Новости

12.05.2009 01:00
Рубрика: Культура

Гергиев ковчег

Восьмой Московский Пасхальный фестиваль завершен

Двумя симфоническими концертами из произведений русских композиторов - Чайковского и Мусоргского - на Поклонной горе и Прокофьева, Шостаковича, Щедрина - в Доме музыки Валерий Гергиев с оркестром Мариинского театра завершили в День Победы трехнедельный марафон Пасхального фестиваля.

В кризисных условиях от любого проекта стабильности ждать трудно, но вопреки реальности Пасхальному фестивалю удалось пока сохранить свой формат. За три недели - сто концертов классической музыки в 28 городах России, гастроли хоров из разных стран, колокольные звоны на улицах, турне на поезде Мариинского оркестра с Валерием Гергиевым по восьми городам - в Татарстан, на Урал, по центру и северу России, спецпроект - пасхальный визит в столицу Армении.

Государству фестивальные траектории обошлись в треть своего реального бюджета, составившего 152,5 миллиона рублей: остальные вложения сделали московское правительство и финансовые партнеры. Экономить пришлось наглядно: оркестр Гергиева путешествовал по городам, практически не выходя из железнодорожных вагонов. Как заметил Гергиев, кому нужны при нынешней ситуации гастроли, если оркестр, проехав пятнадцать часов на поезде, по двадцать часов будет отдыхать в гостинице и играть один концерт? При таких условиях симфоническая программа не делала никаких уступок ни оркестрантам, ни, кстати, публике: за три недели сыграли в Москве и регионах целый корпус сложнейших партитур - мировую премьеру "Симфонического диптиха" Щедрина и его же Концерты для трубы и фортепиано (Пятый) с оркестром, симфонии Рахманинова, Сибелиуса, Малера, Шостаковича, Чайковского, российские премьеры опер "Замок герцога Синяя Борода" Бартока на венгерском языке и "Коляски" Вячеслава Круглика (часть спецпроекта Мариинки "Гоголиада" к юбилею классика), премьеру "Свадьбы Фигаро" Моцарта на русском языке и акты из опер "Сказание о невидимом граде Китеже", "Парсифаль", балет Стравинского "Петрушка" и "Болеро" Равеля, Концерты для скрипки с оркестром Шенберга и Шостаковича.

Даже вне условий многодневного транзита исполнить подобную программу в течение трех недель реально трудно, но на Пасхальном случались даже интерпретационные прорывы - в феноменальном по балансу звуковой суггестии бартоковском "Герцоге", в трагедийном масштабе Второй симфонии Рахманинова, в концентрированной скорби скрипки Сергея Хачатряна и грандиозном, напористом гротеске оркестра в Концерте Шостаковича. Проблемой стал тот мозговой штурм, который Гергиев устроил самим выбором программ, загружая публику трех-четырехчасовыми марафонами современных и малознакомых сочинений. Даже в Беломорске в районном Доме культуры, где жители впервые увидели живой симфонический оркестр, со сцены звучала не популярная классика, а эпическая симфония Сибелиуса. В этом, возможно, содержалась реальная попытка атаковать специфическую российскую ситуацию, где на фоне многолетнего победительного шквала попсы в профессиональной среде академической музыки выросло целое поколение "лишних" композиторов и исполнителей, творчество которых не интересно публике, поскольку вкусы даже в филармонической аудитории формируются на репертуаре шлягерной классики.

Эта тема оказалась актуальной и для Армении, где оркестр Мариинки оказался впервые, а Гергиев - спустя почти тридцать лет после работы с Государственным симфоническим оркестром Армении. Битком набитый зал возбужденно переживал свою причастность к "живому действу" культуры: на концертах присутствовали композиторы, давно зачисленные в разряд классиков, - почти девяностолетние Александр Арутюнян и Эдвард Мирзоян, Родион Щедрин и Майя Плисецкая, специально прибывшие в Ереван с Гергиевым. О том, что Пасхальному проекту в Армении придали государственное значение, свидетельствовало присутствие в ложе президента Армении Сержа Саргсяна, наградившего в тот же день Гергиева орденом Святого Месропа Маштоца за вклад в развитие армяно-российских культурных связей. Именно сегодня в Армении наступило время для восстановления культурных разрывов.

Именно в этом контексте появился в Ереване подарок Большого театра - балет Арама Хачатуряна "Спартак" в постановке Юрия Григоровича на сцене Театра оперы и балета. Премьера "Спартака" совпала с Пасхальными концертами Мариинки, и в один день в Ереванском аэропорту приземлились два самолета - с Гергиевым и с командой из Большого театра.

На Пасхальные концерты в Ереван слетелись солисты - Денис Мацуев (Пятый концерт Щедрина), скрипач Сергей Хачатрян (Первый концерт Шостаковича), пианист Сергей Бабаян (Третий концерт Прокофьева). В программе первого вечера прозвучала музыка Вагнера, Малера, Прокофьева, Чайковского. Второй концерт превратился в парад современных композиторов: Александра Арутюняна (Праздничная увертюра), Эдварда Мирзояна (Симфония для струнных и литавр), Родиона Щедрина (Пятый фортепианный концерт).

Гибкую, танцевально-песенную "Праздничную увертюру" Гергиев исполнил как сверкающее фанфарное сочинение - не "ковер узоров", а плотный оркестровый монолит, пронизанный прозрачными "жилками" соло гобоя и кларнета. В Симфонии Мирзояна сделал акценты, сближающие ее с трагическими коллизиями Шостаковича: вихревой рой струнных и непрерывный страшный пульс литавр, сочетание скорбной пассакалии и приподнятых тутти, жемчужное звучание скрипок и громоподобные, сотрясающие раскаты всего оркестра. В Концерте Щедрина солировал Мацуев, семь лет назад впервые сыгравший это произведение в Москве. Возможно, этот Концерт в самом выгодном свете проявил его пианистическую манеру, требуя колоссальной физической выносливости, почти механистической виртуозности и владения резко контрастной динамикой. Как заметил сам Мацуев, Щедрин устроил здесь намеренную экзекуцию над пианистом, и надо прилагать огромные усилия, чтобы добиться эффекта. Финал - по сути, современное болеро с "разламыванием" рояля в конце. Этого эффекта "конца музыки" Мацуев убедительно и достиг.

В Ереване Гергиев также провел мастер-класс в консерватории с Молодежным оркестром Армении (дирижер Сергей Смбатян). Несколько музыкантов из состава оркестра вечером заняли место у пультов Мариинского оркестра на исполнении симфонии Мирзояна, а весь коллектив получил приглашение выступить в Концертном зале Мариинки. Именно эту миссию - наводить мосты между странами и людьми посредством классической музыки - Гергиев сформулировал на заключительной пресс-конференции в Московском Доме музыки 9 мая, заявив, что следующий, девятый Московский Пасхальный фестиваль доберется уже до Минска, Киева и Казахстана.

Культура Музыка Московский Пасхальный фестиваль Классика с Ириной Муравьевой