Новости

28.07.2009 14:35
Рубрика: Общество

Физикам предложена коллективизация

Инициатива Сергея Кириенко вызвала нешуточный переполох среди ученых

Предложение главы "Росатома" Сергея Кириенко, сделанное в присутствии президента России Дмитрия Медведева на выездном заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики в Сарове, вызвало смятение и ропот в рядах академической науки.

Казалось бы, уже привыкшие к перманентным реорганизациям последних лет, российские академики, доктора и просто научные сотрудники, ведущие исследования в различных областях физики, сильно призадумались над новой инициативой "сверху". А смысл ее или, оперируя словами самого Кириенко, "базовая идея" заключается в том, чтобы весь комплекс фундаментальных исследований, который находится в трех ведомствах, "соединить в один центр".

В этот центр, полагает гендиректор "Росатома", нужно передать управление участием России в международных проектах по фундаментальной науке и выстроить полноценную экспериментальную базу. "Это должна быть система коллективного пользования с единой постановкой задач", - подчеркнул Кириенко. И добавил: в его ведомстве готовы к тому, что этот центр будет не под началом "Росатома", а, например, под началом Роснауки.

Время и место для такой инициативы - заседание президентской комиссии по модернизации с выездом в ядерный центр Саров - выбраны не случайно. И само предложение, конечно, родилось не на пустом месте.

Совсем недавно правительством одобрена Федеральная целевая программа "Ядерные энерготехнологии нового поколения" с объемом финансирования 128 миллиардов рублей. Ранее утверждены и финансируются в приоритетном порядке две еще более масштабные по затратам бюджетных средств ФЦП "Росатома". Одна предусматривает форсированное развитие ядерного энерго-промышленного комплекса (главным образом - строительство новых АЭС). Другая нацелена на обеспечение ядерной и радиационной безопасности (в первую очередь - на зачистку старых радиационных "хвостов", накопившихся за десятилетия атомного проекта, и минимизацию новых).

Аналитики, пристально следящие за всем, что происходит в российской атомной отрасли, сошлись во мнении, что глава "Росатома" своим новым предложением убивал, как минимум, двух зайцев. Во-первых, зондировал почву на предмет еще одного масштабного изъятия денег из госбюджета на нужды атомной корпорации. Во-вторых, пытался внушить главе государства, что "развитие фундаментальных исследований должно стать четвертым проектом в области развития атомной сферы в России".

Только что принятая ФЦП "Ядерные энерготехнологии нового поколения", по мнению Кириенко, этой задачи не решает. "Программа позволяет стартовать, - констатировал он. - Но не позволяет долгосрочно развиваться, потому что она, конечно, прикладная. Примерно 75 процентов затрат идет на быстрые реакторы и топливный цикл к ним, а все остальное - только в поддерживающем режиме".

Через несколько дней после совещания в Сарове Сергей Кириенко признался журналистам, что российским атомщикам грешно жаловаться на недостаток поддержки со стороны государства. Но одна болевая точка остается. "В составе "Росатома", - пояснил он, - есть ряд институтов, исследования которых носят фундаментальный характер, а мы не имеем нормальной возможности их развивать". Деньги ФЦП, да и собственные средства госкорпорация имеет право расходовать только на прикладные разработки, а на поддержку фундаментальной науки - правдами и неправдами - удается наскрести только жалкие крохи.

Вот почему, заявляет гендиректор "Росатома", поддержкой фундаментальных научных исследований в области физики должно заниматься государство. Во-первых, нужны государственные средства на непосредственные исследования. Сейчас их недостаточно. Во-вторых - у всех этих институтов, не важно, где бы они ни находились - в "Росатоме", в РАН или Роснауке, есть одно - стареющая материально-техническая база. А на стареющей технике, ясное дело, новых открытий не сделаешь...

Очень хорошо, замечает Кириенко, что Россия находит возможность участвовать в крупных международных проектах. Таких, например, как ИТЭР. Но это проекты - за пределами нашей страны. Пришло время подумать об установках такого же класса у себя дома.

По словам Кириенко, если отраслевая принадлежность институтов вредит функционированию науки и созданию новой материально-технической, лабораторно-испытательной базы, то от "ведомственного натягивания одеяла на себя нужно отказаться".

Корреспондент "РГ" попросил уточнить, о каких именно институтах в структуре "Росатома" может идти речь. В ответ были названы Институт теоретической и экспериментальной физики им. А. И. Алиханова (ИТЭФ), что на Большой Черемушкинской в Москве, и недавно объединенный с ним Институт физики высоких энергий (ИФВЭ) в подмосковном Протвино. Оба имели статус Государственных научных центров и, по утверждению Кириенко, на 60-70 процентов заняты фундаментальной наукой и перспективными исследованиями: "Это бренды мирового уровня, и потерять их нельзя".

