Новости

07.05.2009 08:00
Рубрика: Общество

Команда министра обороны: Равнение - на Победу!

Анатолий Сердюков - о парадном и не парадном в армии

Главное событие Дня Победы в этом году - парад на Красной площади.

Обещана новейшая, еще недавно секретная техника, войска будут одеты в новую форму. О том, как идет обновление нашей армии, в интервью "Российской газете" рассказывает министр обороны Анатолий Сердюков.

По Красной площади с оркестром

Российская газета: Анатолий Эдуардович, 9 Мая вы в третий раз будете принимать военный парад на Красной площади. Чем он отличается от предыдущих?

Анатолий Сердюков: По сути это генеральная репетиция к параду в честь 65-летия Победы. К нему мы начали готовиться еще в 2007-м, понимая, что юбилейный парад обязаны провести на высшем уровне. Была масштабная инженерная проработка - изучили все подходы и подъезды к Красной площади, потому что звучало много замечаний из мэрии, что не все новые постройки смогут выдержать тяжесть бронеколонны. Определили, как лучше выстраивать технику. В прежние годы она заходила на Красную площадь с двух направлений, и это было логично. Сейчас - с одного, а отсюда - замедление движения. Потому было важно понять: сможем ли мы организовать движение так, чтобы не возникло затора.

Прошлогодний парад показал, что все технические вопросы разрешимы. Правда, кое-где по маршруту пришлось дополнительно укреплять переходы. Чтобы во время тренировок не портить дорожное покрытие, в подмосковном Алабине построили площадку, копирующую Красную площадь - те же уклоны, заезды и выходы.

РГ: Сколько человек будут участвовать в параде?

Сердюков: Больше 9 тысяч военнослужащих на Красной площади не разместить - на этой цифре и остановились. В этом году "коробку" выстроили как в советские времена - 10 на 20 (10 шеренг по 20 человек в каждой - Ред.). Правда, массовость усложнила маршировку. Особенно музыкантов. В итоге вышло так, что оркестр, который обычно участвовал, могла слышать лишь центральная трибуна. Чтобы музыку слышали все, решили увеличить его почти вдвое - до тысячи человек. Естественно, своих сил не хватило. Подключили оркестры других ведомств - МЧС, Внутренних войск МВД, погранвойск ФСБ. То есть это будет уже коллективный труд.

РГ: По нашим данным, гимн России на этот раз оркестр исполнять не будет...

Сердюков: Гимн на Красной площади прозвучит. Но только не в хоровом исполнении, как это было ранее, а в инструментальном. Дело в том, что на площади особая акустика и гимн звучит не так, как хотелось бы. Часть текста "съедает" эхо.

РГ: На параде вы покажете обычную технику или изготовленную специально для парадов и вводящую в заблуждение вероятного противника?

Сердюков: Будут только штатные боевые машины. Для нас это принципиальный вопрос.

РГ: Какими новинками поразите на этот раз?

Сердюков: В прошлом году мы впервые вывели на парад зенитные ракетные системы С-300, в этом покажем С-400. Значительно увеличено количество привлекаемой к параду техники. Уже за три месяца стали ее готовить. Загружать полностью, чтобы убедиться, что она не подведет.

РГ: А если, скажем, тягач с ракетой вдруг заглохнет прямо напротив Мавзолея?

Сердюков: На случай поломки механизм действий отработан. Есть комплекс техсредств, которые выезжают и спокойно эвакуируют. Все будет нормально.

РГ: В общем, по масштабам парадов мы возвращаемся ко временам СССР.

Сердюков: В чем-то да, а в чем-то даже превосходим их. Хотя от чего-то и ушли. Например, в этом году не привлекаем суворовцев и нахимовцев. Потому что подготовка сказывается на учебном процессе - ведь мальчишек приходится отрывать на три месяца.

РГ: Во что обойдется парад?

Сердюков: Конечно, дорого. Но экономить здесь нельзя. Тем более подготовка - серьезная тренировка для участников. Неважно, шагаешь ты в колонне или пролетаешь на самолете - это серьезная мобилизация, требующая скрупулезного технического просчета. Взять ту же авиацию. У самолетов и вертолетов и скорость, и высота разные: для одних предельные, для других - рабочие. И летчикам, штурманам, руководителям полетов нужно все выровнять. По большому счету это хорошая школа.

РГ: И элемент боевой подготовки?

Сердюков: В какой-то степени да. Плюс моральный аспект. Участие в параде всегда оказывает на войска сильное мобилизующее воздействие.

РГ: Читатели спрашивают: как вообще человек может попасть на Красную площадь?

Сердюков: Вопрос интересный (смеется). Мы на самом деле не главные среди тех, кто приглашает. У нас есть право пригласить не очень много, около 200 человек. Но 7 мая будет генеральная репетиция, вот на нее-то мы, как правило, зовем наших ветеранов, лучших воспитанников Суворовских и Нахимовского училищ, курсантов со всей страны.

РГ: А почему в этом году не будет колонны ветеранов?

Сердюков: Мы уже в прошлом году это не практиковали. Им это просто тяжело.

РГ: Даже на машинах?

Сердюков: Да. Ведь самому молодому, если смотреть по призыву, уже 82 года.

РГ: 9 Мая солдаты и офицеры будут одеты в новую форму. А когда она появится в войсках?

Сердюков: Мы ждем указ Верховного главнокомандующего о ее введении. Пока распоряжением президента новую форму можно использовать на отдельных мероприятиях. Мы и используем, причем не только на парадах.

РГ: Задержка вас не смущает?

Сердюков: Это даже хорошо. Потому что по ходу эксплуатации становится ясно, какие элементы лишние, а каких не хватает.

К слову, есть поручение президента о создании новой формы для Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ. Мы разработали полевой комплект, передали его во временную эксплуатацию. Надеюсь, в сентябре на учениях Коллективных сил большая часть их участников с нашей стороны будет одета в новую форму.

РГ: А зачем вообще менять форму?

Сердюков: Все армии этим занимаются. Плохо, когда в этом вопросе руководствуются догмами. Приняли новую форму - и на десятилетия о ней забыли. Появляется другое вооружение, возникают иные задачи, используются новые места ее эксплуатации. Все это, естественно, требует изменений в составе, фактуре обмундирования. Существует много нюансов.

Военная зарплата к 2012 году

РГ: Читателей интересует, будут ли индексироваться военные пенсии.

Сердюков: Обязательно. Военные пенсионеры обездоленными не окажутся. С 1 августа их выплаты увеличим на 8,5 процента. Механизм давно запущен: как только пересчет идет у военнослужащих, тут же автоматически пересчитывается пенсия и военным. Все это сохранится и впредь.

РГ: А планируете ли поднимать оплату труда действующих военнослужащих?

Сердюков: При нынешнем уровне денежного довольствия о престижности и конкурентоспособности военных специальностей говорить не приходится. Для нас это достаточно серьезная задача, которую все время приходится решать.

Даже деньги, которые сейчас выделены на премии лучшим офицерам...

РГ: Сто миллиардов рублей?

Сердюков: Да, на три года. Эта формула тоже была принята потому, что просто иначе не решается. Предлагалось отложить вопрос до лучших времен. Но советовать людям подождать до лучших времен - значит фактически их обманывать.

Лучшие времена, к сожалению, не пришли, а, наоборот, ушли.

РГ: И в чем была ваша идея?

Сердюков: Изначально она заключалась в том, чтобы попытаться самим, с одной стороны, максимально ужаться, четко просчитать минимальную потребность в офицерах. Потому что у нас, к сожалению, все управленческие структуры раздуты. Особенно здесь, в Москве. Придумываются должности, части, какие-то специальности. В итоге, если взять центральный аппарат министерства обороны, он больше любого военного округа - вместе с солдатами.

РГ: Почему?

Сердюков: Потому что в Москве платят больше. В свое время нельзя было офицера из части сюда пригласить: не ехали, потому что теряли в деньгах. Тогда придумали надбавки. Естественно, все пожелали переехать в столицу, а в войсках никого не осталось.

