Новости

14.05.2009 02:00
Рубрика: Экономика

Почем телка для народа

Решить проблемы отечественного молочного производства можно только срочными субсидиями

Мировая практика доказала, что собственное сельское хозяйство необходимо для того, чтобы страна чувствовала себя уверенно, независимо, считает первый заместитель председателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам Айрат Хайруллин. О том, как решаются проблемы в самой капиталоемкой области сельского хозяйства - молочном животноводстве, Айрат Хайруллин беседует с обозревателем "РГ".

Возродить в стране молочное производство должен был нацпроект "Развитие АПК", принятый в 2005 году. Федеральный центр субсидировал сельхозпроизводителям две трети процентной ставки по кредиту, оставшуюся часть должны были добавить местные власти. Выполняются ли планы?

Федеральный центр очень четко выполнял свои обязательства, а субъекты Федерации участвовали мало где и практически везде не в полном объеме. Но нацпроект в любом случае дал серьезный толчок развитию сельского хозяйства.

Мало того, что коров в стране в два с половиной раза меньше, чем после Великой Отечественной войны. Так и племенная работа долгие годы не велась. Неужели молочное производство обречено?

Долгое время велись жаркие споры, нужно ли покупать скот за границей. У нас есть примеры успешной селекционной работы. Племенной работой занимаются большие научно-исследовательские институты. Но чтобы от плохой коровы (две тысячи литров молока в год) добиться приплода с хорошими данными (шесть тысяч литров молока) - на это уйдет десять лет. Нужно четыре цикла. Для начала нужно закупить семенной материал быка-улучшителя, получить телочку, для которой также подобрать хорошего быка. На этом лучше не экономить! Одна спермодоза от российского быка стоит 15-20 руб лей, но результат, как в спортлото. Высококачественный материал от импортного производителя - 216. Тогда родится хорошая телка. Та, у которой мама дает до 13 тысяч литров молока в год и стоит восемьдесят тысяч рублей. В стране есть центры, где содержат купленных за рубежом дорогих быков. Но должны пройти годы, чтобы узнать, улучшил ли породу тот или иной бык, прибавляется ли молока у его внучек и правнучек. Такие генетические центры рискуют, порой им приходится уничтожать накопленный за пять лет материал. Это огромные затраты. И лотерея.

Говорят, что молочное животноводство - самая тяжелая отрасль в сельском хозяйстве.

Я бы сказал, самая капиталоемкая. Но и она поддается расчетам. Первую прибыль по молоку начинают получать, когда внучка купленной коровы начинает давать молоко. Если вы закупите нетель - беременную телку, то теленочек появится лишь спустя девять месяцев. Мечта любого фермера, чтобы в 13-15 месяцев телочку случили. В два с половиной - три года она рожает теленка и начинает давать молоко. От рождения телочки до получения молока проходит до трех лет. То есть спустя только 9 лет вы получаете прибыль.

Конечно, молочное производство не сравнить с затратами на свинофермы или производством птицы. Сравните: одна свиноматка дважды в год приносит по 11-12 поросят. За 6 месяцев поросенок достигает убойного веса - 115 кг. Получается, что одна свиноматка за год дает 2,5 тонны мяса. Цыпленок вылупился, и через 42 дня охлажденная тушка курицы поступает на прилавок.

Сколько стоит построить мегаферму на пять тысяч коров?

Порядка 500-600 млн рублей. Но в стоимости молока эти затраты - лишь три рубля. А вот покупка коровы - уже шесть рублей в каждом проданном литре. Себестоимость продукта - 15-16 рублей за литр. Эта цена обеспечивает работникам фермы (500 человек) регулярную зарплату в 6000 рублей. Если продавать молока больше, то и зарплата выше - достигает 8000 рублей. В семьях животноводов появляются вторые и третьи дети. При зарплате в 10 тысяч рублей в деревне начинается настоящий расцвет, молодежь возвращается из городов, строят новые дома. Знаю это не понаслышке. Так происходит сейчас в Алькеевском районе Татарстана. Каждый год туда прибывает тысяча человек, убежавших раньше из села от тяжелой жизни. Ведь еще лет пять назад родители резали коров, отдавали деньги детям и отправляли их в город с напутствием никогда назад не возвращаться. Схожая ситуация в Ульяновской области, где на заброшенных землях построили самую большую в мире мегаферму, где у работников высокие заработки. Производимое там молоко такого хорошего качества, что полностью идет на изготовление детского молочного питания. А когда молоко привозят на молокозаводы в Москву, Самару, Нижний Новгород, Пермь, Башкирию, машину для разгрузки принимают вне всякой очереди.

Вы сказали, что себестоимость молока - 16 рублей. А мы в магазине покупаем пакет молока за 40-45 рублей. Почему такая наценка?

