Новости

27.05.2009 04:00
Рубрика: Власть

Принимаю огонь на себя

В Цхинвале поставят памятник российским миротворцам

Место, где возведут мемориал, пока не утверждено, но принципиальное решение принято властью Южной Осетии. 

Потенциальных мест два. Памятник может в скором будущем появиться на месте гибели майора Дениса Ветчинова, либо рядом с базой миротворцев, где с 7 на 8 августа прошлого года они приняли свой последний бой.

В правительстве Южной Осетии корреспонденту "РГ" сообщили, что есть желание увековечить память российских солдат во всех местах, где они отдали свою жизнь за осетин, но республика стеснена в средствах, поэтому, возможно, придется выбирать и делать общий мемориал.

Но если о подвиге майора Ветчинова, ценой жизни спасшего группу российских журналистов, написано много, то о действиях наших миротворцев известно лишь то, что они первыми приняли удар грузинской военной машины, и десять из них погибли. До сих пор имена героев мало кому известны, как и подробности их подвига. "РГ" провела собственное расследование. Мы нашли некоторых из тех, кто тогда в голубых касках нес службу в Цхинвале, и установили хронологию событий действий миротворцев с 7 на 8 августа 2008 года.

Российский миротворческий батальон насчитывал около 500 человек. Две базы в самом Цхинвале и несколько выносных постов вдоль осетино-грузинской границы, стрелковое оружие, минометы, да несколько стареньких БМП - вот все, чем располагали миротворцы. Никакого тяжелого вооружения. Собственно оно им было и не к чему. Ведь приказа открывать огонь и ввязываться в возможный вооруженный конфликт у них не было. В соответствии с международным мандатом их миротворческая миссия заключалась в наблюдении и мониторинге. Поэтому когда вечером 7 августа с грузинской границы начался обстрел, первые несколько часов наши солдаты умирали, не оказывая сопротивления.

Первыми приняли на себя удар две городские миротворческие базы, когда грузинские установки залпового огня "Град" начали обстрел Цхинвала незадолго до полуночи 7 августа. Одна в самом центре города, где находился командующий миротворческим контингентом генерал Кулахметов, пострадала меньше. Вторая располагалась на самой окраине осетинской столицы, в так называемом "верхнем городке в Шанхае", всего метрах в пятистах от грузинской границы. Ей и достался главный удар. Под ударом оказались 200 российских ребят.

База в "Шанхае" - это трехэтажное здание с наблюдательным постом на крыше, называемым "глазом", кочегарка, наблюдательная вышка, бетонный наблюдательный стакан, несколько БМП-1, загнанных в специально вырытый капонир на территории базы, и несколько БМП-1, выставленных метрах в трехстах от базы в поле вдоль границы.

Примерно в 2 часа ночи 8 августа артподготовка грузинских артиллеристов стихла, но как только забрезжил рассвет, около 5 часов утра обстрел возобновился. Первые вестрелы пришлись по "глазу" на крыше базы, где сидели несколько наблюдателей-миротворцев. Тогда же они понесли первые потери. Один убитый и один раненый. Примерно в ту же минуту мощный огневой удар грузинская армия обрушила по второму объекту "шанхайской" базы - по высокой железной наблюдательной вышке. Место там открытое, издалека просматривается и хорошо простреливается. Выстрелы не причинили вреда наблюдателю- рядовому Сергею Кононову из Удмуртии. По лестнице он спустился в бетонный стакан и спрятался там. Забегая вперед можно сказать, что в этом бетонном стакане он впоследствии уже ближе в полудню и погиб, но перед этим героически вел бой, отражая многочисленные атаки грузинских солдат, и посмертно получил звание Героя России.

Через два часа после начала утреннего обстрела из автоматического оружия, то есть примерно в 7 часов утра, грузины подтянули к позициям миротворцев два грузинских танка. Один занял позицию в прилеске, а другой заехал в полуразрушенное здание, которое служило ему надежным укрытием. Там же засели и грузинские снайперы. Первыми двумя выстрелами танк подбил одиноко стоявшую и не стрелявшую БМП миротворцев. Погибли водитель-механик рядовой Антон Марченко и наводчик-оператор Александр Шмыгановский.

