Новости

14.05.2009 05:00
Рубрика: Экономика

Спорим на деньги

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

О том, почему влиятельные бизнесмены едут судиться в столицу и как их судят, беседуют Леонид Якубович и председатель Московского арбитражного суда Олег Свириденко.

О суде, о женщинах, о кризисе

Леонид Якубович: Олег Михайлович, вы какой вуз оканчивали?

Олег Свириденко: МГУ, юридический факультет.

Якубович: Есть ли в институтах специальные направления, где готовили бы юристов конкретно для работы в арбитражном суде?

Свириденко: Нет, мы получаем классическое юридическое образование. И в этом, я считаю, большой плюс, ведь полноценное образование в области права дает студенту широкий выбор. В период обучения невозможно вот так уверенно сказать - этот студент станет судьей. Судья - это высший пилотаж, пик профессиональной карьеры юриста.

Якубович: То есть, чтобы стать судьей, существуют и дополнительные требования?

Свириденко: Судья должен не только обладать навыками и знаниями, но и иметь определенный жизненный опыт. Кроме того, помимо профильного образования необходим еще и стаж по юридической специальности не менее пяти лет. Я, например, начинал с должности следователя, работал в прокуратуре Севастопольского района города Москвы.

Якубович: Насколько я знаю, арбитражные суды рассматривают имущественные, экономические споры. Значит, судьи должны иметь и дополнительную квалификацию, может быть, экономическую?

Свириденко: Это не помешает, но и не является обязательным. У суда есть возможность сделать запрос в любую организацию, государственный орган, уточнить информацию, точку зрения экспертов. Судье нужно уметь получать и анализировать информацию.

Якубович: Я заметил, что подавляющее большинство судей - представительницы прекрасной половины человечества. К кому стороны, приходя в суд, стремятся попасть - к судье-мужчине или судье-женщине?

Свириденко: От желания сторон это не зависит - распределение дел ведется исключительно в автоматизированном режиме. В процентном соотношении женщин в нашем суде действительно больше, чем мужчин. С моей точки зрения, арбитражное правосудие у нас сформировалось и сохранилось благодаря судьям-женщинам.

Кстати, строительство нового здания суда также прошло не без женского участия. Мой бывший первый заместитель, Валерия Борисовна Адамова, на днях назначенная председателем Федерального арбитражного суда Московского округа, приложила много усилий к его созданию.

Якубович: Как кризис влияет на работу суда?

Свириденко: Можно сравнить: в 2007 году было рассмотрено 72 тысячи дел. В 2008-м поступило уже более 96 тысяч дел. Я думаю, в нынешнем году мы можем перешагнуть цифру в 150 тысяч. Нагрузка равномерно поднялась по всем направлениям: земельные споры, интеллектуальные, банковские, акционерные. Почти на 70 процентов выросло число споров бизнесменов между собой, а процессы, где бизнес выясняет отношения с государством, сократились.

Якубович: По арбитражным делам, если верить СМИ, 70 или 80 процентов всех дел в России рассматривает именно Московский арбитражный суд?

Свириденко: По итогам 2008 года на столичный арбитраж пришлось лишь около 9 процентов поданных во все арбитражные суды страны исковых заявлений. СМИ пишут о том, что в нашем суде рассматриваются дела, связанные с более чем 70 процентами инвестиций в российскую экономику. Крупнейшие компании зарегистрированы в Москве, и споры происходят здесь.

Якубович: 70 процентов всех денег - это очень серьезно. Думаю, возникни у сторон сомнения относительно компетентности или честности, они нашли бы способы "посудиться" где-то еще.

Свириденко: Мне сложно комментировать логику действий сторон. Объективно - в прошлом году в округе зафиксировано на 1700 жалоб на решения меньше, чем за 2007-й. Значит, решения суда стали более предсказуемыми, а практика - стабильной.

Якубович: Вы рассматриваете только дела, связанные с Москвой - как столичный по своему статусу суд?

Свириденко: К сожалению, у истца и ответчика есть возможность договориться о рассмотрении дела в Москве, даже если истец будет в Самаре, а ответчик в Новосибирске. Таких дел все больше.

Якубович: Почему к сожалению?

Свириденко: Потому что резко растет нагрузка на судей. За день судья рассматривает от 15 до 20 дел, поверьте, это очень много.

Якубович: А вы не можете сами регулировать эти процессы?

Свириденко: Если стороны прописали в договоре пункт о рассмотрении конкретного дела у нас, в Москве, мы должны с этим считаться. Это предусмотрено как исключительная договорная подсудность.

О нагрузке

Якубович: Есть ли способы снизить нагрузку - иначе вы захлебнетесь от этих региональных дел?

Свириденко: Это острый вопрос не только у нас. Председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов проводит большую работу по внедрению электронного правосудия. Также им обоснованно ставится вопрос об увеличении ставок госпошлины. Сегодня их сумма просто несерьезна по сравнению с теми издержками, которые несет государство при рассмотрении дел в первой, второй, а то и в третьей инстанциях. Глава ВАС поддержал и мою инициативу в отношении так называемых приказных дел, которые бесспорны, с нашей точки зрения. Такая практика существует в Европе, других странах мира.

Якубович: В чем суть этого предложения?

Свириденко: Скажем, я вам выдал кредит и подтверждаю это в суде договором и платежным поручением. Вы, предположим, не возвратили задолженность, так что налицо - долг. В чем тогда здесь спор? Его и нет, если не оспаривается законность кредитного договора. И суд выдает исполнительный лист на взыскание суммы кредиторской задолженности. Таких дел, бесспорных, сегодня мы рассматриваем более 30 процентов. Этот механизм позволил бы существенно снизить нагрузку.

Якубович: Логично.

Свириденко: Еще один способ уменьшить нагрузку - внести в Арбитражный процессуальный кодекс изменения, касающиеся выбора процедуры рассмотрения. Сегодня даже по сумме в 100 рублей назначаются собеседование, предварительное заседание и лишь затем, собственно, судебное заседание. А ведь каждая стадия - это время. Думаю, эти процедуры должны быть лишь по особым, знаковым делам. А по обычным у судьи должна быть возможность сразу назначить дело в судебное заседание.

Якубович: А может, стоит увеличить количество судей?

Свириденко: Простое увеличение судей ни к чему не приведет. А вот принятие закона о медиации, о котором говорят уже почти 3 года, изменения, касающиеся досудебных процедур и третейского судопроизводства, могут реально повлиять на нагрузку судей.

Новое здание и СМИ

Якубович: Вы сказали, что суд переезжает в новый дом. Довольны новым зданием?

Свириденко: Им нельзя быть недовольным. Оно соответствует самым высоким требованиям. Например, отделены судейская, служебная зона и зона для посетителей. Стороны и судьи встречаются только в зале заседаний. Предусмотрен упрощенный вход - достаточно предъявить паспорт в бюро пропусков, получить чип-код, пройти зону доступа, и можно спокойно посещать любой зал заседаний.

Якубович: Как вы относитесь к средствам массовой информации? Могут ли они способствовать работе арбитражного суда или наоборот?

Свириденко: С 2005 года, занимая должность председателя, я делаю все возможное, чтобы пресса получала достоверную и оперативную информацию. В новом здании имеется свой пресс-центр, планируются регулярные встречи руководства и президиума суда с журналистами. Сегодня в суде не существует проблемы доступа прессы в любой судебный процесс.

Якубович: Журналисты свободно присутствуют на слушаниях и имеют доступ к информации о процессах?

Свириденко: Конечно. Это принципиальная позиция. Как показывает практика, гласность и открытость судебного процесса - это лучшее средство, позволяющее судье избежать давления сторон. СМИ - наши союзники, они помогают нам работать.

Экономика Бизнес Крупные компании Власть Работа власти Госуправление Власть Работа власти Судебная система Проект "Юридическая неделя"