Что нужно для их сохранения и развития? Готов ответ и на этот вопрос.

"Если нам не дают через госкорпорацию нормально работать и развивать эти институты - мы готовы передать их. Если это надо сделать под Роснаукой, давайте объединим. Но сделаем так, чтобы это была централизованная программа развития науки в сфере физики", - предлагает свой рецепт глава госкорпорации.

В Отделении физических наук РАН к этой инновации отнеслись весьма настороженно, если не сказать с подозрением. И, надо полагать, не только потому, что здесь распределяется 37 процентов всего бюджета Российской академии наук.

"Объединение ядерной физики и физики высоких энергий - этот вариант еще можно рассматривать, - открыто поделился сомнениями заместитель директора Института ядерных исследований РАН Леонид Кравчук. - Но объединять всю фундаментальную физику вряд ли целесообразно и возможно. Это слишком большое и разнородное поле..."

Вице-президент РАН Геннадий Месяц, возглавляющий ныне легендарный ФИАН, где работали семь лауреатов Нобелевской премии, в ответ на звонок "Российской газеты" дал понять, что уже обсуждал новость с президентом академии Юрием Осиповым. По их информации, и в окружении президента, и в правительстве, куда поступили предложения Сергея Кириенко, отношение к инициативе "сдержанное". В руководстве Российской академии наук полагают, что подобные вопросы требуют всестороннего анализа и, как минимум, публичного обсуждения. Чтобы не наломать дров, как это случилось во времена скоропалительных хрущевских реформ.

- Практически все институты, которые тогда "ушли под промышленность", давно прекратили свое существование, - напомнил академик Месяц.

Еще более определенно высказываются российские ученые, работающие сейчас за рубежом и хорошо знакомые с международной практикой организации и финансирования научных исследований. Профессор университета в Карлсруэ (Германия) Алексей Устинов, работавший до этого в Институте физики твердого тела РАН, в интервью РИА Новости рассказал, что в Германии существует несколько структур, объединяющих физиков-исследователей. Это институты Макса Планка, университеты, центры Гельмогольца, общество Фраунгофера, и все они в какой-то степени дублируют друг друга. Объединение, считает ученый, имеет смысл в некоторых областях, где необходимо консолидировать усилия и значительные средства. Например, в термоядерных проектах или в физике высоких энергий, или как это делается, например, в ЦЕРНе.

Но физика в целом - это необъятное поле. Методы и формы работы в физике конденсированных сред и биофизике сильно отличаются от форм и методов, которыми руководствуются в физике элементарных частиц. Это вещи совершенно разные, и формальное объединение здесь не имеет никакого смысла, считает ученый.

Но Сергей Кириенко, общаясь с журналистами, стоял на своем: "Думаю, что это нужно не только институтам в "Росатоме". Но и институтам, которые занимаются фундаментальной физикой в Роснауке, и целому ряду институтов в РАН... Обычно говорят - дайте денег нам. Я говорю сейчас - не давайте денег нам, дайте их институтам. Если для того, чтобы дать им деньги, надо организационно изъять их из "Росатома" и передать Роснауке - пожалуйста. Мы не будем держаться за собственность. Главное, чтобы люди получили деньги, чтобы институты получили современную базу...".

Отдел науки "Российской газеты" будет следить за развитием ситуации.

Досье "РГ"

Помимо упомянутых научных центров (ИТЭФ и ИФВЭ) в ведомственном подчинении Департамента научной политики госкорпорации "Росатом" находятся еще два ГНЦ - это Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований (ТРИНИТИ) в Подмосковье и Физико-энергетический институт имени А. И. Лейпунского (ФЭИ) в Обнинске Калужской области, а также Научно-исследовательский институт электрофизической аппаратуры им. Д. В. Ефремова (Санкт-Петербург) и Научно-исследовательский институт НПО "Луч".

Кроме того, в состав дочерней структуры ГК "Росатом" - компании "Атомэнергопром" - входят более 20 научно-исследовательских институтов и проектно-конструкторских бюро. Значительный объём фундаментальных и прикладных исследований выполняется также в федеральных ядерных центрах ВНИИ экспериментальной физики (Саров, Нижегородская область) и ВНИИ технической физики (Снежинск, Челябинская область).

Но именно ИТЭФ и ИФВЭ создавались как общесоюзная экспериментальная база для исследований в области фундаментальной ядерной физики, физике высоких энергий и долгие годы использовались для подготовки молодых учёных. Сейчас руководство атомной корпорации, под предлогом нехватки средств, заявляет о готовности пустить эти "брэнды" в свободное плавание...

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке