31.07.2009 00:00
    Рубрика:

    Валерий Выжутович: Почему жители Пикалева отказались переезжать в другие места, где им пообещали дать работу

    Последние новости из Пикалёва: абсолютное большинство (99 процентов) его жителей отказались переезжать в другие места, где им пообещали дать жилье и работу.

    Городок в Ленинградской области, Пикалёво, теперь имеет всероссийскую известность. Там на глазах у всей страны свершилось чудо: в течение нескольких часов взрослому населению (а это работники трех градообразующих предприятий, остановившихся по причине кризиса) вернули долги по зарплате. До этого здешние жители несколько раз выходили на митинги, перекрывали трассу Вологда - Новая Ладога, но так и не добились своего. Только личное вмешательство премьер-министра вернуло пикалёвцам и просроченную зарплату, и веру во власть. Теперь пикалёвцы ждут нового чуда. Переезжать не желают.

    В своем уповании на власть и на чудо, которое способна совершить только она же, власть, пикалёвцы не одиноки. Как показал опрос, проведенный недавно Левада-центром об отношении к событиям в Пикалёве, более половины российских граждан (53 процента) считают, что личное вмешательство первых лиц государства - самый эффективный способ управления кризисными процессами. По оценке 21 процента опрошенных, Путин - "энергичный и эффективный государственный деятель, который берет на себя личную ответственность за решение самых сложных проблем". Еще 13 процентов респондентов отмечают, что премьер-министр "заботится о проблемах простых людей и при любом осложнении стремится оказать им быструю и эффективную помощь". Лишь 16 процентов без восторга воспринимают "пикалёвское чудо", видя в нем знак того, что "государственная машина работает неэффективно и требует постоянного вмешательства высшего руководства для решения местных проблем".

    Всех, кто вдохновлен чудом, случившимся в Пикалёве, и желал бы его повторить в своем городе или поселке, ожидает разочарование. Президент и премьер уже дали понять, что правительство не станет работать в режиме пожарной команды, у кабинета министров другая задача - вырабатывать антикризисную стратегию. В том числе и касательно моногородов. Таковых в России 460 и, по данным Института современного развития, как минимум в 100 из них ситуация схожа с пикалёвской: закрытие предприятий, прогрессирующая безработица, долги по зарплате, эгоизм собственников, бессилие местных властей... Летать с места на место и лично гасить "очаги возгорания" первые лица государства не будут. Спасением моногородов, попавших в тиски кризиса, займется спецкомиссия, созданная при министерстве регионального развития. Его глава Виктор Басаргин считает, что федеральный центр должен разделить с местной властью и бизнесменами ответственность за экономику проблемных территорий. Потому что ни губернаторы, ни владельцы предприятий самостоятельно с этим не справятся.

    Да, губернатор - не кудесник. Он не способен одним напряжением воли спасти градообразущее предприятие от остановки, выплатить долги по зарплате и предоставить работу всем, кто лишился ее. Он может единственное - начать процедуру национализации предприятия-банкрота. И это уже практикуется. По поручению президента губернатор Приморского края Сергей Дарькин подписал соглашение с представителем ОАО "Русский вольфрам" (Лермонтовский горно-обогатительный комбинат) и профсоюзной организацией этого градообразующего предприятия. Оно фактически национализировано. А в Кемеровской области администрация объявила о намерении взять под свой контроль завод "Кузбассэлемент". По просьбе рабочих. "Кузбассэлемент" передан в управление губернаторской команде.

    Нечто подобное происходит и в других регионах. Губернаторы пускаются во все тяжкие, чтобы предотвратить рост долгов по зарплате и ослабить гнет безработицы. Бизнесмены что есть силы проникаются социальной ответственностью. Но ни те, ни другие не способны творить чудеса. Губернаторы - даже под угрозой увольнения. Бизнесмены - даже под угрозой национализации своих предприятий. Все же, что там ни говори, причины, вынуждающие власть переходить от системного управления к ручному, не сводимы к чиновничьей нерадивости или к социальной безответственности бизнесменов. Экономический кризис развивается по своим объективным законам, и не все тут зависит от воли конкретных людей. Как ни пугай губернаторов отставками, а привлечь инвесторов для создания альтернативы градообразующим предприятиям они в условиях кризиса вряд ли смогут. Сколько ни тверди бизнесменам про социальную ответственность, а склонять их к нерыночным решениям можно раз, другой, но не постоянно.

    Теперь самое главное. Ответственность власти, ответственность бизнеса... Почему-то на полную громкость - только об этом. Об ответственности так называемого простого человека за положение его собственных дел - нигде ни слова. "Как вы думаете, почему ситуация в Пикалёве накалилась до массовых акций протеста?" - этот вопрос задавали гражданам социологи Левада-центра. Затруднился ответить каждый третий. Остальные ответили так. "Безответственные действия владельцев предприятий города" - 28 процентов. "По объективным причинам: страна находится в кризисе, предприятия сворачивают производство, закрываются, увольняют рабочих" - 19 процентов. "Правительство России не предпринимает никаких эффективных мер по борьбе с кризисом и его социальными последствиями" - 13 процентов. А сами пикалёвцы (и не только они) хоть что-нибудь сделали для защиты своих трудовых интересов? Они активизировали профсоюз? Они потребовали от хозяев заводов письменных, юридически оформленных гарантий своих прав на случай сокращения производства, урезания зарплат, массовых увольнений? Они вообще предприняли что-нибудь мало-мальски осмысленное, достижимое своими силами?

    Рискну поделиться предположением: от них этого никто и не ждет. Они - лишь объект попечения. К их воле, инициативе, самостоятельности, гражданским ресурсам государство и "социально ответственный" бизнес, эти главные попечители, не апеллируют. Теленовости переполнены однообразными сюжетами: то тут, то там кто-то плачется, жалуется на жизнь, становится в пикеты, объявляет бессрочную голодовку и взывает к властям: помогите! Рассказов о том, как, угодив в жернова безработицы, человек сменил профессию, начал что-то там мастерить или нашел иное спасительное занятие и в конце концов сам себя вытащил из трясины экономических неурядиц, - таких рассказов много ли на отечественном телеэкране? Вольно или невольно в массовое сознание транслируется установка на ожидание от власти скорой и чудодейственной помощи, культивируется патерналистский, а не партнерский тип отношений между государством и его гражданами.

    Из стана плакальщиков, сочинителей жалобных писем руководителям страны, я уже слышу, доносится вопрос: а на кого же еще в это трудное время опереться простому человеку, как не на власть, государство? Мой ответ им едва ли понравится, но прямо скажу: на себя!