Новости

15.05.2009 03:00
Рубрика: Экономика

Порог банкрота

Какое предприятие можно признать несостоятельным

С начала года вступил в силу Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", который дает право и регионам участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве. Каковы новые возможности для местных властей и достаточны ли они? Об этом корреспондент "РГ" беседует с заместителем председателя правительства Московской области Петром Кацывом, возглавляющим межведомственную комиссию по делам о банкротстве.

Российская газета: Петр Дмитриевич, насколько в этом году увеличилось число предприятий-банкротов в Московской области?

Петр Кацыв: Существенно: если в 2008 году судебная процедура наблюдения вводилась в отношении 5-6 организаций в месяц, то в нынешнем - 30 и более. Впрочем, такая ситуация характерна и для других регионов. Рост тарифов на электроэнергию и газ, повышение процентных ставок по кредитам, а также налоги тяжелым бременем давят на производство. Понятно, что в таких условиях у работающих компаний могут накопиться долги. Однако число предприятий-банкротов в Подмосковье увеличилось в основном за счет уже давно не действующих фирм. В отношении них могла начаться процедура банкротства еще два года назад, но сейчас экономическая ситуация подстегнула их владельцев и кредиторов освободиться от лишнего.

РГ: При каких условиях предприятию может грозить смена собственника?

Кацыв: Арбитражный суд может начать производство по делу о банкротстве, если в течение трех месяцев не погашен долг в размере всего лишь 100 тысяч рублей. Думаю, что эта норма уже устарела. Для сравнения: в США долги фирмы должны составлять не меньше миллиона долларов и на их погашение дается пять месяцев. Есть необходимость и у нас повысить порог признаков несостоятельности предприятия, для этого необходима законодательная инициатива, над которой мы работаем. По нашему мнению, для организаций с внеоборотными активами более 50 миллионов рублей критическую отметку стоило бы поднять до 500 тысяч рублей, а срок погашения - до 5 месяцев. Это ограничило бы возможности дельцов и недобросовестных чиновников для формально неправомерного использования механизмов банкротства и передела собственности.

РГ: Вовремя оказанная поддержка от властей - и вопрос о смене собственника мог бы вообще не подниматься... Как областное правительство отслеживает ситуацию?

Кацыв: Межведомственная комиссия получает информацию о финансовом состоянии предприятий от их руководителей, от муниципальных властей, из других официальных источников. По закону мы обязаны участвовать в процессе профилактики и досудебной санации организаций-должников. Но если дело ушло в суд, то наши полномочия практически исчерпаны и мы не можем реально повлиять на распродажу предприятия по частям. В некоторых случаях это может грозить району или городу социальной и иногда экологической катастрофой. Например, в случае распродажи хладокомбината по частям. Поэтому мы и хотим предложить Государственной Думе внести новую поправку в федеральный закон, которая позволила бы региону участвовать не только "в процессе", но и в судебном деле. Мы обязаны защищать интересы населения, если они не совпадают с интересами предпринимателей, участвующих "в деле". Поэтому областному правительству необходимо представлять свою точку зрения непосредственно в судебном разбирательстве по делу о банкротстве. Иначе недружественные поглощения и рейдерские захваты предприятий, земель, производственных площадок могут разрушить экономическую систему любого региона.

РГ: Ваша комиссия может противодействовать случаям неправомерного банкротства?

Кацыв: В значительной мере... Комиссия ведет учет всех организаций области, особенно социально значимых, в отношении которых может быть начата процедура банкротства. Если мы замечаем, что растут долги по текущим выплатам и зарплате персоналу, искусственно наращивается кредиторская и дебиторская задолженность, необоснованно выводятся активы, значит, дело не чисто. В таких случаях комиссия рекомендует контролирующим и правоохранительным органам проведение дополнительных проверок. С начала года ГУВД по Московской области по инициативе комиссии проверило 28 предприятий и организаций на предмет законности банкротства. В их число попали, например, ЗАО "Объединение "Гжель" Раменского района, ФГУП "Совхоз Загорский" Сергиево-Посадского района, ПК "Корпорация Электрогорскмебель" из Электрогорска, ЗАО "Фонд Нововолково" Рузского района. Арбитражным управляющим предложили сделать экспертизу и вынести заключение о наличии признаков преднамеренности или фиктивности банкротства.

РГ: Что посоветуете руководителям предприятий для противодействия рейдерам?

Кацыв: Прежде всего - не молчать. Обращайтесь в нашу комиссию, в прокуратуру, МВД. Без помощи не останетесь. В рейдерские захваты все больше и больше вовлекаются банки и лизинговые компании. В таком случае оперативно сообщайте об этих фактах в Центральный банк РФ. Это позволило бы в значительной степени исключить случаи недружественных поглощений и рейдерских захватов. В стране появилось целое направление в бизнесе - консультанты по переделу собственности, среди которых и именитые адвокаты, и даже представители криминала. Их можно сравнить с одной небольшой рыбкой пираньей. Так вот, стая пираний за несколько минут уничтожает быка.

РГ: В последнее время одной из важнейших проблем становится выплата заработной платы работникам, увольняемым при ликвидации предприятия...

Кацыв: На практике выплата задолженности по заработной плате персоналу начинается только после открытия конкурсного производства. Законом установлен мораторий на взыскание задолженности с момента введения процедуры наблюдения. Но разве это правильно? К сожалению, такой порядок сохранен и в новой редакции закона. Заработанные деньги люди должны получать без проволочек. И мы стараемся этого добиться. В прошлом году после беседы на заседании комиссии задолженность по заработной плате погасили 12 предприятий и организаций на сумму свыше 57 миллионов рублей. Если бы государство согласилось гарантировать работнику защиту его материальных прав при банкротстве работодателя, то заработная плата могла бы стать государственным привилегированным кредитом с выплатой на момент начала производства по делу о банкротстве. Наша комиссия подготовила предложения о внесении соответствующей правовой нормы в новую редакцию закона о банкротстве.

РГ: А сами работники как могут постоять за свои права?

Кацыв: В регионе активно работают авторитетные общественные и правозащитные организации, профсоюзы. Кстати, представители трудовых коллективов имеют право участвовать в арбитражном процессе по банкротству. Они следят за любыми нарушениями прав человека или предприятия со стороны бюрократического аппарата, как говорится, "не дают нам расслабиться"... Каждый может стучаться в эти двери. Правда, иногда правозащитные организации стали использоваться самими рейдерами. Вместе они разворачивают войну "компроматов" против чиновников, которые перешли им дорогу и мешают реализации коммерческих интересов финансовых групп. Но до истины докопаться не так сложно, как некоторым кажется.

Экономика Работа Зарплата Экономика Бизнес Банкротство физлиц Рейдерство в России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники