08.07.2009 02:00
    Поделиться

    Константин Косачев: Визит Барака Обамы - признание со стороны США, что они не могут решать современные проблемы в одиночку

    Константин Косачев, председатель Комитета Госдумы по международным делам :

    Сейчас идет соревнование умов, кто найдет лучшее определение того, что сейчас происходит. Но для меня, конечно, важнее содержание.

    Принципиальное значение нынешнего визита Обамы заключается в том, что в те или иные термины - перезагрузка и так далее, которые до этого провозглашались в формате деклараций, сейчас начинает впервые закладываться конкретное практическое содержание. И думаю, что вклад в то, что это происходит, в равной степени вносят и президент США, и президент России.

    Вообще для того чтобы понять значение произошедшего в эти дни, надо просто-напросто пофантазировать и на секунду представить себе, что президентскую кампанию в США выиграл кандидат Джон Маккейн. Вот в таком случае, я думаю, вообще этого визита могло бы просто не быть. Я напомню, что предыдущий президент США в Москву приезжал 7 лет назад, то есть республиканец Джордж Буш в Москву просто не ездил. И не уверен, что Маккейн отнес бы визит в Москву к числу своих приоритетов. А Обама это сделал. Ну и во-вторых, совершенно очевидно, что даже если бы такой визит состоялся, его атмосфера, контакт человеческий на уровне высших руководителей были бы совершенно иными. И в силу этого совершенно иные оказались бы результаты.

    Поэтому я считаю, что визит Обамы - очень важное событие не только в российско-американских отношениях, но и, безусловно, в глобальном контексте. И, наверное, главное, что сейчас на наших глазах происходит, это признание со стороны Соединенных Штатов, что в одиночку, какой бы сильной ни была эта страна, они не могут решать современные проблемы. В то время как Буш пытался подходить к решению наиболее острых проблем современности либо на односторонней основе, либо действуя в контакте только с ближайшими союзниками. Нынешняя администрация демонстрирует понимание того, что справиться с этими проблемами можно только, взаимодействуя с самым широким кругом партнеров, с теми, кто претендует на собственные взгляды, на собственные позиции, на реализацию собственных интересов во внешней политике. Это, безусловно, Россия.

    В наших отношениях предыдущая администрация искрила, и более того, часто трансформаторы перегорали. Сейчас мы работаем на линии высокого напряжения, тем не менее эта линия функционирует, и, несмотря на сохраняющиеся разногласия, мы способны договариваться по очень важным вопросам.

    Я бы выделил три главные договоренности. Это, безусловно, обозначение рамок будущего соглашения по СНВ, это договоренность по военному транзиту в Афганистан и это восстановление инфраструктуры наших связей, то есть так называемой президентской комиссии во главе с двумя лидерами и назначением ответственных лиц высокого уровня по всем, без исключения, направлениям нашего сотрудничества. Вот эти три главных результата уже достаточны для того, чтобы считать российско-американские переговоры результативными и успешными.

    Любой визит - это предмет компромиссов. На чем-то настаивала американская сторона, на чем-то - российская. Но ни одну из тех договоренностей, которые были достигнуты, я не мог бы назвать однозначно проамериканской и антироссийской. Ни в коем случае. Все эти договоренности устраивают российскую сторону. И более того, по ряду позиций мы продвинулись значительно дальше того, на что изначально соглашались американцы. Скажем, известно, что США отказывались от подписания какого-то отдельного документа по противоракетной обороне, он не готовился. Но в ходе переговоров такой документ появился, и это шаг, на мой взгляд, очень важный и в правильном направлении.

    Разговор идет об очень серьезных вещах. И перепрыгнуть через этап декларации о намерениях практически никогда невозможно. Сначала обозначается настроение и намерения сторон. Это естественно, это "вектор движения", это, если хотите, директива переговорным делегациям, которые в дальнейшем кладут на бумагу уже конкретные договоренности, расшифровывая политическую волю своих лидеров. Вот сейчас эта политическая воля, если хотите, положена на бумагу. И после этого пойдет совершенно естественный этап, когда эти договоренности будут уже выходить в виде конкретных проектов, цифр и инициатив. И то, что, еще раз повторю, в рамках президентской комиссии сейчас созданы отдельные группы: по торговле, энергетике, безопасности, взаимодействию структур гражданского общества и так далее, это и есть фундамент будущих договоренностей, которые, я уверен, себя ждать тоже не заставят.