12.05.2009 04:00
    Рубрика:

    Елена Курицына - о новом законопроекте, защищающем права и интересы облигационеров

    Но обеспечат правовую защиту предприятиям, у которых есть шанс выжить

    В настоящее время в правительстве находится законопроект, защищающий права и законные интересы облигационеров. Законодательное закрепление этого института позволит в какой-то степени избежать дефолты и неисполнение обязательств.

    О механизмах работы нового законопроекта "РБГ" ведет разговор с заместителем руководителя Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) Еленой Курицыной.

    - Случается, что среди держателей облигаций представлены разные типы кредиторов - пенсионные фонды, ПИФы, страховые компании, частные лица. И понятно, что в силу институциональных особенностей у них могут быть различные интересы, взять хотя бы реструктуризацию долга. Как реализовать различные интересы, если позиция кредиторов должна быть единой?

    - Я не вижу никаких принципиальных ограничений для получения различных условий реструктуризации разными типами кредиторов. Реструктуризация - это длительный и сложный процесс, и, возможно, у эмитента будет возможность выпустить, допустим, несколько траншей нового облигационного займа с различным обеспечением, с различными сроками погашения. В этом случае каждый инвестор сможет подобрать себе условия по вкусу.

    Дело в том, что общее собрание облигационеров не определяет единственную возможную форму реализации той же реструктуризации - это уже предмет переговоров. Общее собрание же принимает концептуальное решение, будут ли вообще кредиторы говорить с данным эмитентом о том, чтобы что-то реструктурировать, или, допустим, они предпочтут идти в суд и решат немедленно накладывать аресты на все его счета и требовать возмещения убытков.

    - Собрание акционеров должно объединять держателей всех выпусков облигаций данного эмитента?

    - Нет, наоборот, собрание облигационеров принимает решения по конкретному выпуску. Здесь как раз объединение невозможно - у эмитента могут быть разные выпуски, они могут иметь разные сроки погашения, разное обеспечение. И вполне возможна ситуация, когда владельцы одного выпуска или транша посчитают, что смогут получить свои деньги, другого - что им уже ничего не достанется. Соответственно и решения соответствующих собраний облигационеров могут быть различными.

    - Какими будут дополнительные механизмы защиты держателей финансового инструмента - облигаций?

    - В первую очередь это вопросы, связанные с раскрытием информации, - именно в силу размытости круга потенциальных кредиторов при публичном заимствовании. Потенциальные кредиторы должны иметь возможность получать информацию о том, что происходит у заемщика на постоянной основе.

    - Но может же быть, что у компании много мелких кредиторов, причем необязательно они являются держателями облигаций?

    - ФСФР может регулировать только то, что находится в сфере ее полномочий. Мы не можем регулировать любые гражданские правовые отношения хозяйственного общества с любыми его кредиторами - здесь, конечно, действуют обычные положения гражданского права и в принципе никто не запрещает собираться любым кредиторам, чтобы обсудить положение дел у их должника. Мы же просто хотим выстроить систему, позволяющую добиться того, чтобы, с одной стороны, эмитент не мог отказать держателям его облигаций, а с другой - чтобы эти лица могли принять единое комплексное решение по вопросу своего взаимодействия с эмитентом. Главное, на что направлена эта схема - поиски выхода из проблемных ситуаций, но в принципе возможно принятие решений собранием облигационеров и по иным вопросам, не связанным напрямую с дефолтом или неисполнением обязательств эмитентом.

    Сейчас, как мы видим, заемщики зачастую неохотно идут на переговоры с держателями облигаций. Поскольку сохраняется возможность, что эмитент договорится с крупным пулом своих кредиторов-держателей облигаций о реструктуризации, договорится о возможных дальнейших перспективах, но при этом держатель одной-единственной облигации стоимостью 1000 руб. пойдет в суд и будет требовать применения обеспечительных мер, взысканий и т. д.

    - Если эмитент сам или через подставную структуру скупит половину выпуска на рынке, а потом простит себе этот долг. Какие существуют механизмы защиты от подобного рода действий?

    - Во-первых, речь о "прощении долга" не идет. Может быть принято только взаимоприемлемое конструктивное решение. Во-вторых, законопроект не предоставляет право голоса на собрании по облигациям, выкупленным эмитентом, его аффилированными структурами, организаторам выпуска. Возможно, стоит подумать о каких-либо дополнительных механизмах защиты мелких держателей облигаций. Но не стоит забывать и о том, что в ситуации, когда на первый план выходит стабилизация экономики в целом, приходится учитывать в первую очередь все-таки именно интересы экономики страны и крупнейших производственных предприятий, которые находятся в сложном финансовом положении. Очевидно, что подобного рода балансы интересов должен разграничивать законодатель, потому что именно законодатель определяет, что в текущий момент полезнее и ценнее для дальнейшего развития. Наступит ситуация, когда такая необходимость отпадет или когда будет понятно, что нужно сдвигать этот баланс в пользу розничных держателей облигаций - в пользу того, чтобы любой кредитор имел возможность принимать то решение, которое ему нужно, - значит, будет некий пересмотр законодательства. В текущем варианте, как нам представляется, важнее сохранить стабильность тех предприятий, которые потенциально могут выжить. Мы не говорим при этом о предприятиях, которые пользуются ситуацией и предпринимают некие не совсем корректные шаги.

    - Как их отличить? Это прописано в законе?

    - Напрямую - нет. Если брать тот пример, который вы приводили, если эмитент сам на себя выкупит облигации, очевидно, что он не будет принимать участия в собрании облигационеров. Понятно, что облигации скупит ООО "Ромашка", а недобросовестный эмитент постарается, чтобы это ООО не было с ним аффилировано. Поэтому я соглашусь, что можно подумать, какие дополнительные механизмы и способы защиты держателей облигаций стоит предусмотреть. Возможно, стоит обсудить введение квалифицированного большинства голосов при решении самых серьезных вопросов. Вместе с тем понятно, что положение нормально работающего предприятия определяется его взаимоотношениями с крупнейшими кредиторами.

    - Если представитель вышел за рамки своих полномочий или подписал соглашение, невыгодное акционерам?

    - Законодательством определены те действия, которые представитель может предпринимать самостоятельно, и те ситуации, в которых он обязан собрать собрание и действовать дальше уже в соответствии с решением собрания. Другой вопрос: а что будет, если опять же формально не аффилированный с эмитентом представитель по той или иной причине окажется его интересантом? Такое действительно случается на рынке, причем не только на нашем. Поэтому в законе предусмотрена имущественная ответственность представителя облигационеров перед держателями облигаций в случае неадекватного исполнения его обязанностей перед ними.

    - Решения собраний облигационеров будут фиксироваться ФСФР?

    - Я думаю, что, как и в случае с общим собранием акционеров и решениями совета директоров, соответствующая информация будет раскрываться публично.