Новости

29.05.2009 03:00
Рубрика: Общество

Школа бокала

Нужен ли "сухой закон" России?
Текст: Геннадий Онищенко (Главный государственный санитарный врач РФ, академик РАМН)

Злободневная для России проблема пьянства сейчас приобрела драматический для общества и государства характер. Последняя масштабная противоалкогольная кампания, начатая в 1985 году, еще у многих на памяти.

Тогда решили не только ограничить доступность алкогольных напитков, усилить и расширить формы преследования потребителей спиртного, но и резко снизить производство зелья. Легальная продажа алкогольных напитков в 1985-1986 годах сократилась в 2,7 раза. И... начался бурный рост нелегального самогоноварения, началось массовое потребление алкогольных суррогатов.

Провалы всех антиалкогольных кампаний породили крен к либерализации отношения руководства страны к алкоголю. В 1992 году была отменена государственная алкогольная монополия. Правда, через год она была восстановлена, но в лицензионном варианте. В первой половине девяностых государство почти полностью устранилось от контроля за производством и оборотом алкоголя. Алкогольную сферу захлестнули нерегулируемые рыночные отношения. Это сопровождалось падением объемов отечественного производства алкогольных напитков, масштабным импортом дешевого некачественного алкоголя, морем фальсифицированных винно-водочных изделий. А пить стали в разы больше, увеличилось, и тоже в разы, количество алкогольных отравлений, психозов, смертей. И все это на фоне катастрофического падения алкогольных доходов государства.

Вторая половина девяностых прошла в попытках государства вернуть утраченный контроль, упорядочить алкогольный рынок, стимулировать отечественного производителя, уничтожить нелегальный оборот, который, по некоторым оценкам, достигал 60 процентов.

Последние годы характеризуются стабильно высоким уровнем алкоголизма. Потребление учтенного алкоголя на душу населения выросло с 5,38 литра в 1990 году до 10,1 литра в 2007-м. А специалисты-эксперты считают, что реальное душевое потребление составляет почти 18 литров. В структуре продажи 80 процентов приходится на пиво, 13 процентов - на водку и ликеро-водочные изделия, 6 процентов - на вино, 1 процент - на коньяк.

По данным медицинской статистики, почти три миллиона россиян вовлечены в тяжелое, болезненное пьянство.

Роспотребнадзором подготовлен проект Концепции государственной политики по снижению масштабов алкоголизации в РФ. Необходимо увеличение акцизов на алкогольную продукцию, особенно на слабоалкогольные напитки. Это повысит стоимость данной продукции и тем самым снизит степень ее доступности населению, особенно для молодежи. Необходимо запретить продажу этой продукции тем, кто не достиг 21 года.

Еще один запрет необходим: нельзя продавать слабоалкогольные напитки вблизи детских, образовательных, медицинских учреждений, физкультурно-оздоровительных и спортивных сооружений, в местах массового скопления граждан. Вокзалы, аэропорты, как и киоски, и лотки не место для торговли зельем...

И это не все. Пора запретить использование биологически активных веществ, в том числе витаминов, в алкогольных напитках, дабы ограничить возможности придания этим напиткам лечебных и иных свойств. Надо ограничить содержание спирта в слабоалкогольных напитках на уровне 7 процентов, как это сделано в странах ЕС, США, Канады. А на упаковке обязательна информация о содержании алкоголя, информация о вреде зелья для здоровья. И она должна быть набрана шрифтом, который можно прочесть без помощи микроскопа.

И то что Всемирный русский народный Собор обсуждает проблему отрезвления россиян, совместные усилия государства, общества, Православной церкви, других конфессий - залог того, что эта длительная работа будет проходить не как очередная кампания, а как духовное, нравственное возрождение нации.

за

Сергей Шаргунов, писатель:

- Мой личный опыт знакомства с алкоголем был, как ни странно это звучит, положительным. В детстве я часто бывал в алтаре, когда служил мой папа, и после причастия выпивал немного кагора с горячей водой. Это было хорошо. Однако у меня нет сомнений - народ спивается. Причем пьянство наше и бич, и забава. Вспомните Бунина с его хрестоматийным рассказом "Захар Воробьев", в котором мужик пьет на спор до смерти.

Неприятие пьянства - это вопрос культуры и воспитания. А также отношения массмедиа к теме алкоголя. Между тем клипы об опасности алкоголизации, которые подготовлены на телевидении, не идут. Говорят, что они слишком жесткие и натуралистичные. Это на фоне-то той жести, которая грохочет с экранов?

