Новости

17.06.2009 07:00
Рубрика: Власть

Тайна респондента

Росстат гарантирует: перепись-2010 в частную жизнь населения не будет вторгаться

Вокруг поправок в Закон "О Всероссийской переписи населения", которые недавно правительство внесло в Госдуму, появилось немало домыслов. Вплоть до того, что переписные анкеты не будут анонимными и государство намеревается залезть к каждому из нас в дом, в карман, в постель. Мифы о переписи-2010 развенчивает заместитель руководителя Росстата Александр Суринов.

Российская газета: Александр Евгеньевич, скажите прямо: будет перепись или нет?

Александр Суринов: Начнем с того, что решение правительства о проведении Всероссийской переписи в октябре 2010 года никто не отменял. Подготовка к ней идет по плану, без всякого отставания. Это и реализация крупных государственных контрактов, связанных с переписью, и работа наших территориальных органов и центрального аппарата, и наше взаимодействие с министерствами и ведомствами. В том числе это внесение поправок в Закон "О Всероссийской переписи населения".

Что касается возможной отмены, то, наверное, правильнее говорить не об отмене, а о возможном переносе сроков, потому что отменить перепись нельзя. Мы должны проводить перепись населения не реже, чем раз в 10 лет, иначе это будет нарушение закона.

РГ: Перенос на сколько может быть? На месяц, три, полгода?

Суринов: Перенос на месяц ничего не даст, кроме дополнительных проблем. Нам ведь нужно до конца года расплатиться с привлекаемым переписным персоналом, а это сотни человек, решить проблему с субвенциями для регионов. Поэтому если переносить, то на год. Ведь не случайно был выбран октябрь. Это самый спокойный месяц в году для всей территории страны с точки зрения природных катаклизмов.

РГ: Государственная комиссия по проведению переписи уже создана?

Суринов: Пока не создана. Но есть поручение президента создать ее. Сейчас идет подготовка постановления правительства, где одним из пунктов будет создание переписной комиссии. И формируется ее персональный состав.

РГ: Какие перспективы финансирования кампании? Первоначально планировалось потратить на это немногим более 17 миллиардов рублей. Но недавно бюджет был пересмотрен. Сколько оставили на перепись?

Суринов: На этот год сокращение чуть менее 30 процентов. Как и у всех федеральных органов. Поэтому мы подсократили программу переписи. В наших последних предложениях мы отказались от так называемого длинного вопросника, отказались от наиболее дорогих вопросов. Дорогих с точки зрения затрат времени, а соответственно и денег. Когда мы сокращаем программу, естественно, мы сокращаем трудоемкость, это сказывается на самой главной статье затрат - оплате труда временного переписного персонала, которая составляет две трети бюджета переписи.

Мы пока не отказались, но, возможно, будем отказываться от некоторых сопутствующих затрат, например, связанных с ремонтом помещений, где будет располагаться временный переписной персонал, храниться переписные листы. Но при этом мы должны быть уверены, что переписные листы под надежной охраной, и не только с точки зрения возможного воровства или порчи человеком, но и с точки зрения пожарной безопасности, чтобы не залило, не испортило никаким способом.

Если говорить о 2010 годе, это ударный год. На него приходится более 70 процентов всех затрат. По первоначальной смете на него выделялось 10,5 миллиарда рублей. Пока не обсуждалось, как изменится эта сумма, и мы живем со старой сметой.

РГ: Если длинный вопросник уходит, короткий расширяется?

Суринов: Расширится. Мы сохраняем все основное: пол, возраст, семейные отношения, национальность, знание языков, образование, статус в занятости, вопросы, связанные с миграцией, с рождением детей. Мы сохраняем всю ту информацию, которую нельзя найти в других источниках и которую нельзя заменить выборочными обследованиями. К примеру, что представляет сегодня собой семья или национальный состав населения можно узнать только в результате переписи.

РГ: Кстати, в предстоящей переписи вопрос о браке будет конкретизирован - является ли он зарегистрированным или нет. Почему-то некоторых коллег-журналистов это сильно смущает. А как реагировали на него во время пробной переписи в прошлом году? И зачем, собственно, государству нужно знать такие подробности личной жизни?

Суринов: Реакция была абсолютно спокойная. Мы и при переписи 2002 года задавали тот же вопрос. По ее итогам у нас 10 процентов супружеских пар живут в незарегистрированном браке. Думаю, что сейчас будет больше. Зачем это нужно знать? Мы должны показать тем, кто разрабатывает политику, принимает законы, изучает общество, что на самом деле представляет собой современный институт семьи. Насколько соответствуют ему наш Семейный кодекс, все остальные законы. Это же вопрос, связанный с наследством, с усыновлением и так далее. Если количество незарегистрированных браков станет значительным, значит, надо приводить законодательство в соответствие с современным обществом.

Кстати, согласно текущей статистике, у нас до 30 процентов детей рождаются вне брака, однако у большинства из них в свидетельстве о рождении записаны оба родителя. И это нельзя не учитывать. Идет новое поколение, у которого другая ментальность, другие ориентиры в жизни, в том числе относительно брака. Так что пусть журналисты не беспокоятся.

РГ: Законопроект с поправками в Закон "О Всероссийской переписи населения" вызвал шквал критики. Что и зачем понадобилось менять?

Суринов: Во-первых, текст законопроекта можно найти на сайте Госдумы - лучше его прочитать, чем пользоваться слухами и домыслами.

Во-вторых, мы должны привести наш закон в соответствие с изменившимся за эти годы законодательством, в частности, с Бюджетным кодексом. Например, субъекты, муниципалитеты подбирают нам помещения, которые должны быть оборудованы связью, с автомобилями, с охраной. Мы все это оплачиваем через субвенции. В законопроекте детально этот механизм прописан.

Вторая часть изменений касалась того опыта, который мы накопили, проводя перепись 2002 года. В частности, мы прописали понятие "домохозяйство". В статистике с этим понятием живут давно, еще с царских времен. Первая перепись 1897 года проводилась по домохозяйствам, а не по семьям, как потом, начиная с 1926 года. Во всех международных рекомендациях тоже используется это понятие. Но когда мы в 2002 году пытались на бланке переписи написать "домохозяйство", все юристы нам сказали, что это сделать нельзя, потому что в российском законодательстве этого нет.

РГ: Злые языки утверждают, что будущая перепись по сути снимет анонимность с переписных листов. Якобы вы готовите поголовные списки населения. Это так?

Суринов: Фамилий, имен и даже адреса в переписных листах не будет - это невозможно по действующим законам. А рабочие списки - для себя - составлять будем. Да это и раньше всегда практиковалось. Это просто технология переписной работы.

Мы должны быть уверены, что переписали всех, никого не переписали дважды и при этом мы посетили все места, где могут жить люди. Поэтому у нас есть такой подготовительный этап, как картографический материал, схема населенных пунктов, чтобы переписчик четко знал, что собой представляет его счетный участок. Дальше мы должны каким-то образом эти счетные участки "нарезать", исходя из норматива. Поэтому мы должны обратиться в ЖЭКи, ДЕЗы, которые располагают информацией о том, сколько людей зарегистрировано в таком-то доме, квартире. Затем сами составляем списки, чтобы никого не потерять. После переписи эти списки, в которых будут только фамилия, имя и отчество, будем уничтожать, они никому не нужны, хотя жалко. Мы не будем знать, сколько у нас Кузнецовых, Хабибулиных, Рабиновичей. А в других странах это известно.

РГ: Главный документ, по которому можно идентифицировать человека, паспорт. Его будут требовать при составлении списков, при ответах на вопросы анкеты?

Суринов: Ни в коем случае. Все со слов. Человек может сказать, что он, допустим, Кузнецов, а на самом деле Иванов. Никто не будет это проверять и требовать подтверждения, как и на прошлой переписи. Поэтому говорить о какой-то идентификации просто смешно.

И третья группа изменений в закон - просьба министерств и ведомств уточнить формулировку в перечне сведений, собираемых о населении. У нас, например, значилась только занятость. Они попросили написать: занятость и безработица. Также мы отразили и позицию, связанную с миграцией. Это означает, что мы имеем право задавать вопросы на эту тему.

РГ: Еще одна тревожная тема - национальная принадлежность. Скажите, при заполнении этого пункта переписчик обязан взять с гражданина письменное подтверждение того, что он на этот вопрос отвечает добровольно?

Суринов: Статья 26 Конституции говорит, что никто не может быть принужден определить свою национальность. Это все на архидобровольной основе. Никаких подсказок, никакого давления со стороны переписчиков быть не должно.

Да, по закону о персональных данных, когда собирается информация о национальности, то лицо должно дать письменное согласие. Но мы не будем брать письменное подтверждение его согласия, потому что мы не собираем персональные данные, мы не создаем базу персонифицированной информации. Ведь на бланке переписи, повторяю, нет ни фамилий, ни адресов. К тому же письменное согласие обязательно включает в себя фамилию, имя, отчество, номер удостоверяющего документа. Поэтому, если мы будет брать письменное согласие, мы войдем в противоречие с принципами проведения переписи.

РГ: Доходами интересоваться будете?

Суринов: Не будет никаких вопросов, связанных с размерами доходов. Будет традиционный вопрос советских времен - источники средств к существованию. Для нас важно выяснить, сколько людей у нас имеют два и более источников, сколько живут на зарплату, сколько на пенсию... Для того, чтобы правильно отразить социальную структуру общества.

РГ: Кто будет переписывать переписчиков?

Суринов: Думаю, они должны прийти сами на переписной участок. И кстати, они могут воспользоваться методом самосчисления - самостоятельно заполнить анкету на себя. В законопроекте, о котором мы говорим, этот метод легализуется. Он давно применяется в разных странах и у нас был апробирован на прошлогодней пробной переписи.

Кстати, по поводу ДЕЗов я не всю правду рассказал. По некоторым людям минимальную информацию мы будем брать там. Потому что часть людей в момент переписи будет отсутствовать в местах своего обычного проживания: командировка, отпуск, - не важно. Или не захочет открыть дверь переписчику. В этих случаях закон разрешает статистикам собрать информацию о людях в местах, где они зарегистрированы. Какую информацию? Только пол и возраст. Больше ничего. Не имеем права категорически.

РГ: Если перенос переписи состоится, то, видимо, государство от этого потеряет немало денег?

Суринов: Страна, конечно, заплатит больше. Очевидно, что потребуется уже другая зарплата переписному персоналу. Изменится стоимость рекламных услуг, вырастут тарифы. Какие-то работы мы будем вынуждены профинансировать повторно. Поэтому, конечно, будет дороже.

РГ: Скупой платит дважды?

Суринов: Не только в этом дело. Лучше проводить перепись в намеченные сроки. Это элемент стабильности общества, стабильности принятых ранее решений, независимо от тяжелых времен.

Власть Работа власти Регионы Всероссийская перепись населения 2010 года
Добавьте RG.RU 
в избранные источники