Новости

Верховный суд страны пересмотрел решение нескольких столичных судов, которые отказали трем жильцам одной коммуналки.

Граждане хотели, чтобы их коммунальные квадратные метры стали своими. Чиновников такие желания не вдохновили. В итоге люди дошли до Верховного суда. Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ касается не только троих истцов, дошедших до последней судебной инстанции, но и сотен тысяч тех, кто населяет общаги по всей стране.

Коммунальная страна

Россию можно смело назвать коммунальной страной. Значительная часть населения нашей страны вышла из общежитий. Но кому-то повезло, и он провел в общем доме лишь студенческие годы, а кто-то, родившись в общаге, уже ждет в ней внуков.

Пик строительства общежитий в нашей стране пришелся на 50-60 е годы прошлого века. Граждане селились в общаги, чтобы строить светлое будущее, в котором каждый должен был получить свое собственное жилье. Его пообещали дать к 2000 году каждой семье. Но не вышло. Общаги благополучно перебрались в третье тысячелетие.

Когда коммуналки были "в законе", общежитием называли "помещение для совместного проживания лиц, обычно работающих на одном предприятии, обучающихся в одном учебном заведении". С тех пор все поменялось. Исчезли многие предприятия или стали другими.

Сколько людей в России сегодня проживает в общежитиях? Эксперты говорят осторожно - то ли миллион, то ли два. Коммунальные люди фактически бесправны. В процессе приватизации государственные общежития постепенно превратились в собственность акционерных обществ или частных лиц. В прессе замелькали сюжеты, когда бывшие общаги начали продавать вместе с жильцами.

Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин на слушаниях в Госдуме назвал такую цифру:

- Число жалоб, связанных с нарушениями прав жильцов общежитий, лишь за 5 месяцев выросло по сравнению с предыдущим годом на 34 процента. Раньше человек мог отработать на предприятии 10 лет и знал - его из ведомственного общежития на улицу не выгонят. А теперь "благодаря" новому Жилищному кодексу он лишился этого права. В то же время людям навязывают коммерческие условия найма жилплощади, и цены при этом, естественно, "рисуют" какие хотят.

Кто в доме хозяин

Проблем в последние годы у жильцов общежитий очень много. Один из серьезных - как стать хозяином своей комнаты? Как разобраться в море законов и правовых актов, когда по одним документам вроде все можно, по другим тоже, а в итоге получается, что ничего нельзя. Тогда остается последняя инстанция - суд. Но если и он не поможет, надо идти в главный суд страны.Что люди и сделали.

Три жильца столичного общежития обратились в Верховный суд с иском к департаменту жилищной политики и крупному московскому комбинату, которому принадлежит здание. Истцы жили в 18-метровой комнате с 1992 года и были там прописаны. Комната была в квартире бывшей семейной общаги комбината. Люди хотели получить договор социального найма, чтобы приватизировать квадратные метры, но департамент им отказал. Кузьминский районный суд с чиновниками согласился, как и Мосгорсуд, который оставил предыдущее решение в силе. Верховный суд, куда дошли граждане, эти решения отменил и сказал, что "судами допущены существенные нарушения норм материального права". И вот как это доказал.

Решая спор, прежние суды исходили из того, что никаких решений о передаче здания общежития, которое было на балансе комбината, в муниципальную собственность не принималось. Значит, никакой приватизации комнаты быть не может. Об этом говорит 7-я статья Жилищного кодекса. В ней сказано - если строение не относится к государственному или муниципальному жилфонду, значит, граждане пользуются жильем без договора социального найма. А приватизировать можно лишь жилье, на которое есть такой договор и где хозяин - государство.

На это Верховный суд заметил - есть Закон "О введении в действие Жилищного кодекса РФ"(N 189-ФЗ). Там сказано - общежития, которые принадлежали госпредприятиям, учреждениям и переданы в другую собственность, утрачивают статус общежития. И к ним применяется правовой режим, который установлен для жилья, предоставленного по договорам социального найма. А банальное отсутствие таких бумаг, как подобный договор и решение об исключении дома из специализированного жилфонда, не может быть препятствием для реализации прав людей.

Главный суд подчеркнул - его предшественники, отказывая людям, указали - здание, где живут люди, находится в собственности юридического лица - комбината. Но никаких доказательств этому в материалах дела Верховный суд не нашел. Нашел другое - по свидетельству о праве собственности комбинатом приватизировано несколько зданий на одной улице. Но общаги в перечне приватизированных зданий нет. А это для правильного решения спора - главное.

Когда людям отказали, то суды говорили, что их жилье находится в частном жилфонде. Изменить это нельзя и выдать договор соцнайма в такой ситуации невозможно. Но в статье 18 изменений в закон о приватизации жилого фонда (от 1992 г.) сказано, что если предприятие меняет форму собственности, то жилищные права граждан, в том числе и на приватизацию, сохраняются. А по указу президента (N 8 от 10.01.93) запрещено включать жилфонд в состав приватизируемого предприятием имущества. Поэтому комбинат не должен был включать общагу в объект приватизации. А если его и включили, то это не должно влиять на жилищные права граждан на бесплатную приватизацию. Таким образом, отказ жильцам бывшей общаги признан незаконным.

Дословно

В измененной статье 18 закона о приватизации жилищного фонда (от 1992 г.) сказано, что если предприятие меняет форму собственности, то жилищные права граждан, в том числе и на приватизацию, сохраняются.

Экономика Недвижимость Жилая недвижимость Власть Работа власти Судебная система Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд