Новости

Обидели доктора. Да что там обидели - прогнали подчистую, ссылаясь на кризис, безденежье, указание сверху. Так и написано в уведомлении об увольнении: "в целях оптимизации штатной численности,...согласно приказу министерства..."

Сразу скажу: указания главы правительства РФ и президента Российской Федерации мы слышали не раз. Они были четкими, ясными, гуманными: не наломать дров при сокращениях персонала, вызванных спадами производства. Не свалить свою жадность на некие "кризисные явления", а свое бездушие и развившийся "хватательный рефлекс" - на мифические высшие интересы.

В области медицины, здоровья людей "спада производства" никогда и нигде не было. Более того, глобальный финансово-экономический кризис ударил по здоровью и самочувствию рядовых граждан хлыстом, подстегнув нищету, болезни, ощутимо опустив уровень жизни.

Извините, читатель, о ком речь? Кого турнули взашей, сославшись на сокращение штатов и "вызовы" нового кризиса?

Михаила Зиновьевича Гофмана, врача более чем с полувековым стажем, героя публикаций "Российской газеты" последних лет. В которых речь шла о спасении озера Байкал. Ибо в многолетней эпопее борьбы за сохранение в чистоте славного моря-озера есть глава, написанная врачом М. Гофманом, Главным государственным инспектором по водным источникам министерства мелиорации и водного хозяйства (СССР), сказавшим громкое "Нет!" загрязнению озера. И не подписавшего государственный акт приемки в эксплуатацию первой очереди Байкальского целлюлозного завода. Правительственным распоряжением он, Гофман Михаил Зиновьевич, был назначен членом Государственной приемочной комиссии. В его обязанность входило проверить, все ли по проекту сделано на первой очереди целлюлозного завода, все ли в соответствии с природоохранным законодательством, с требованием санитарных норм и правил. Как, впрочем, и других членов государственной приемочной комиссии.

Все другие подписали, ограничившись отдельными замечаниями по недоделкам, Гофман стоял до конца: как член государственной приемочной комиссии и как врач-инспектор я не могу поступать против интересов государства. А подписать акт приемки производства, которое не гарантирует безвредную чистоту стоков, сбрасываемых в Байкал, - поступить вопреки интересам государства и людей.

Его шельмовали, шантажировали, грозили... Он стоял на своем!

...И вот он сидит передо мной, жалкий и униженный. Но делает вид, что не сдается. Врач функциональной диагностики социально-оздоровительного центра "Акрихин - здоровье" из подмосковной Старой Купавны. Бывший врач.

- Это, наверное, все из-за моего характера...

- Ну и в чем конкретно он проявляется?

Он помолчал минуту, другую.

- Вот, к примеру, по штатному расписанию более 80 должностей у нас, и все занятые. А работают 45-48 врачей.

И смотрит вопросительно: как же так получается - кем заняты остальные более двадцати должностей, кто их зарплату получает? Вопросец...

А Гофман не унимается:

- В Российской Федерации одно министерство - здравсоцразвития. А у нас в области их два - министерство здравоохранения и минсоцзащиты. Я пытаюсь к своему министру попасть, решить жизненно важный для меня вопрос - и к начальнику управления не достучусь. А ведь "социальной защиты населения" - наше министерство. Ветераны в ней больше всех нуждаются.

Он опять начинает показывать свой характер:

- И во всех субъектах Федерации так - по два министерства.

...Я вспоминаю: когда санврач Гофман в самом начале своей карьеры, на том пустынном полустанке в Прибалхашье понял, что эпидемию он одолеет, лишь немедля найдя управу на доблестного генерала, то отправил шифротелеграмму прямо в Кремль... Но об этом потом.

Тогда на Байкале, ошельмованный, обманутый как должностное лицо с чрезвычайными полномочиями и оскорбленный как гражданин своей великой Родины, он не встал в позу, не принялся смаковать и пережевывать свою обиду. Советский врач Гофман, зная, что в тоталитарном государстве ничего не стоит состряпать очередное "дело врачей", предпринял шаги, которые поддержал министр мелиорации и водного хозяйства СССР Е. Алексеевский. Михаил Зиновьевич предложил немедленно приступить к составлению "Правил охраны вод озера Байкал и естественных ресурсов бассейна этого озера", чтобы отсутствие их не послужило оправданием отравителям Байкала. Получив поддержку министра, он развил бурную организаторскую деятельность и сам взялся за перо.

80-страничные правила, изданные тиражом 1500 экземпляров, не единственное фундаментальное свидетельство особых заслуг главного инспектора Государственной инспекции по охране водных источников Минводхоза СССР.

Вовсе не хочу сказать, что Байкал спас Михаил Гофман. Байкал никто не спас. Он сам себя спасет. Уже запущен новый механизм спасения, все по народной пословице: не было бы счастья, да несчастье помогло. В кризис пошел новый счет байкальской воде: осенью 2008 года она продавалась в Москве по цене 2,5 литра бензина Аи-95 за 1 литр воды. Ученые и экономисты Сибирского отделения РАН выдали сумму: с 2009 года вода Байкала - 24 тысячи кубических километров - оценивается астрономической суммой - в сотни триллионов долларов США. И сумма эта никогда не уменьшится, ибо байкальская вода - ресурс, возобновляемый ежегодно, ежечасно, ежесекундно: 60 кубических километров в год. Ученые предупреждают: вслед за экономическим планету ожидает кризис водный. Природа - надежный, состоятельный кредитор. На вечные времена, если относиться к ней по-джентльменски. Но кто же к даровой воде, той же байкальской, станет относиться по-джентльменски?!