После такого поворота событий наши миротворцы, которые сидели в своих окопах,на нижней позиции наблюдения вдоль границы, стали отступать к зданию базы. Уцелевшие БМП также тронулись с места, выпустили маскировочную дымовую завесу и без боя стали отъезжать к базе.

Приказ отрыть ответный огонь поступил миротворцам ближе к восьми часам утра. В это время грузины уже начали наступательную операцию с применением пехоты. А из укрытий по базе стреляли танки. Оснащенные новейшей израильской электронной начинкой, устаревшие украинские Т-72 превратились в танки-снайперы. С первых выстрелов, без пристрелочных, они поражали технику, даже несмотря на то, что она была фактически вкопана глубоко в землю.

В одной БМП погиб механик-водитель Кублан Гиматов. А примерно в 11 часов дня в БМП на территории батальона погибли механик-водитель Александр Язько и наводчик-оператор рядовой Полушкин из Башкирии. Долго вела огонь только БМП рядового Радиона Асанова. Но и ее в конце концов выстрелом из танка грузинам удалось вывести из строя. К счастью, в тот момент механик-водитель уже покинул машину, а сам Асанов невредимым продолжил бой. К тому времени миротворцы со стрелковым оружием вели бой, укрываясь за бетонным забором с бойницами. Там уже тоже были потери. В начале десятого часа утра в руку ранило рядового Александра Очередько. Его стал перевязывать медик. В этот момент поблизости разорвался минометный снаряд. Осколками ранило медика и младшего сержанта Романа Очнева.

В два часа дня перестрелка ненадолго затихла. Командир батальона подполковник Константин Тимерман воспользовался передышкой и приказал всем занять позиции внутри здания базы. К тому времени он уже сам был ранен в ногу. Ранен пулей снайпера был и командир роты- старший лейтенант Бобров.

Бой продолжался до самого вечера. Примерно к семи часам здание базы представляло собой полные руины. Командир отделения Залимхан Чекаласулов собрал оставшихся нераненых и способных к бою миротворцев в кочегарке. Туда же перенесли и убитых - 8 человек. Таким оказался исход того страшного дня - 8 августа.

У миротворцев "верхней базы в Шанхае" к тому времени уже не было связи. Рации сели, бойцы не знали, придет ли подмога, помнят ли о них, но они были готовы сражаться и дальше. К счастью, на следующий день, 9 августа, пришла подмога. Передовая колонна 58-й армии под командованием генерала Хрулева прямо с марша вступила в бой, не дойдя до окруженной базы миротворцев нескольких сот метров, примерно в половине четвертого вечера.

На днях президент Грузии Михаил Саакашвили в интервью одной московской радиостанции заявил, что Грузия не нападала на миротворцев во время августовского конфликта.

"С полной ответственностью могу сказать, что никакого нападения на российских миротворцев никогда не было и не могло быть. Нападать на Россию и провоцировать Россию - это последнее, что входило когда-либо в планы грузинского руководства", - сказал Саакашвили.

Очевидную ложь автора военной авантюры опровергают не только свидетельства миротворцев. В первый день нападения один из российских бойцов сделал на свой сотовый телефон видеозапись того, что произошло с миротворцами. Эта запись есть в распоряжении редакции. Привести в публикации эти кадры из записи мы не можем - не позволяет закон. Но они лучше всяких слов убеждают: миротворцы, простые российские парни, своим подвигом, а некоторые и своей смертью доказали, что их не победить ни танками, ни ложью. И за это им теперь поставят памятник.

Цхинвал, 7-8 августа 2008 года

Власть Безопасность Армия В мире экс-СССР Южная Осетия Годовщина войны в Южной Осетии Южная Осетия: кадры войны
Добавьте RG.RU 
в избранные источники