Мы все время мучаемся от безденежья. И потому было предложено: мы сокращаем количество офицерских должностей, а государство, насколько выдержит бюджет, идет навстречу, повышая уровень денежного довольствия до того, который соответствовал бы статусу офицера.

Это с одной стороны. С другой - надо стимулировать военнослужащих, в первую очередь в частях постоянной готовности. То есть ты сможешь получать эти деньги только при условии, что служишь там.

Кроме того, нужно ликвидировать перекос среди управленческого звена и тех, кто непосредственно выходит в море, летает, несет боевое дежурство. За такую службу, конечно, должна быть соответствующая компенсация.

РГ: То есть речь о новой системе денежного содержания?

Сердюков: Именно так. Вопрос финансирования армии рассматривался на заседании Совета безопасности. Тем президент дал поручение в ближайшее время представить концепцию, а затем проект закона по новой системе денежного содержания военнослужащих. Она должна появиться к 2012 году. При ее создании постараемся учесть различные факторы. В частности, социальный пакет. Если военнослужащий будет им пользоваться, значит, ему станут платить несколько меньше. Если откажется от соцпакета - побольше. В итоге человек будет вправе сам выбирать - ехать в отпуск в военный санаторий или, допустим, в Египет. Сейчас у него такого права нет.

РГ: Недавно по радио один из бывших военных рассказал, что командир расчета "Тополей" получает меньше, чем водитель троллейбуса в Москве. Есть ли дисбаланс в оплате гражданского и военного специалиста?

Сердюков: Конечно.

РГ: Но ведь это недопустимые вещи!

Сердюков: Если боевой летчик получает 20 тысяч рублей, а обычный, который работает в гражданской авиации, далеко за сотню, есть дисбаланс?

Потому мы не можем удержать в армии специалистов, особо востребованных на "гражданке". Даже с солдатами-контрактниками проблема. Как ими укомплектовать части, если максимум, что профессиональный солдат, скажем, водитель, заработает в армии, это 8-12 тысяч рублей. А в той же Москве и в Подмосковье водитель автобуса о зарплате меньше 25 тысяч рублей просто разговаривать не станет.

Все эти "разрывы" как раз и подталкивают к тому, что мы должны найти механизмы, как платить. Объем уменьшим, но надо платить именно те деньги, за которые люди были согласны служить. И не только в столице.

РГ: Кризис вынудил вас пересмотреть некоторые статьи оборонного бюджета. Какие?

Сердюков: Нам пришлось перетряхнуть буквально все статьи. Понять, что мы можем пока отложить, на что уменьшить расходы. Это была серьезная работа.

Сокращения ассигнований не избежали ведомственные целевые и даже федеральные программы, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, закупки.

РГ: А есть что-то, чего нельзя трогать по определению?

Сердюков: Все, что касается сил ядерного сдерживания. Это все осталось. Там практически ничего не трогали - ни науку, ни опытные образцы, ни тем более непосредственно модернизацию, заказы. Все это было и остается приоритетом. И, наверное, при любых обстоятельствах не станем подвергать какому-либо сокращению расходы, связанные с выплатами личному составу, ассигнования на жилищное обеспечение.

РГ: Расходы на военную ипотеку срезали?

Сердюков: Нет.

РГ: И не планируете?

Сердюков: Нет. Более того, пересматривая бюджет, часть высвобождаемых средств направим на стройку и покупку квартир. Президент поставил задачу предоставить военнослужащим 45 тысяч квартир, и мы обязаны ее выполнить. Купить либо построить.

РГ: Большие надежды были на доходы от распродажи земли и военных объектов. Оправдались ли они?

Сердюков: Это не самоцель. Изначально такой задачи и не ставилось. К сожалению, вокруг этой темы очень много шума. Но мы не бежим, сломя голову, и к вопросу подходим деликатно. В прошлом году продали два объекта, в этом году высвободили порядка 8-10 и готовим их к аукциону. Правда, сейчас рынок недвижимости несколько упал. Но мы все равно будем освобождаться от лишнего. В некоторых случаях это реальное обременение: объект ненужный, а его надо содержать, охранять.

