Новости

24.06.2009 05:50
Рубрика: Власть

Укол в Вене

Грузинским дипломатам не удалось заставить главу МИД России начать оправдываться

Во вторник в Вене грузинские дипломаты внимательно слушали главу МИД России Сергея Лаврова.

Все, что говорили посланники Тбилиси, российский министр также не оставил без внимания. За тем, кто окажется сдержаннее, а значит, и более желанным собеседником для дальнейших переговоров, внимательно следили представители 54 государств Европы.

Последние восемь лет раз в год в рамках ОБСЕ на уровне заместителей министров иностранных дел проводится конференция по обзору проблем в области безопасности. Инициатором проведения подобных встреч после трагических событий в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года были США. Вашингтону также принадлежит идея приглашать на конференцию одного специального гостя. На этот раз таковым стал Сергей Лавров. Тема его выступления в замке Хофбург, что в самом центре Вены: "Вызовы жесткой безопасности в Евро-Атлантике. Роль ОБСЕ в создании устойчивой и эффективной системы безопасности".

Большинство участников с большим интересом наблюдали за уникальной в последние десять месяцев картиной. В одном зале всего в нескольких метрах друг от друга сидели высокопоставленные дипломаты из России и Грузии. По правую руку от Лаврова через одно место сидел председатель Форума по сотрудничеству в области безопасности Раата Гаприндашвили, а фактически напротив оказался глава грузинской делегации, замминистра иностранных дел Александр Налбандов.

Трудно было удержаться от соблазна подойти к высокопоставленному грузинскому дипломату за несколько минут до начала конференции. "Здравствуйте, г-н Налбандов. Корреспондент "Российской газеты". Можно вам задать несколько вопросов?" - начал я на русском, протягивая руку. Дипломат оказался дипломатом. И поздоровался, и пожал мне в ответ руку, и отвечал на русском. "О чем вы хотите спросить российского министра?" - спросил я.

"У меня к Лаврову много вопросов. К примеру, собирается ли Россия выполнять взятые на себя международные обязательства. В первую очередь, речь идет о соглашении о прекращении огня. А мой основной вопрос: имеет ли Россия право говорить о новой архитектуре безопасности, учитывая случившееся?" - ответил Налбандов. "А у Грузии разве есть право осуждать, учитывая, что доказано: именно грузинские войска совершили агрессию против Южной Осетии?" - попытался я вступить в цивилизованную дискуссию. "Я понимаю ваш намек, но скажу в ответ: кто сказал, что Грузия напала? Насколько мне известно, к концу июля должны быть обнародованы результаты экспертной комиссии ЕС. Посмотрим, что они скажут", - возразил грузинский дипломат.

К сожалению, на этом наш разговор оборвался. В зале зазвенели колокольчики. Конференция начала свою работу. И тут выяснилось, что грузины и россияне приехали в Вену говорить на совсем различные темы. К примеру, Гаприндашвили почти половину своего выступления в качестве председателя форума посвятил напоминанию собравшимся о том, что произошло в августе прошлого года. При этом он, правда, ни разу не упомянул Южную Осетию и Абхазию. Как будто их больше не существует. И вот слово предоставили Лаврову. Многие из присутствовавших в зале, очевидно, ожидали, что сейчас российский министр начнет отвечать на "уколы" со стороны грузинского дипломата. Они ждали шоу, но его им Сергей Лавров не подарил. В планы Лаврова входило повести разговор на куда более важные для всей Европы темы. К примеру, почему за 20 лет европейским государствам не удалось выработать гарантии соблюдения принципа неделимости безопасности? Или зачем нужно было дожидаться Кавказского кризиса, чтобы осознать: в Европе что-то неладно.

Лавров предложил в рамках конференции продолжить обсуждение выдвинутой президентом России Дмитрием Медведевым инициативы по разработке нового юридически обязывающего Договора о европейской безопасности.

Грузинский замминистра в это время что-то усердно записывал. А как только объявили перерыв, бросился в коридор с телефоном. Видимо, звонил в Тбилиси доложить начальству об услышанном.

А российских дипломатов сейчас куда больше интересует ответ не Грузии, а остальных 54 государств ОБСЕ.

Между тем

На итоговой пресс-конференции Сергей Лавров также говорил о работе экспертной группы ЕС по расследованию августовских событий в Закавказье: "Все знают, что был приказ N 2, который грузинская сторона никому не показывает, несмотря на то, что есть спецкомиссия ЕС, которая хотела бы этот приказ посмотреть. Правда, признается по-тихому в кругу стран-членов НАТО, стран ЕС. Мы об этом знаем. Да и они нам об этом сами говорят в наших двусторонних контактах. А на публику коллективно они этого сказать не могут".

Власть Работа власти Внешняя политика В мире экс-СССР Грузия Правительство МИД Отношения России и Грузии