Новости

09.07.2009 05:00
Рубрика: Власть

Форменное безобразие

Главная военная прокуратура бьет тревогу: преступность среди офицеров растет

Сегодня в Главной военной прокуратуре подводят итоги работы за полгода. Армия активно реформируется.

В процесс вовлечены гигантские воинские коллективы - дивизии, армии, округа, он затрагивает интересы многих тысяч людей. Как отражаются перемены на состоянии войск, как обстоят дела с правопорядком, что больше всего беспокоит главных блюстителей закона? На эти вопросы "Российской газете" ответил накануне итоговой коллегии Главный военный прокурор Сергей Фридинский.

Российская газета : Сергей Николаевич, редкий день мы не слышим о громких процессах, где судят людей в погонах, в том числе уже и в генеральских. Что с преступностью в армии, войска насквозь поражены пороком?

Сергей Фридинский : Конечно же нет. В целом криминогенная обстановка в этом году достаточно стабильна. Есть даже и позитивные результаты. Общее количество зарегистрированных в войсках и других воинских формированиях преступлений сократилось почти на 12 процентов. Что особенно отрадно, пошли на спад пресловутые неуставные взаимоотношения. На 15 процентов стало меньше военнослужащих, получивших травмы от "казарменного" насилия.

Другое дело, что есть и тревожные тенденции, в том числе те, о которых вы упомянули. Я имею в виду офицерскую преступность. Она вызывает серьезное беспокойство и требует неотложных мер.

РГ : Все настолько серьезно? Ведь офицерский корпус - это костяк, фундамент армии. А если фундамент с трещинами - какая прочность у здания? Даже в самые тяжелые переходные годы, когда у военных была не зарплата, а слезы, армия держалась исключительно на добросовестности офицеров, их честности перед собой и службой. Что же теперь?

Фридинский : Верность офицеров долгу и Отечеству сомнения по-прежнему не вызывает. Большинство из них верой и правдой служат стране. Но, как говорят, в семье не без урода. А поэтому есть основания для беспокойства. В 2008 году офицерами совершено самое большое за последние 10 лет количество преступлений. При этом треть из них коррупционной направленности. Причиненный государству ущерб составил более двух миллиардов рублей. Рост преступности среди офицеров продолжается и в этом году.

В последние годы трансформировалась и структура "офицерской" преступности. Если еще 5 лет назад посягательства на военное имущество и денежные средства составляли только четверть всех правонарушений офицеров, то сегодня этот показатель приближается уже к половине. Существенно возросло количество фактов взяточничества, должностных подлогов, присвоений и растрат. Совершенно очевидно, что любые благие намерения по формированию нового облика Вооруженных сил так и останутся намерениями, если в ближайшее время мы не сможем преодолеть нарастание этой негативной тенденции.

РГ : В высоких армейских штабах знают эту невеселую статистику? Без их участия, силами одних лишь прокуроров такую задачу вряд ли удастся решить.

Фридинский : Абсолютно с вами согласен. Одними карательными мерами порядок не удавалось навести никогда. Буквально вчера состоялось совместное заседание коллегий минобороны и Главной военной прокуратуры. На нем шло детальное, обстоятельное обсуждение этого вопроса. Выработали комплекс мер, которые, по общей оценке, помогут нейтрализовать острую проблему. Теперь результат будет зависеть от того, насколько эффективно решения будут реализованы на местах. Поэтому я требую от подчиненных мне прокуроров самым серьезным образом проработать принятые вместе с командованием решения, создать необходимые организационные условия для их качественного выполнения.

РГ : Большие деньги всегда привлекают нечистых на руку людей. Такой сферой, где в ходу очень крупные суммы, является гособоронзаказ. Известно, что руководство страны поставило и перед вами, и перед органами военного управления конкретную задачу - обеспечить точное и неукоснительное исполнение оборонного заказа. В том числе не допустить разбазаривания бюджетных средств. Как обстоят дела на этом фронте?

Фридинский : Военные прокуроры все чаще выявляют преступные группы, годами паразитирующие на реализации оборонзаказа. Только за последние полтора года, как говорится, вывели на чистую воду около трех тысяч нарушений законов в этой сфере. А много это или мало, можно судить по таким цифрам: нанесенный государству ущерб составил свыше полумиллиарда рублей. В ходе проверок прокурорам удалось вернуть в казну более 380 миллионов.

Борьба с тандемами коррумпированных заказчиков в погонах и недобросовестных производителей армейской продукции ведется постоянно. Большую помощь в этом прокурорам оказывают органы безопасности в войсках. Но, к сожалению, дурной пример - не всегда наука. Деньги чаще бывают важнее. В Московском окружном военном суде сейчас рассматривается уголовное дело бывшего начальника одного из подразделений Главного ракетно-артиллерийского управления минобороны генерал-майора Валерия Знахурко. Он обвиняется в мошенничестве при поставках для армии негодных средств индивидуальной защиты. Его судит суд присяжных. Не знаю, как будет рассмотрено это дело, но мы убеждены в том, что подсудимый не только похитил 93 миллиона рублей бюджетных денег, но и в течение шести лет снабжал войска некачественными бронежилетами, которые легко пробиваются пулями и осколками. Эту позицию мы отстаиваем в суде.

РГ : Говорить о совести с преступниками в таких ситуациях не приходится. И все же как низко надо пасть, чтобы делать деньги на крови и жизнях солдат. Ведь бронежилеты - это область особого назначения и особого риска.

Фридинский : Как, собственно, почти и все другие сферы военной службы. К примеру, буквально недавно мы закончили проверку в отношении группы чиновников минобороны, военпредов и производителей парашютной техники для ВДВ. Государство в рамках оборонного заказа заплатило почти 280 миллионов рублей одному из московских предприятий за изготовление и ремонт большой партии парашютов для десантирования боевой техники. Хитроумные предприниматели изготовили эти парашюты не из нового сырья, а из старых деталей. Представители армейского заказчика и воен преды, полагаю, не бескорыстно, закрыли на это глаза. Проведенные специалистами исследования показали, что использовать эти парашюты нельзя. Страшно подумать, что могло произойти, если бы нам не удалось пресечь эту коррупционную схему. Материалы проверки переданы в следственные органы, по ним возбуждено уголовное дело. Думаю, что в ходе следствия станет ясным, откуда у армейских чиновников сразу после реализации этого контракта появились дорогостоящие автомобили, гаражи, квартиры.

РГ : В отличие от высоких чиновников у простых взводных и ротных командиров нет ни крутых иномарок, ни роскоши в домах, а порой и крыши над головой. Чего у них в избытке - так это бездушия и черствости тех самых чиновников. Прокуратура, которую в последнее время все чаще называют главным правозащитником, что-нибудь делает, чтобы люди в погонах получали от государства все, что им положено за нелегкий ратный труд?

Фридинский : Генеральный прокурор РФ, выступая недавно в Совете Федерации, подчеркнул, что именно сейчас правозащитная функция прокуратуры востребована как никогда. В апреле были приняты дополнительные решения на законодательном уровне, в соответствии с которыми расширены права прокуроров на обращение в суд в защиту интересов граждан. Для нас в числе первоочередных остается задача защиты средствами прокурорского надзора прав и гарантий военнослужащих, членов их семей и иных граждан.

В настоящее время наступила активная фаза формирования нового облика Вооруженных сил. Организационно-кадровые решения принимаются по десяткам тысяч военнослужащих и служащих. Прокуроры обеспечивают надзорное сопровождение этих процессов, чтобы ни один человек не стал жертвой чьих-либо непродуманных административных решений.

РГ : А такие факты имеются?

Фридинский : К сожалению, их немало. Есть случаи, когда должностные лица игнорируют требования закона. Достаточно вспомнить массовые заболевания в ряде округов в ходе осеннего призыва, когда мы вынуждены были прибегнуть и к мерам дисциплинарного воздействия, и даже уголовного преследования виновных лиц. Нередко административный произвол влечет ущемление прав сотен людей, благополучие их семей ставится в зависимость от прихоти или корыстных устремлений чиновника. Например, бывший начальник 53-го НИИ мин обороны полковник С. Балакшин, освобожденный от должности в связи с возбуждением уголовного дела, в течение 10 месяцев не выплачивал денежное довольствие 55 военнослужащим и около 200 служащим предприятия. Общая задолженность превысила 28 миллионов рублей. Все это повлекло социальную напряженность в коллективе, пошли многочисленные жалобы в различные инстанции.

Надзорными мероприятиями установлено, что этот начальник совершал различные финансовые махинации на протяжении трех лет. Вот почему важно, чтобы такая работа велась предельно гласно. Люди должны знать, что прокуратурой в случае нарушения их прав без всяких бюрократических проволочек будут приняты оперативные и эффективные меры по их защите.

Всего же военными прокурорами восстанавливаются ежегодно права более полумиллиона граждан. Да, собственно, весь смысл работы прокурора должен заключаться в полезности людям и государству. Это мое твердое убеждение.