Новости

13.07.2009 03:00
Рубрика: Культура

День без музыки? Невозможно

Неутомимый Пласидо Доминго и не думает о завершении карьеры

Он знает по-русски слова "нет", "товарищ", "бабушка" и "большое спасибо". Но вот слово "Барвиха" для него - внове, и он уточняет у переводчицы, как именно оно произносится. Один из самых титулованных теноров, чей репертуар насчитывает партии из 124 опер, выступит здесь с концертом.

Вечером, за день до концерта Пласидо Доминго на часовой встрече-брифинге, где собрались художники, режиссеры, артисты и журналисты, ответил на вопросы, а вначале произнес вступительное слово.

Пласидо Доминго: Большое спасибо (по-русски. - Авт.), что все вы сюда пришли. Для меня большая честь и удовольствие снова вернуться в Россию и выступить в этом концертном зале. С тех пор, как я приехал сюда впервые, прошло много лет. Не могу сказать, что бывал здесь очень часто, но за последние десять лет приезжал в Россию четыре раза. В вашей стране - та публика, которая особенно любит оперу. И в этот раз я пою оперные арии, но, кроме них, традиционную испанскую музыку - сарсуэлу, а также приготовил несколько сюрпризов.

Российская газета: Расскажите подробнее о созданном вами конкурсе молодых исполнителей "Опералия".

Доминго: Еще, когда я был молодой, в начале своей карьеры, два года прожил с женой в Тель-Авиве, в Израиле. Мы оба пели. Там было очень много исполнителей из разных стран - из Италии, Японии, Румынии, Новой Зеландии, России... И я и мечтать не мог - как это здорово, когда люди из разных стран собираются вместе, учатся и поют. Мне было 30, в одном из интервью, которое я давал в Лондоне, я сказал, что хотел бы учить молодых людей и давать им возможность выразить себя и заявить о себе. Сейчас, спустя много лет, в "Опералии" моя мечта сбывается.

 
Видео: Сусанна Альперина

Сейчас уже конкурс проводится много лет: каждый раз в другой стране. И около 60 процентов сегодняшних исполнителей вышли из "Опералии". Я очень надеюсь, что мы привезем этот конкурс и в Москву.

РГ: Как вы сохраняете свой голос? Есть ли какие-то секреты?

Доминго: Я не знаю, какие секреты... Наверное, я уже не должен петь... Лет 12 назад, когда задумывался о своем теперешнем возрасте, я полагал, что уже не буду в это время выступать. Однако, на удивление, я все еще пою. И могу сказать, что не хотел бы, чтобы в моей жизни был лишний день, когда я не буду петь, если не должен. Но пока я могу, я буду петь до тех пор, пока не остановлюсь.

Для меня все мои выступления - потрясающий опыт. И я говорю сейчас не только о Москве, но и о России в целом. Я работал и в Санкт-Петербурге, с Мариинским театром. Это много значило для моей жизни и карьеры. Потому что традиции Мариинки меня восхищают так же, как и традиции Большого.

Вопрос: В наступающем сезоне, в Ковент-Гардене вы собираетесь петь Баязета в "Тамерлане" Генделя и партию Симона Бокканегра в одноименной опере Верди. Правда ли, что этими работами вы планируете завершить свою сценическую деятельность?

Доминго: Для меня обе эти партии очень важны. Что касается Бокканегра, я не баритон и не претендую на это звание, тем не менее мне очень нравится эта партия, палитра голоса, экспрессия и то драматическое чувство, которым я ее наполняю. Надеюсь, что это не последнее мое представление. Но кто знает?

Вопрос: Что вам запомнилось после встречи с Папой Римским Иоанном Павлом II?

Доминго: Мне хотелось петь музыкальные произведения на стихи, которые он написал. И для меня было важно, чтобы не подумали, что это из-за его статуса. Он был известным деятелем, миротворцем, политиком. Но мало кто знал, что он - поэт. Я встречался с ним пять или шесть раз в жизни. И пел для него в разных странах - в Америке, Мексике, Италии. И во время последней нашей встречи, когда у нас был концерт в Ватикане, я сказал ему, что нахожу его поэзию восхитительной, и спросил, могу ли исполнить несколько песен на его стихи. Он согласился. И я сделал то, что я сделал.

Культура Музыка РГ-Видео РГ-Фото