Новости

01.07.2009 17:07
Рубрика: Общество

Британский дипломат вывез на Запад сокровища Романовых

Текст: Ольга Дмитриева (Лондон )

Широко известно, что английская королева Мэри, бабушка правящей нынче королевы Елизаветы Второй, носила на голове роскошную Владимирскую тиару из коллекции Великой княгини Марии Павловны и затем передала ее по наследству внучке Елизавете. Зато до последнего времени было неизвестно, как именно попала тиара царской семьи на Запад. Неужто Мария Павловна подарила свою тиару Мэри? Или продала?

Отнюдь нет. Впечатляющая коллекция драгоценностей Великой княгини была вывезена за границу в разгар революции в результате блестяще проведенной операции. Разыгранная в духе бондианы, эта операция была проведена британским дипкурьером Альбертом Генри Стопфордом, другом Марии Павловны.

Захватывающую историю об этой операции впервые рассказывает в своей готовящейся к выходу в свет книге Уильям Кларк, бывший корреспондент британских газет " Гардиан" и " Таймс", позднее ставший банкиром в лондонском Сити. Исследовавший многочисленные архивы, дневники Альберта Стопфорда и письма Великой княгини, Кларк создал своего рода исторический детектив. Свою книгу автор назвал с эффектной простотой, гарантирующей, однако, попадание в список бестселлеров - "Тайные сокровища Романовых. Спасая драгоценности королевской семьи".

Между тем речь в ней идет, разумеется, не о спасении всего громадья царских сокровищ - громадье досталось Революции - но лишь о скромной части романовских ценностей, которая конфискации счастливо избегла. В этом смысле исключительно повезло жене дяди Николая Второго, Великой княгине Марии Павловне. Повезло, что в Британии у нее был преданный и надежный друг в лице Берти Стопфорда.

До революции Берти занимался дипкурьерством: доставлял частную корреспонденцию английского короля Георга V ко двору Николая П. Будучи знаком со многими знаменитыми русскими той поры, Стопфорд особенно близко сошелся с семейством Великой княгини. А Мария Павловна, между тем, была великой любительницей драгоценностей и скупала для своей коллекции в Петербурге, Лондоне и Париже ценнейшие и уникальнейшие ювелирные украшения. Когда в июле 1917-го события в Петрограде подошли к точке кипения, Великая княгиня пребывала в Кисловодске, паникуя в безвестности о том, что будет со всеми и со всем, оставшемся в Петрограде. И тогда Берти Стопфорд, как истиный и преданный друг, решил, если следовать умозаключениям автора книги, лично заняться спасением ее сокровищ и проникнуть во Владимирский дворец.

Британец получил от Марии Павловны точные инструкции о том, где она хранит драгоценности, после чего проник во дворец - не исключено вместе с сыном Великой княгини, Борисом. Из дворца Берти вынес два увесистых саквояжа, набитых деньгами и драгоценностями и мужественно пронес их по улицам охваченного революцией города. Уильям Кларк убежден, что дипкурьер Его Величества Георга Пятого рисковал жизнью, и, скорее всего, так оно и было.

Стопфорд отвез деньги прямиком в Кисловодск, лично в руки Великой княгини, а драгоценности, следуя ее пожеланию, переправил в Лондон. Как именно переправил, доподлинно не известно. Возможно, при посредничестве покидавшего Россию знакомого, служившего в ВМС Британии. А возможно, и лично сам, используя статус не подлежащего досмотру дипломата.

Однако числиться в дипломатах Стопфорду оставалось недолго. Вскоре после приезда в Лондон с сокровищами Марии Павловны Берти был арестован. Ему предъявили обвинение в непристойных действиях по отношению к лицу мужского пола и приговорили к одному году принудительных работ и тюремному заключению. После выхода на свободу, Стопфорд практически не жил в Англии, обретаясь по большей части в Париже и на Сицилии. Именно этим обстоятельством автор объясняет тот факт, что славное имя и героические деяния Стопфорда по спасению царских сокровищ остались столь долгое время практически неизвестными

Ну, а какова же судьба самой спасенной коллекции  Дети Великой княгини, уже находясь в эмиграции, в бедственные 20-ые годы решили материнские драгоценности продать. Оценивающаяся Уильямом Кларком в десятки миллионов фунтов стерлингов, коллекция разошлась по королевским домам Европы и, не исключено, украшает сегодня монаршьи головы и плечи. Несколько украшений приобрела в свое время английская королева Мэри. Правда во Владимирскую тиару, сделанную русским императорским ювелиром в 1870 году, Мэри предпочла вместо жемчужин  вставила  изумруды.

 

Общество История В мире Европа Великобритания Царская семья Романовых