Понятно, что действовать надо. Например, нужно строжайше и показательно карать за подделку алкоголя (сколько уже погибло из-за этой отравы)! Но у нас же все превращается в скверный анекдот. Ведь смешно, когда в отделение милиции едва ли ни в наручниках притаскивают подростков за то, что пили пиво. Которое тут же, под носом стражей порядка, несовершеннолетним и продается. Боюсь, что здравая инициатива Патриарха Кирилла ограничить продажу спиртных напитков может обернуться очередным вымогательством со стороны милиции или торговли.

Ограничить потребление и попытаться оградить от алкоголя подростков необходимо. Но решать эту проблему надо комплексно. Людям нужна работа, необходима модернизация страны, современное производство, достойная зарплата, возможность участвовать в общественной жизни, свобода. Ведь зачастую пьют от беспросветности, а не только от того, что русская душа лежит к "горькой". Кроме отрезвления необходимы и социальные горизонты.

Что же касается пития в общественных местах, стоит посмотреть на опыт Европы, США. Там не боятся запрещать. И я не думаю, что запрет повлечет за собой рост потребления. Обычно приводят в пример достаточно одиозные лигачевские меры в начале перестройки, из-за которых некоторые стали пить стеклоочистители и многие гнать самогонку. Но статистика говорит о том, что пить все-таки стали значительно меньше, а рожать детей - больше.

Сам я, наверное, смог бы жить всухую, однако категорически против "сухого закона" в строгом понимании.

Нужен ли допинг творческим людям? Да, но пишу я всегда на трезвую голову. На ум приходит Алексей Толстой, который после бурных пьянок обвязывал голову мокрым холодным полотенцем и садился за роман. Большинство писателей пьют и достаточно сильно - от этого никуда не денешься. Но писать с пьяных глаз? Это не мое.

против

Николай Кривомазов, редактор журнала "Русская водка":

- С отцом Тихоном Шевкуновым, автором идеи новой антиалкогольной кампании, мы вышли из одной "шинели". Поскольку оба закончили ВГИК и знаем жизнь не только по высоким словам, но и по выпивке на улице Вильгельма Пика. В главной застольной комнате N 441 ВГИКа, где в разное время жили и Тарковский, и Шукшин, всегда можно было найти хорошего серьезного собеседника. Но при всей лояльности к запускаемому отцом Тихоном общественному проекту я испытываю куда большую лояльность к русскому застолью и считаю его важной частью русской культуры. Мне кажется, чем выше уровень застолья, тем выше уровень национального достоинства, и наоборот.

Я редактор не корпоративного журнала, которому без оглядки на что бы то ни было надо продвигать водочные бренды, нет, наш журнал - отраслевой. И основное его содержание - критика плохого русского пьянства и серьезные размышления о том, как страна может вытрезвиться. Мы считаем, что наша главная задача - сделать так, чтобы пирамида 80 на 20 (80 процентов употребления крепких спиртных напитков, 20 процентов - легких) перевернулась, и все стало наоборот. Пока не получается. И, более того, ситуация с каждым годом усугубляется. Я думаю, что пьянство, о необходимости борьбы с которым мы говорим многие годы, имеет причину не в повальном увлечении алкоголем, его корни - в социальном состоянии. Мы пьем от неуверенности в завтрашнем дне. Знаете, как шутят: нет уверенности в завтрашнем дне, потому что никто не знает, каким будет завтрашнее дно. На очередную антиалкогольную кампанию будут выделяться и уже выделяются большие деньги. Расходуются же они пока не очень эффективно. То покажут наивную телепередачу, в которой непьющие люди рассказывают о том, как хорошо не пить. То пугают рекламными ужастиками про разлагающийся от водки мозг.

Заметно также, что водкой у нас начинают заниматься тогда, когда падают в цене нефть и газ. И это мудро. Последний советский премьер Николай Рыжков докладывал, что от одной четверти до трети доходной части бюджета обеспечивала продажа алкоголя. Сегодня, увы, эта доля - около одного процента. И дело не только в уклонении от налогов, но и в огромных объемах теневого оборота алкоголя. И с этой точки зрения проблема требует серьезного государственного внимания. Поэтому помня, что "пьянство - зло" не будем забывать, что красивое умеренное застолье - благо. И стресс снимается, и люди сближаются, и конфликты разрешаются.

Подготовили Елена Новоселова и Елена Яковлева

Общество Соцсфера Проблема алкоголизма