Новости

16.07.2009 03:00
Рубрика: Общество

"Сердце Пармы" обосновалось в Перми

Ради изучения истории гости фестиваля отправились в путешествие и на ролевые игры

В Перми состоялся необычный историческо-литературный фестиваль "Сердце Пармы". Одним из его вдохновителей стал автор одноименного романа, трижды номинант "Национального бестселлера" и финалист "Большой книги-2006", писатель и краевед Алексей Иванов.

Российская газета: В ваших книгах можно найти и исторические, и фантастические сюжеты. Фантастика нынче популярна, а история и исторические романы?

Алексей Иванов: История интересна всегда. Но вот популярной она становится только при ее подаче через современные технологии продвижения исторического контента.

Например, во времена Вальтера Скотта такой технологией был роман. Сейчас технологий больше: блокбастер, конспирологический детектив, ролевая игра. И так далее. Я предпочитаю фантастику. Разумеется, она не везде уместна: нелепо описывать облет Кутузовым батареи Раевского на НЛО. Но если пишешь про совсем уж старину, как в "Сердце Пармы", или глухомань, как в "Золото бунта", - то почему бы и нет? Сама история полна фантастики. Разве можно представить Куликовскую битву без видения отрока Варфоломея? Или беснования опричнины без отсветов Страшного суда? Однако фантастика в историческом тексте - только прием, а не структурная основа.

РГ: Стоит ли различать историю с кафедры, историю со страниц ваших книг и историю, представленную вами на фестивале "Сердце Пармы"?

Иванов: Конечно, стоит. Изучать историю надо по лекциям с кафедры. А представлять - по романам. Или ощущать - по интерактиву: скажем, по туризму или по ролевым играм. Туризм и ролевые игры - это и есть суть фестиваля "Сердце Пармы".

Влезть в атмосферу эпохи можно как раз тогда, когда ты стоишь на поле былой битвы, заросшем травой, и вокруг такая же жара, как пятьсот лет назад, те же самые леса и горы, та же тяжесть кольчуги, звон меча и поразительное ощущение масштабов. Ты сам маленький-маленький, а земля большая-большая, но твое дело, дело маленького человека, соразмерно этой гигантской земле - потому оно и осталось в памяти поколений.

РГ: Если бы вы получили госзаказ на учебник по истории, написали бы? Какой он был бы?

Иванов: Не учебник. Книгу бы - с удовольствием. Прямо скажем, я даже на это набиваюсь. Мне страшно интересно написать о пугачевщине. Но не как о бунте, а как о народном проекте казачьего переустройства России. Как о гражданской войне между крестьянами и рабочими. Как об эволюции бунта от криминала, корпоративного заговора яицких казаков, к попытке отката страны, переживающей высший пик индустриального величия, в крестьянский социум. И далее - в национально-освободительную войну, из нее - в гражданскую, а финал - где и старт: в криминале. То есть показать пугачевщину как весь спектр вооруженных восстаний в России - от батьки Махно и комдива Чапаева до чеченских полевых командиров и уралмашевских бандюганов.

РГ: Ваша последняя книга называется "Блуда и МУДО". Страшно представить какой будет ваша следующая?..

Иванов: Не знаю, мне не страшно. Следующая книга должна выйти осенью, и она будет называться "Хребет России". Чего тут страшного?

Общество История Культура Литература Филиалы РГ Пермский край ПФО Пермский край Пермь Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники