Новости

21.05.2009 00:30
Рубрика: Спорт

Рекорд - на вечность

Такой, чтоб не побили никогда. Установить его мечтает великая прыгунья с шестом Елена Исинбаева

Мы встречались и беседовали множество раз. Привыкли и притерлись друг к другу. Я даже знаю, на какие вопросы она не любит отвечать, и все же изредка, улучив момент, когда беседуем тет-а-тет, пытаюсь разговорить ее. Бывает, что удается.

Сейчас мы встретились на перевыборном конгрессе Международной ассоциации спортивной прессы (АИПС), где собрались журналистки из 110 стран. Исинбаева, ее тренер Виталий Петров и Сергей Бубка были среди почетных гостей. И хотя Елену атаковали лучшие журналистские силы мира сего, она, приехавшая в Милан после тяжеленной тренировки, без всяких поз и отнекиваний нашла время и укромное место, чтобы ответить на мои вопросы.

О сугубо личном

Российская газета: Лена, позвольте, начну совсем не со спорта. Вы здесь, на конгрессе, в белом костюме с мини-юбкой, на высоченных каблуках, да еще с платформой. Наблюдая за вами уже лет восемь, мне показалось, что вы выработали сугубо свой, исинбаевский стиль: элегантность в одежде, хорошая косметика. Одеваетесь у какого-то одного кутюрье?

Елена Исинбаева: Нет, идет все естественно. Но я действительно модница. Смотрю телевидение, модные журналы. Стараюсь понять, как компонуются вещи, аксессуары, что к чему подходит. А белый - один из любимых цветов, облегчающий жизнь в жару. И мейк ап к этому платью подбирается соответствующий.

РГ: Где все-таки вы теперь живете?

Исинбаева: Честнее было бы ответить, что там, где тренируюсь. Больше всего времени - в Монако. Обосновалась в Монте-Карло. Но и дома - в Волгограде, в Москве... Да и везде по миру.

РГ: Еще о сугубо личном. Можно ли в такой гонке по миру выкроить время для какой-то частной, закрытой для мира жизни? Иногда вдруг всплывает имя парня по имени Артем из Донецка.

Исинбаева: Выкроить время можно, хотя при моем ритме жизни - очень-очень сложно. Но я выкраиваю. И имя всплывает.

РГ: А можно представить ситуацию, при которой Елена Исинбаева запросто прогуливается по городу, без всякого опасения быть атакованной толпой поклонников и любителей автографов?

Исинбаева: Пока еще да. По Москве? Город большой, можно и затеряться. Правда, по Волгограду уже сложнее. Знаете, что, как оказалось, сложно? Фотографироваться с незнакомыми людьми. Требует времени, внимания, улыбок. Приятно, однако силы отнимает.

РГ: А где бросите якорь после того, как гонка по свету завершится?

Исинбаева: Думаю, в России и в Монте-Карло. Мне это княжество понравилось, я к нему привыкла. Но и без дома тоже не смогу. Хочу поездить по миру, обязательно буду заглядывать в Италию. У меня тут столько друзей! Понимаете, наш спортивный мир здорово отличается от мира нормального. А друзья - они как раз из мира неспортивного.

РГ: И ни с кем из тех, кто выходит с вами в сектор, дружбы не завязалось?

Исинбаева: Нет. Есть отношения. Они бывают хорошие, нормальные или не очень. В прошлом году американка (Стужинска. - Авт.) вдруг забылась, кто и на сколько прыгает, повела на меня атаки. И я ей показала ее место. Это только добавило мне сил. А так отношения нормальные. Какими они еще могут быть между людьми, соревнующимися за победу на высшем уровне?

РГ: Уже после Пекина узнал, что вы выступаете за железнодорожные войска.

Исинбаева: И что вас здесь удивило? Именно за них. В российских турнирах приношу им зачетные очки.

РГ: Лен, вы сегодня откровенны. Тогда, может, расскажете, что все-таки шепчете под носик перед самым трудным прыжком?

Исинбаева: Ну нет. Еще время не наступило. Только после того, как выйду в отставку. Скажем несколько отвлеченно: нашептываю, что надо быть очень уверенной в себе.

РГ: Как раз к этому и веду. Но что, если все-таки проигрыш, неудача?

Исинбаева: Нет, я об этом даже не думаю. Нужна только победа. Это не имеет никакого отношения к прессингу, мол, давай, выигрывай. Это уже мой стиль, он более ярко выражен, чем в одежде. Меня не требуется убеждать: я сама хочу быть первой и радовать. Мне нравится быть капитаном сборной, я горжусь тем, что в меня верят. Но однажды я проиграла в Париже. Была слишком уверена, не настроилась, надеялась, что будет как всегда. Тот проигрыш никогда не забываю. Тоже урок, горький, как те слезы, которыми я тогда всех заливала. Не расслабляюсь до самой-самой-самой последней попытки.

РГ: Быстрых перемещений в политику, которые совершили многие чемпионы, не намечается?

Исинбаева: В ближайшее время - точно нет.

РГ: Вы говорили, что уйдете после чемпионата мира в Москве в 2013-м. Как видите свое будущее? Все-таки тренер?

Исинбаева: Иногда такая мысль и посещает. Разговаривала с Виталием Афанасьевичем Петровым и сказала, что буду тренером. А он: "Ты, тренером? Да ты всех учеников поприбиваешь характером своим, терпением, которого вообще нету". И нет у меня, правда, тренерского терпения. Возможно, спортивным организатором? Настойчивости, опыта хватит. Что наверняка, так это буду помогать детям, останусь близко со спортом. Набралось столько знаний, что не передать - грех.

РГ: С тренером отношения хорошие? Не жалеете, что какое-то время обходилось без рекордов?

Исинбаева: Отношения не хорошие, а замечательные. Ни о чем не жалею: это была такая школа. Я рада, что смогла все это пережить при его помощи, приспособиться к жизни здесь. Но когда выступаю не просто на каком-то турнире, а за Россию, отдаю даже больше, чем могла бы отдать, соревнуясь просто за себя. Так было, так будет, и это исключительно для меня важно.

РГ: Федерация спортивных журналистов России уже сколько лет подряд вручает вам как лучшей спортсменке России памятную статуэтку...

Исинбаева: "Серебряную лань"?

РГ: Все вы, Лена, знаете.

Исинбаева: Гуляют они у меня дома, и это приятно. Ведь хорошо, когда труд оценивают по заслугам. Но бывает, выигрываешь, бьешь рекорды, а в лучшие зовут кого-то другого, мол, у Исинбаевой и так всего полно. Иногда кажется, что многих мои победы настолько достали, что воспринимают меня будто робота. Так что наших журналистов и их "Ланей" - благодарю.

РГ: А правда ли говорят, что в Монако к вам пришло новое увлечение - дельфины?

Исинбаева: Вы тоже все знаете. Чистая правда. С удовольствием наблюдаю за их играми. Собираю все, что только с дельфинами связано, - игрушки, ожерелья, магнитики, фигурки из фарфора и хрусталя.

РГ: А вдруг со временем откроете свой дельфинарий?

Исинбаева: Только не это! Когда я вижу их в замкнутом пространстве, то мечтаю выпустить на волю. Мне нравятся свободные дельфины. Они по сути своей существа вольные, как я. И для общения с собой выбирают людей свободных. По-моему, это не мы играем с ними, а дельфины - с нами.

РГ: Вас дельфины выбирают?

Исинбаева: Постоянно.

РГ: Лена, на этом международном конгрессе вы так здорово приветствовали всех нас по-английски. Повысили даже по сравнению с пекинской Олимпиадой. Занимаетесь специально и на каких еще языках говорите?

Исинбаева: Английский совершенствую в беседах с прессой. Еще освоила за время тренировок в Италии итальянский.

Потолки отменены

РГ: Все на этом свете имеет свой предел. А есть ли потолок для ваших достижений? Может, где-то в районе 5 метров 30 сантиметров?

Исинбаева: Может. 5,30 - это очень высоко. Но о потолке меня задумываться как-то не тянет. Чувствую себя способной, и это подтверждает тренер, взять 5,20. Поговаривают и о прибавке в 30 сантиметров. Но я хотела бы сказать читателям вашей газеты вот о чем. Я мечтаю установить планку на такой высоте, чтобы после моего ухода до нее никто бы не смог добраться еще лет 100. А если уж совсем честно, то никогда.

РГ: Пусть вопрос и несколько наивный, однако как его не задать. Сколько еще рекордов мира собираетесь установить в этом году?

Исинбаева: Почему наивный? Естественный. Должна сказать вам, что рекорды вполне достижимы. Скоро деньков на десять отправлюсь в Шанхай. Затем старты на этапах "Золотой лиги" плюс августовский чемпионат мира в Берлине - самое важное испытание сезона. Да и мой тренер Виталий Афанасьевич Петров считает, что без рекордов нельзя. Когда я уже выиграла "золото" в Пекине, он сразу же остановил мои победные пляски и без всяких шуток напомнил, что на Олимпиаде надо бить и мировой.

РГ: Правда ли, что вы начали заниматься даже со штангой?

Исинбаева: Скорее я просто качаю пресс. Хотя как-то дважды подняла по 70 кило - для меня рекорд.

Идите и побеждайте

За час до выборов в исполком АИПС мы с Леной распрощались. На ней уже не платье от кутюр и не каблуки, а тренировочный и кроссовки. Пора возвращаться в Монако, тренироваться.

- Желаю успехов. Всегда приятно видеть в руководителях знакомые лица, - напутствовала меня Исинбаева.

- Так на пять мест вице-президентов - 12 человек, - вздохнул я. - Никогда так не было.

- Идите и побеждайте, наши должны быть везде, - Елена совсем не шутила. - Надо выигрывать. Желаю!

Я кивнул в благодарность, поцеловал чемпионке руку.

Пошел. И выиграл. Наши действительно должны быть везде.

Спорт Виды спорта Легкая атлетика Спорт Спортивная жизнь Спортсмены Елена Исинбаева Мир женщин