Новости

17.06.2009 04:00
Рубрика: Культура

Занусси как бренд

Накануне своего 70-летия режиссер рассказал "РГ", что прощаться еще рано

Сегодня выдающемуся польскому режиссеру Кшиштофу Занусси исполняется 70 лет. Итоги подводить еще рано, ведь пан Занусси совсем недавно начал новую жизнь - в новой эпохе.

Российская газета: Пан Кшиштоф, вы назвали свою автобиографическую книгу "Время умирать". Не рановато?

Кшиштоф Занусси: На самом деле это цитата из св. Павла, который говорит, что должен умереть старый человек, чтобы родился новый. После окончания коммунистической эпохи мне хотелось, чтобы во мне умер, как вы, русские, говорите, "совок" и родился новый, свободный человек. И при помощи книги я перевернул эту страницу своей жизни.

РГ: И все же в той жизни вы выбрали эту профессию. Хотя учились сначала на факультете физики, потом на факультете философии, а уже затем окончили режиссуру. Кто вы сегодня?

Занусси: Ну, конечно, я не физик, это давно забыто. Я не действующий философ в академическом смысле слова, хотя меня увлекает философия. Зато я - действующий режиссер, тут не может быть сомнений, потому что я постоянно что-то режиссирую.

РГ: У вас был в жизни такой успех, о каком мечтает режиссер?

Занусси: Вы знаете, человек всегда мечтает о большем. О чем-то таком, с чем не сравнится никакая действительность. Так что это никогда не было так хорошо, как мне бы хотелось. Но мне грех жаловаться: в моей жизни случилось множество прекрасных вещей. И, как я теперь объективно понимаю, для той категории фильмов, которые я снимаю, для таких отношений со зрителем я добился многого. Очень многого.

РГ: А кто он - ваш зритель?

Занусси: Я свои фильмы адресую прежде всего интеллигентному зрителю, элите. Ведь именно элиты, а не массы, имеют влияние на судьбы человечества. Не массы движут миром (такие глупости могли прийти в голову только марксистам). Так что я обращаюсь к элите. А элита - это всегда одно и то же - это группа в определенном обществе, которая берет на себя ответственность за остальных. Своя элита есть у бомжей, есть элита в среде директоров банков - да-да, к ней принадлежат не все.

РГ: Но ведь есть разница между вашим зрителем 30 лет назад и зрителем сегодняшним...

Занусси: Да, конечно, кино страшно демократизировалось. В кинотеатр сегодня ходит в основном молодежь, а взрослые зрители смотрят фильмы дома на DVD. Это обидная тенденция - мне гораздо больше нравилось, когда люди смотрели кино вместе. Но я не могу выбирать - у меня есть тот зритель, который у меня есть.

РГ: А некая "голливудизация" кино...

Занусси: Ну это процесс, который входит в ту самую демократизацию, о которой я говорил. Огромная масса людей сегодня принимает участие в культурной жизни. И я этому рад, хотя уровень этой культуры низкий.

РГ: Что для вас значит та свобода, которую мы получили в последние годы?

Занусси: Я ей, конечно, рад. Но свободой нужно уметь правильно распоряжаться. Вот мы и учимся. Учимся распоряжаться свободой так, чтобы не уничтожить свой мир.

РГ: Какими критериями должен руководствоваться режиссер в условиях этой свободы?

Занусси: Я всегда несу ответственность перед своим зрителем за то, что мною было сказано. Ведь важно не только то, что я хотел сказать, но и то, что поняли люди. Я должен всегда помнить о том, что мое послание может быть не только истолковано неверно, но и нанести вред. Поэтому я должен быть осторожен. Должен следить, чтобы не обидеть чьих-то чувств, чтобы не подтолкнуть людей к каким-то плохим поступкам.

РГ: А есть ли в вашей жизни путеводная звезда? Ведь, честно говоря, вам везет...

Занусси: Вы знаете, я не люблю разговоры о судьбе... Я христианин, а путеводная звезда, судьба - это все-таки языческие понятия. Звездой в моей жизни была моя мама. Моя жена - тоже моя звезда, моя муза. Это люди, которые имеют огромное влияние на мою жизнь. Ну и есть друзья, коллеги, с которыми мы много лет работаем вместе, они очень мне помогают.

РГ: В том числе и в России.

Занусси: Да, у меня очень много друзей в России. Есть еще с коммунистических времен. Но есть и молодые ребята. Я читаю лекции российским студентам, провожу мастер-классы для будущих режиссеров, и мы не теряем связи: они присылают мне свои фильмы, рассказывают, чего достигли.

РГ: В одном из ваших последних фильмов "Персона нон-грата" сыграли аж два выдающихся российских режиссера - Никита Михалков и Андрей Смирнов. Мало кто может позволить себе позвать такого прекрасного режиссера, как Андрей Смирнов, сыграть в эпизоде.

Занусси: Да. Андрей - мой старинный друг. Большая удача, что он не только режиссер, но и блестящий актер. Вообще эта история снята на основе реальных событий. Конечно, там много всего намешано, но у героя, которого играет Никита Михалков, есть реальный прототип, правда он занимает в российском МИДе не такой высокий пост, как в фильме.

РГ: Не так давно вы получили награду за вклад в киноискусство на фестивале "Зеркало" в Иванове...

Занусси: И очень рад этому! Я хорошо знал Андрея Тарковского. В эмиграции, когда ему негде было жить, он жил в моей квартире. Мы практически дружили семьями - его сын тогда приехал в Париж, поскольку его наконец-то выпустили из СССР.

РГ: Пан режиссер, когда в следующий раз к нам?

Занусси: Скоро. Через пару недель еду в Калининград.

РГ: Такое впечатление, что вас просто тянет в Россию...

Занусси: Да, меня притягивает разница между нами. Я чувствую этот контраст. Мы - поляки - все же ближе к немцам, итальянцам. Ведь людей объединяет не языковая близость, а схожая ментальность. Русские - другие. Это меня вдохновляет.

РГ: Неужели Польша от нас так далека?

Занусси: Очень далека. И именно поэтому между нами возможно взаимное притяжение. Тем, кто близко, как, например, немцы с австрияками, дружить тяжелее - ведь они практически одинаковые.

РГ: Как будете праздновать свой день рождения?

Занусси: Сюда - в мой дом под Варшавой - приедут мои друзья, знакомые, студенты.

РГ: Какая у вас следующая мечта?

Занусси: В моем возрасте мечты - непозволительная роскошь. Но в планах у меня - снять еще пару картин. В том числе какой-нибудь очень важный, самый важный фильм. Это та самая мечта, которая была у меня в самом начале моего пути. Она не изменилась.

РГ: Но это, надеюсь, не будет прощальный фильм?

Занусси: Что вы?! Прощаться пока рано!

Культура Кино и ТВ