Новости

31.07.2009 04:00
Рубрика: Общество

Граница бумажная. Неприступная

Из-за путаницы в документах ребенок и его родители оказались по разные стороны границы

Уже целый год 14-летний Андрей Гринас не может воссоединиться со своей семьей, бежавшей во время грузинской агрессии против Южной Осетии на Кубань. Корреспондент "РГ" попытался выяснить, как вернуть невольного беспризорника родителям.

Голос Светланы, матери Андрея, с которой мы разговаривали по мобильному телефону, срывался: "Уже и не знаем, что делать, помогите!"

14 августа 2008 года жители грузинского города Зугдиди Светлана и Олег Гринас с двумя малолетними детьми бежали в Россию. А их Андрей остался в чужой стране. Когда спустя год попытался перейти российскую границу, его не пустили, объяснив это тем, что он несовершеннолетний, а положенных документов на него не оформили. Сейчас подросток вынужден скитаться по Абхазии. Корреспонденты "РГ" отправились сначала в расположенную под Новороссийском станицу Раевскую, где сегодня живут Гринасы-старшие, а затем - в УФМС России по Краснодарскому краю.

Золотой мальчик

Когда-то владельцы собственного большого дома в Зугдиди и замечательных виноградников на десяти сотках Олег и Светлана Гринас сейчас снимают старенькую "завалюшку" в станице Раевской. Нас радостно встретила младшая из двух их дочерей. Трехлетняя кудрявая Зина повела смотреть подаренных местными жителями кукол. Беженцы вернулись на родину лишь с одной большой дорожной сумкой. Хорошенькая малышка сама похожа на куклу.

- Кровь в нашем роду смешалась молдавская, русская, эстонская - вот и получилось такое чудо,- любуется сероглазой дочкой Светлана. - Старшие дети в Зугдиди ходили в русскую школу. Когда началась агрессия Грузии против Южной Осетии, ее, как и другие русскоязычные, закрыли. Но простые грузины нам помогали. Андрей по телефону рассказал, что они с бабушкой жили на средства моей подруги, а она наполовину грузинка.

Светлана там родилась и считает город родным, а Олег приехал в 90-х годах с Урала в поисках лучшей жизни. Андрей, их первенец и любимец всей семьи, достался тяжело. Месяц лежал в реанимации, ему занесли инфекцию в роддоме. Чтобы собрать деньги на лечение и спасти сына, продали все золотые украшения. Постоянно с ним находилась бабушка. Сама Светлана почти круглосуточно работала на рынке.

- Когда пришлось покидать Зугдиди, Андрей наотрез отказался,- говорит Светлана. - Сказал, будет ухаживать за бабушкой до тех пор, пока не пойдет на поправку. Мы согласились, так как надеялись: только устроимся в России - сразу их заберем.

Бежать или все-таки остаться в Грузии? Гринасы сомневались до последнего.

Нас никто не бомбил

- Я в Абхазии никогда не был, ехать куда-то с семьей на новое место боялся, - говорит Олег. - Но 13 августа 2008-го в городе началась паника. Для всех желающих в Абхазии еще раньше открылся коридор для прохода к российской границе.

Друзья посоветовали Олегу и Светлане: езжайте, пока дорогу не закрыли. Знакомая дала телефон Левана Квициния, первого заместителя руководителя МЧС Республики Абхазия. В те трудные дни он помог многим беженцам.

14 августа Гринасы покинули родной дом. За ними прислали машину военные, в Абхазии их встретили и отправили в Сухум.

- Всем русским дали денег, чтобы как-то продержались первое время, потом в гостиницу бесплатно устроили, - вспоминает Светлана. - А позже помогли добраться до границы. Возле Адлера нас передали сотрудникам МЧС России. Они спросили, куда собираемся ехать дальше. Узнав, что направляемся в станицу Раевскую к родственникам, оплатили дорогу.

В тот день Светлана скрыла от сотрудников миграционной службы, что в Грузии с бабушкой остался Андрей.

- Мы были в шоке от пережитого и боялись, что не получим разрешение на временное проживание в России, - признается она сегодня.

Канцелярская мина

И это привело к тому, что им теперь приходится преодолевать еще одну границу - бумажную. И она пока кажется неприступной.

- Чтобы получить разрешение на временное проживание на территории России, пришлось потратить массу времени и нервов, - рассказывает глава семейства. - Однажды не выдержал и вспылил в одном из кабинетов. Мне ответили: сейчас соберешь узелок и отправишься по рельсам туда, откуда пришел.

2009-й Гринасы встретили без старшего сына. Сначала ждали, когда поправится бабушка, потом возникла проблема с деньгами на его дорогу в Абхазию. Олег и Светлана не сомневались: как только их ребенок доберется до границы, ему выдадут миграционную карту и затем зарегистрируют.

Наконец Андрей позвонил и сказал родителям, что покинул Зугдиди и находится на территории Абхазии. Седьмого июля 2009 года он собирался пересечь российскую границу.

- Но наши пограничники его остановили и сказали, что это невозможно. Андрей - несовершеннолетний, у него нет положенных документов, хотя свидетельство о рождении у сына на руках, - продолжает Светлана. - Я стояла в двух шагах от него, на КПП, и ничего не могла сделать.

Снова пришлось отправиться по инстанциям.

По ее словам, сотрудники сочинской миграционной службы посоветовали дождаться совершеннолетия сына, когда он получит грузинское гражданство.

- Так сколько подростку скитаться одному и ждать? - удивились родители. - Неужели нельзя по доверенности забрать ребенка?

Тогда они отправились в Краснодар и в присутствии сотрудников отдела по вопросам беженцев и вынужденных переселенцев краевого УФМС написали заявление о том, почему скрыли существование сына. Затем оформили ходатайство о его возвращении и все необходимые документы.

- И услышали в ответ, что дело должны рассмотреть в Москве, это будет не скоро, - говорит Олег.

Сейчас семье Гринас наконец выдали разрешение на временное проживание на территории России сроком на один год. Светлана и Олег оформляют бумаги для получения российского гражданства. И тогда по закону гражданами РФ станут и их дети, в том числе и Андрей. А пока идет бумажная волокита, 14-летний подросток без гроша в кармане вынужден продолжать жизнь беспризорника - теперь уже в окрестностях Сухума.

Общество Ежедневник Образ жизни В мире экс-СССР Абхазия Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Краснодарский край Грузино-абхазский конфликт