Что же до полученных от реализации средств, то в первую очередь они идут на жилье.

Проверка слуха

РГ: Анатолий Эдуардович, хотим проверить, как у вас со слухом. У нас в газете есть такая рубрика - "Проверка слуха". Подтвердите или опровергнете, что...

- ...военных пенсионеров, как пишут некоторые СМИ, лишат медицинских и других льгот?

Сердюков: Неправда. Никто ветеранов и военных пенсионеров обижать не будет. Существующая для них система льгот остается без изменений.

- ...воевавшим в Южной Осетии солдатам и офицерам не выплатили командировочные?

Сердюков: У нас была некоторая задержка, потому что эти средства не запланировали в бюджете. Но сейчас с долгами практически рассчитались. Теперь решаем вопрос с деньгами для тех, кто сейчас служит в Южной Осетии.

- ...замминистра обороны по финансово-экономической работе Любовь Куделина уволена из военного ведомства, по сообщениям некоторых СМИ, за серьезные недостатки в работе?

Сердюков: С поста замминистра она ушла по собственному желанию. Но осталась в минобороны моим советником по финансовым вопросам.

- ...переезд Главного штаба ВМФ в Санкт -Петербург, опять же по сообщениям СМИ, тормозится из-за нехватки средств и нежелания адмиралов уезжать из Москвы?

Сердюков: Ни то, ни другое. Переезд не тормозится, все осуществляется в плановом порядке. Никто не собирался переводить Главный штаб ВМФ за месяц. Идет подготовка, приводятся в порядок помещения и здания. Командование Ленинградской военной морской базы уже переехало к новому месту.

- ...Россия закупила у Израиля беспилотники, потому что наша промышленность не умеет их делать?

Сердюков: Правда, что сделка - в стадии оформления. Есть контракт, мы проплатили аванс и в ближайшее время получим небольшую партию. Пошли на это, чтобы изучить опыт зарубежных производителей, понять, как вообще развивается это направление, особенно по легким и средним летательным аппаратам. Лучшие они или нет, выясним после эксплуатации.

- ...к неудачным стартам "Булавы" причастны американцы, мешающие пускам новейшими средствами радиоэлектронной борьбы с баз на Аляске, в Северной Европе и Гренландии?

Сердюков: Принятие на вооружение любой ракеты - сложный и, к сожалению, не такой быстрый период. "Булава" не исключение. Все остальные ракеты также проходили серьезные испытания, не избежав неудач и ошибок. А американцы к этому никакого отношения не имеют.

- ...военный аэродром в Кубинке пустят с торгов, а пилотажные группы "Русские витязи" и "Стрижи" переведут в Липецк?

Сердюков: Кубинка как была, так и будет военным аэродромом. Мы собираемся провести ряд работ по его улучшению. И пилотажные группы должны там остаться. Другое дело, что практически любой военный аэродром может использоваться как объект двойного назначения. Если появятся какие-то серьезные предложения со стороны бизнеса, мы готовы рассматривать их в части совместной эксплуатации. У нас, кстати, многие аэродромы сейчас так эксплуатируются - в Анапе, Новосибирске, Петропавловске-Камчатском, Владивостоке и т.д.

Продолжение интервью с министром обороны читайте в ежедневной "Российской газете" во вторник, 12 мая.

P.S.

Гвоздем авиашоу на Красной площади станет имитация дозаправки стратегического бомбардировщика Ту-95МС от воздушного танкера Ил-78. У "дальников" эта операция сродни высшему пилотажу. Впрочем, все, что покажут летчики в День Победы, под силу только асам. По сравнению с прошлым годом количество техники увеличили почти вдвое - до 69 самолетов и вертолетов. Зрители увидят Ту-160 "Белый лебедь", самый крупный в мире транспортный Ан-124 "Руслан", полюбуются групповым пилотажем "Русских витязей" и "Стрижей" - девятка истребителей Су-27 и МиГ-29 пройдет над ГУМом на высоте 300 метров.