббер", "Сизл", "Флитвуд", "Хафмун", "Дропшот", предусматривающие ликвидацию минимум 170 промышленных цент р ов СССР, в том числе 130 - в РСФСР. "Американская стратегия исходит из создания баз вокруг сферы влияния русских с последующим нанесением ударов с воздуха, - отмечал "Ньюсуик" еще в 1948 году. - США не намерены сражаться по принципу "солдат за солдата". Наполеон и Гитлер допустили подобную ошибку и были проглочены Россией, имевшей колоссальные людские резервы. Американские стратеги предпочитают окружать Россию кольцом военно-воздушных сил..."

Например. в плане "Дропшот" отмечалось, что "...упор делается на экономическое и физическое истребление противника". А, чтобы убедиться в правильности ориентировок того плана, Пентагон поручил проверить проверить на командно-штабном учении шансы выведения из строя девяти стратегических районов: Москва-Ленинград, Урал, объекты Черноморского побережья, Кавказ, Архангельск, Ташкент, Алма-Ата, Байкал, Владивосток. Результаты оказались неутешительными: вероятность достижения целей составила 70 процентов, потери участвовавших в воздушном наступлении бомбардировщиков превышали 55 процентов.

Словом, и планы стародавние, и цели прежние.