Вы лучше спросите, сколько в этом пакете собственно молока? Если даже перерабатывающий молочный завод купит литр молока по той цене, которая закроет себестоимость даже без прибыли, а это не менее 16 рублей за литр, не забывайте: с фермы молоко поступает более обогащенное жирами и белками, нежели вы приобретаете в магазине. На заводе снимают лишний жир, белок для производства сметаны, мороженого. Далее - начинаются фокусы производителя. Из фермерского жирностью 4% литра делают 1,6 литра молока жирностью 2,5%. Так что в купленном вами литре молока за 45 рублей собственно молока на 13,5 рубля. Но, к сожалению, сегодня молоко закупают не за 16 рублей, а в лучшем случае за 13 рублей за литр, поэтому с каждого литра молока сельхозпредприятие получает в лучшем случае всего 8-10 рублей.

Доходы и маржа в реализации и переработке незаслуженно больше, чем в производстве. Существует монополия на закупку. Роль монополиста играют переработчики. В затратах переработчика есть обязательный рекламный бюджет, огромные зарплаты топ-менеджеров. Но даже и они сильно страдают от торговых сетей. Торговцы требуют от переработчика всевозможные ретробонусы, деньги за всевозможные маркетинговые акции. Хотя и в бизнесе розничной сети есть свои проблемы. К примеру, огромные арендные ставки. В среднем 500 долларов за квадратный метр в год. Отсюда и высокая цена на пакет молока. Все это, к сожалению, свидетельствует о том, что у нас неправильно действуют законы экономики.

С нового года на молоко на два-три рубля снизили закупочную цену...

Меня это как раз очень беспокоит. Все сельхозпроизводители молока начали работать себе в убыток. Мы понимаем, что пройдет какое-то время и начнут опять резать коров, молоко станет дефицитным товаром. Молоко дешевеет, мясо дорожает... Мы это уже проходили в начале девяностых. Никто же не будет работать себе в убыток, и мы боимся, что через некоторое время фермеры подадутся в город на заработки.

Не секрет, что молоко, произведенное в личных и фермерских хозяйствах, рынком не востребовано. Магазины предпочитают с частниками не связываться. Как фермеру сбыть продукт? Стоит ли привлекать народ в малый и средний бизнес на селе?

По моему убеждению, даже ферма на 1000 голов не окупится никогда. Тот, кто построит ферму без поддержки региона, сразу станет банкротом. Для того чтобы получить прибыль хотя бы через 15 лет, цена на литр молока должна быть выше 16 руб лей за литр уже сегодня. Как правило, личные подсобные хозяйства имеют по одной-две коровы. Излишки молока ежедневно продают сборщикам. Молоко в бидонах низкого качества, очень часто разбавлено водой. Таких производителей молока, использующих технологию доения в ведра, с каждым годом становится все меньше. В большинстве случаев работники таких ферм живут своим натуральным хозяйством, воруя с работы корма для своих домашних животных. До 80% их зарплаты - натуроплата. Средний возраст работников уже достиг или превысил 50 лет. Дети выросли и уже перебрались в города. Подрастающей замены нет. И перспектив тоже.

Что же нужно предпринять для кардинального изменения ситуации?

Принять закон "О торговле". Там должны быть оговорены предельные наценки, критерии о доминировании. Необходимо выравнять возможности различных торговых сетей на рынке, запретить скрытые поборы за то, что та или иная продукция представлена в магазине. Надо определить правила игры. В любом случае производители того же молока должны получать денег не меньше, чем затратили на производство. Тогда возможно наращивать производство, замещая импорт продовольствия.

Что нужно сделать в регионах?

Главное - софинансировать покупку коров. Второе - компенсировать затраты на инженерные коммуникации - дороги, электричество, газ. Это же функции государства, а не бизнеса.

А в регионах есть на все это деньги?

Муниципалитеты должны быть дееспособными. Местные советы имеют свои налоговые базы, которые должны состоять не только из трансфертов из регионального или федерального бюджетов. У рачительного хозяина деньги всегда есть. Что сегодня представляет собой сельский муниципалитет? Три миллиона - годовой бюджет, из которого триста тысяч - собственные доходы, 2,7 миллиона государство компенсирует из собственного кармана. Это же нахлебники!

Там, где построены мегафермы, птицефабрики, свинофермы, налогов только по зарплате и на землю - два годовых бюджета. Создав рабочие места и налогооблагаемую базу, выигрывает и муниципалитет.

Единственный способ спасти отрасль от диспаритета цен, который сложился в экономике, - субсидировать. Для этого нужна политическая воля. Это очень хорошо понимают не только в странах Евросоюза, где на гектар пашни приходится субсидий на 360 евро, но и, к примеру, в соседней Белоруссии, где еще два года назад сельское хозяйство получало поддержки в два раза больше, чем в России, масса преимуществ местных сельхозтоваропроизводителей привела к тому, что все полки российских магазинов забиты белорусским продовольствием. В той же Европе найти землю в аренду дешевле чем 500 евро в год нереально. У нас же за 23 тысячи рублей можно не арендовать, а купить десять гектаров земли.

Экономика АПК