Новости

14.05.2009 02:00
Рубрика: Общество

Приказано жить

День Победы они отмечали в Гагарине и Москве, а в канун 65-летия освобождения Беларуси вновь соберутся в Бобруйске
Текст: Александр Емельяненков (Зеленоград - Бобруйск - Гагарин)

"Вальс на улице комдива" - под таким заголовком в выпуске "СОЮЗа" 25 декабря 2008 года были напечатаны заметки об удивительной дружбе и совместной работе ветеранов 354-й Калинковичской стрелковой дивизии с педагогами и учениками школы N 316 города Зеленограда.

После той публикации было много звонков, а из Пензенской области в адрес зеленоградской школы пришло письмо от жителя города Кузнецка Рафаэля Курмаева. Он напомнил, что именно в Кузнецке в сентябре-ноябре 1941 года под командованием полковника Дмитрия Алексеева формировался первый состав дивизии. Местных краеведов, по словам Курмаева, взволновало высказанное в статье предположение, что Неизвестный солдат, чьи останки захоронены у Кремлевской стены, вполне мог быть их земляком - одним из тех, кто в составе первого формирования 354-й стрелковой сдерживал атаки немцев у станции Крюково и очищал от врага полусожженные деревни на месте нынешнего Зеленограда.

"Статья стала предметом обсуждения среди местных краеведов, - сообщает автор письма. - Я сам увлекаюсь историей Великой Отечественной войны на уровне любителя. Мне сорок пять лет, и я работаю на предприятии юристом. У нас в городе есть улица, названная в честь дивизии. И нам, кузнечанам, дорога память о ее боевом пути, о бойцах, воевавших в дивизии..."

Заместитель директора школы Светлана Вострикова переслала письмо в газету и попутно сообщила, что ветераны дивизии, которые живут в Москве, приняли решение выехать на места боев 354-й дивизии в Смоленскую область, где прежде им бывать не доводилось. А ведь именно их дивизия одновременно с 36-й стрелковой бригадой, 19-й и 50-й дивизиями в январе 1942 года выбила немцев на этом направлении за пределы Московской области и начала освобождать первые смоленские деревни.

Шестого мая 2009-го фронтовики Николай Иванович Коляскин, Надежда Александровна Гришуткина и сын начштаба дивизии Виталий Николаевич Френкин ступили на мост через Москву-реку в центре деревни Пышково. На правом берегу еще сохранилось несколько зданий из красного кирпича - до войны и после здесь была сельская больница. А 25 января 1942 года сюда въехал штаб 354-й дивизии. О том, локальном в масштабах войны эпизоде, командующий Западным фронтом Г.К. Жуков 26 января докладывал Верховному главнокомандующему: "5-я армия вышла на фронт Долгое, Голышкино, Рачилово (16 км вост. Гжатска), Батюшково, Ивники и продолжает развивать наступление на Гжатск. За день частями армии занято 19 населенных пунктов".

Как хотелось верить тогда, что побитый под Москвой немец и дальше будет откатываться! А он стал окапываться. Стал строить снежные валы-преграды, натягивать колючую проволоку и сплошь минировать подходы к ней, превращать в неприступные огневые точки уцелевшие дома, строить доты на лесных опушках и у проселочных дорог. Поначалу отбить у немцев Гжатск, а заодно и деревню Клушино, где с матерью, сестрой и старшими братьями ютился в землянке семилетний Юра Гагарин, маршал Жуков намеревался в начале февраля. Потом, перегруппировав силы и подтянув фронтовые резервы, поставил новый срок - 3 марта 1942 года.

Увы, эти шестнадцать километров оставались непреодолимой полосой еще больше года. Самый восточный райцентр Смоленской области, что носит теперь имя первого космонавта, будет освобожден лишь 6 марта 43-го - через три дня после Ржева. И только 60 лет спустя, когда приоткроются военные архивы, станет ясно, что это была пресловутая "линия фюрера" - от Юхнова до Ржева, удерживать которую войскам вермахта было приказано любой ценой.

В бесконечных атаках на Груздево, Кострово, Клячино, в кровопролитных боях за Медведки, Лукьянцево, Долгинево и десятки других деревень, сохранившихся только на старых картах, полегли тысячи бойцов Красной Армии. Оказавшись в этих краях, ветераны дивизии в первый же день отправились к поисковикам, которые разбили лагерь в урочище Лукьянцево. Командир отряда "Рейд" Руслан Лукашов показал печальную жатву первых дней нынешней вахты: останки 27 погибших и четыре медальона. Содержимое двух дает надежду установить имена. Вполне может быть, что это бойцы все той же 354-й...

Масштабы потерь в дивизии зимой 42-го были просто огромны. Только за март из боевого состава выбыло 3472 человека, в том числе убитыми - 718 бойцов и командиров. На этом рубеже погибли командиры всех трех стрелковых полков - майоры А. Целембаев, И. Попов, А. Шекерун. В 1201-м стрелковом полку выбыли из строя все командиры батальонов.

В конце апреля обескровленную 354-ю отвели с переднего края для пополнения. Чтобы в начале августа поставить на острие удара в Погорело-Городищенской наступательной операции. А потом еще будут Ржев, Курская дуга, бои под Ямполем и Севском, освобождение Калинковичей и Бобруйска, стремительное наступление на Барановичи. За успешные бои в Белоруссии на знамени дивизии появились орден Красного Знамени и орден Суворова II степени.

РS

В конце июня в Бобруйск вновь приглашают фронтовиков, участвовавших в боевых действиях, чтобы вместе c ними отпраздновать 65-летие освобождения Белоруссии. Официальное приглашение пришло и в Совет ветеранов 354-й дивизии. Девятого мая, когда они по традиции собрались в столичном Парке культуры, после недолгого обсуждения постановили: "Приглашение из Бобруйска принимаем. И едем туда всем Советом. Ссылки на возраст и дачные заботы не принимаются".

Общество История День Победы