В силу какой-то злой иронии судьбы это действо совпало во времени с другим подсчетом: сколько рублей в месяц сэкономит социально-оздоровительный центр "Акрихин-здоровье" министерства социальной защиты населения Московской области на увольнении доктора Гофмана. Выходила сумма стыдного порядка - 13 тысяч рублей. (А что же вы хотите - любое постыдное действие чиновников по отношению к человеку может родить только стыдный результат. Каким бы числом он ни выражался.)

...Я, наверное, напрасно спросил Гофмана, сидящего на стульчике напротив, про его характер. Он отвернулся к окну, поморгал часто-часто, снял очки, протер их, снова водрузил на переносицу. И все не поворачивая головы. Чего он там разглядывает - на окно опущены солнцезащитные жалюзи.

- Извините, - сказал я, пытаясь успокоить ветерана. Мне и самому стало зябко и тоскливо. Да, характер у Гофмана был.

... Получив в Киеве красный диплом, а вместе с ним и направление на первое место работы по линии МПС в не известный никому Сары-Шаган, расположенный где-то на берегу озера Балхаш, вчерашний киевский студент сразу попал... "на передний край": на ударную стройку. Строили железную дорогу в глубь пустынных безлюдных земель к какому-то сверхсекретному полигону. Июль, жара, мухи и... дизентерия.

Генерал, командовавший стройкой, никого и ничего не боялся. В том числе и дизентерии. На то он и боевой генерал. Понос косил солдат и "контингент", содержавшийся за колючей проволокой, а ему хоть бы хны. Всякий солдат и этот, "из контингента", скошенный запредельной температурой и изнуряющей диареей, был не больным, а уклоняющимся от работы симулянтом. С уклонистами какой разговор, какое лечение... Три наряда вне очереди! Или "губа".

Миша Гофман нашел телефон прямой связи с Москвой и продиктовал зашифрованную телеграмму: "Москва зпт Кремль зпт министру обороны СССР тчк расположение п дробь я пятьдесят вспышка формы восемьдесят тчк угрожает здоровью контингента зпт населения зпт безопасности движения поездов тчк прошу принять меры тчк НСЭС Сары-Шаган Гофман тчк.

Шел бдительный 1954 год. А НСЭС Гофман, можно было догадаться, грозил перекрыть движение поездов в глубь Средней Азии. И на обратном направлении - в Москву, где Кремль...

НСЭС (начальник санитарно-эпидемиологической службы) Михаил Гофман прикинул в уме, когда в лучшем случае получит ответ от кого-нибудь или, в худшем, его арестуют. Учитывая четырехчасовую разницу во времени между Кремлем и Сары-Шаганом, все должно начаться и кончиться завтра поутру.

Гофман ошибся: от момента подачи телеграммы до момента развертывания госпиталя в эпицентре формирующейся эпидемии прошло три с половиной часа.

Но кто же сегодня в наше "кризисное время" станет слушать Гофмана?

Людмила Николаевна Романова, директор центра "Акрихин-здоровье" натерпелась от него как от сварливой свекрови. И никак не уволить за просто так: пациенты им довольны, хвалят, в пример ставят. Как же - "высококвалифицированный специалист, элита врачевателей традиционной народной медицины" с сертификатом Всероссийского научно-исследовательского центра традиционной народной медицины. Это помимо красного диплома Киевского мединститута по двум врачебным специальностям.

Но Людмила Николаевна директриса расчетливая. В прошлом году она организовала встречу Нового года в коллективе как раз 29 декабря. Праздник был веселый, теплый, веселились по-человечески.

А 30 декабря добрейшая Людмила Николаевна подготовила Михаилу Зиновьевичу предписание об увольнении. Во исполнение вышестоящего приказа - министра соцзащиты населения Московской области. По сокращению штатов. Кризис, мол, заставляет.

- А вы не пробовали послать такую же шифровку, какую послали в Кремль в 1954-м, своему генералу сейчас? - спрашиваю Михаила Зиновьевича. - Так и начните ее: "Уволили от добрых дел честного служаку, отдавшего..."

Он недоверчиво смотрит на меня:

- Есть такой генерал?

- Вот и проверьте. Генерал- губернатор Московской области, Герой Советского Союза. Терять-то вам все равно нечего... А ему, глядишь, поможете порядок навести среди чиновников, которые таким вот образом "социально защищают" граждан. В труднейший для них период жизни.

PS

У кого-то могут возникнуть вопросы: еще 30 декабря минувшего года М. Гофман получил официальное предупреждение администрации об увольнении, а лишь в июне 2009-го газета ударила в колокола? Ответ простой и сложный, но в обоих случаях прискорбный. После разговора с директором Л. Романовой врач Гофман все надеялся: не может такого быть, чтобы работника с безупречным, более чем полувековым трудовым стажем, на иждивении которого больная жена, лишат работы. Он писал в министерство социальной защиты населения области: защитите. Собирались заседания, приезжали глухие к его просьбам представители - он все надеялся. Ну не мог человек, переживший тоталитарный беспредел, поверить, что демократическое государство его кинуло. Даже после того, когда 28 февраля с.г. ему выдали "компенсацию за неиспользованный отпуск и выходное пособие сотруднику при увольнении по сокращению за 51 рабочий день". Надо прожить и пережить столько, сколько выпало на долю Михаила Зиновьевича, чтобы понять, почему он все медлил и ждал. И даже в марте 2009-го, когда начальник управления минсоцзащиты области А. В. Копылов прислал ответ на его жалобу сплошь лицемерный и бездушно-сутяжный - врач-ветеран все чего-то ждал. В конце мая он приехал в редакцию: может, поспособствуете, чтобы министр лично меня приняла?

Общество Здоровье Филиалы РГ Столица ЦФО Московская область