Новости

11.08.2009 07:00

Неприкосновенный заказ

Военным заводам не грозит ни безработица, ни банкротство

На следующей неделе начнет свою работу авиационно-космический салон МАКС-2009. На нем военная отрасль российского авиапрома покажет, на что она способна. Отрасль эта напрямую зависит от государственного оборонного заказа. Его формирование и исполнение контролирует Военно-промышленная комиссия при правительстве РФ под руководством вице-премьера Сергея Иванова. В беседе с корреспондентом "РГ" он рассказал, как в условиях мирового экономического кризиса живет российская оборонка.

- Ситуация в отрасли непростая. Но меры государственной поддержки уже начинают сказываться. Они позволили заметно стабилизировать обстановку в ОПК. Более того, по итогам первого квартала этого года объем промышленной продукции оборонного значения по сравнению с аналогичным периодом 2008-го, когда никакого кризиса не было, увеличился на 2,5 процента.

Другое дело, что в последнее время мы усиленно подталкивали оборонку, чтобы она выпускала высокотехнологичную мирную продукцию. Я и сейчас убежден, что так должно быть. В целом оборонно-промышленный комплекс России в 2008 году выпустил гражданской высокотехнологичной продукции в размере 45 процентов от всего объема производства. Сейчас из-за снижения спроса этот сегмент упал на 10 процентов.

- О потере оборонных технологий речи не идет?

- Я не могу сказать, что мы их утрачиваем в критически важных отраслях ОПК. Это прежде всего ядерный оборонный комплекс, средства выведения, космические аппараты. Там есть свои проблемы, но я не стал бы говорить, что ситуация стала хуже, чем она была 4-5 лет назад, я бы не стал.

В результате стабильного финансирования и в кризис, и до него отрасль не может жаловаться на недостаток внимания со стороны государства.

- Как обеспечен средствами гособоронзаказ?

- Несмотря на кризис, его объем на 2009 год не сокращен, он составляет 1 триллион 300 миллиардов рублей. На эти деньги необходимо закупить не только вооружение и военную технику, но и вещевое имущество, продовольствие, горюче-смазочные материалы для всей военной организации государства, обеспечить капитальное строительство. На приобретение вооружения и военной техники выделяется 592 миллиарда рублей. Эта сумма утверждена, она не будет оптимизироваться и тем более секвестрироваться. Причем на новую технику, в основном, конечно, для минобороны, предполагается потратить 332 миллиарда рублей. А научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в этом году планируется профинансировать 160 миллиардами.

- Начнем, как в былые времена, сотнями штамповать танки с самолетами?

- Серийное производство не означает, что мы должны производить столько же танков, самолетов, другой техники и вооружения в том же количестве, как это было во времена Советского Союза. Есть такое популярное мнение, что в условиях кризиса лучше много тратить на оборону. Это не наш путь, поскольку он в конечном счете подорвет экономические основы государства. И, кроме того, гонка вооружения никогда в истории никого до добра не доводила. Надо иметь столько оружия и такого оружия, которое гарантированно обеспечивает нашу безопасность при любом сценарии развития событий.

Это - магистральный путь качественного перевооружения армии. Именно качественного. Поскольку, к примеру, современный авиакомплекс, тот же Су-34 или Су-35, сам по себе замещает несколько самолетов предыдущих поколений и позволяет эффективнее расходовать государственные средства. То же касается кораблей, ракетно-космического вооружения.

- Приоритеты будут отражены в новой программе вооружений?

- Новая госпрограмма вооружений будет принята на период с 2011 по 2020 год. К 2020 году будут переоснащены стратегические ядерные силы. Произойдет полная замена российской спутниковой группировки на более современные аппараты. Будет создано единое информационное пространство поля боя.

- А в этом году номенклатура военной продукции не меняется?

- Нет. Гособоронзаказ на сто процентов не сокращается по таким позициям, как закупка всей номенклатуры вооружения и военной техники, финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, ремонта или ремонта с модернизацией вооружения и военной техники. Что это дает помимо загрузки промышленности? Это позволит планово в течение следующих трех лет обновлять все компоненты стратегических ядерных сил. Строить корабли и подлодки для Военно-морского флота. Пополнять орбитальную группировку космическими аппаратами военного и двойного назначения. Продолжать оснащение уже сформированных частей постоянной готовности Сухопутных войск танками, бронетранспортерами, индивидуальной экипировкой военнослужащих и так далее.

- На переоснащение каких войск требуется больше всего денег?

- Самый дорогой вид Вооруженных сил - флот. В рамках перевооружения будут созданы новые лодки стратегического назначения, новое оружие к ним. И в то же время нельзя забывать о надводных кораблях, надо поддерживать другие виды и рода войск. В том числе выделять средства на перспективные комплексы РВСН.

- Президент и председатель правительства обратили внимание на медленное доведение средств гособоронзаказа до предприятий. Почему это происходит?

- Мы на Военно-промышленной комиссии обсуждали эту проблему. ВПК, конечно, трудно осуществлять доводку денег, поскольку комиссия не является держателем бюджетных средств. Проводят конкурсы, заключают контракты и перечисляют средства предприятиям конкретные министерства и ведомства. В условиях кризиса это становится действительно жизненно важным. Если в прошлые годы предприятия могли "перехватить" нормальный кредит и подождать пару месяцев до доведения средств заказчика, то сейчас кредит в банке не возьмешь. Вот почему гособоронзаказ является самым эффективным средством доведения денег до предприятий. Здесь ситуация не самая благополучная. Но минобороны и другие силовые ведомства стараются проводить финансовые операции максимально эффективно и быстро. А ВПК контролирует, сколько средств они перечислили.

- Правительство утвердило список предприятий, которым гарантирована господдержка. Среди них немало организации ОПК. По каким критериям их отбирали и как выживать в условиях кризиса оборонным заводам, КБ и НИИ, не попавшим в список избранных?

- Речь идет о крупных системо-, а часто и градообразующих предприятиях. Могу привести примеры. В Комсомольске-на-Амуре расположены два больших предприятия - судостроительный и авиационный заводы. Других серьезных производств там нет. Если мы не поддержим эти предприятия, причем не только с точки зрения выполнения гособоронзаказа, то в городе начнется безработица.

Принцип комплектования списка был следующим. Мы отобрали предприятия, выпускающие около 70 процентов всего объема гособоронзаказа. Это - производители вооружения для РВСН и флота, крупные заводы авиации и судостроения, космических аппаратов и техники для Сухопутных войск, в том числе оперативно-тактических комплексов "Искандер". Словом, те, кто делает основные системы вооружения.

- Но они работают не в чистом поле, их снабжает широкая сеть поставщиков.

- Действительно, за этими предприятиями следует огромная пирамида или, как говорят профессионалы, "юбка" кооперации второго, третьего и даже четвертого уровней. Довести средства целевым порядком, к примеру, до 10 тысяч предприятий не в состоянии ни одно государство. Да этого и не нужно делать. Мы пошли по пути создания крупных интегрированных структур . Их задача, получив деньги по гособоронзаказу на изготовление конкретного сложного образца военной техники, самим заключить контракты со своими поставщиками и профинансировать их работы.

Поэтому в первую очередь поддерживаем с помощью гособоронзаказа и других антикризисных мер головные предприятия ОПК. Требуя от них оптимизации производства и снижения издержек.

- Цены в этой секретной сфере можно регулировать?

- Мы серьезно думали над этой проблемой, и уже есть поручение на сей счет - привести в действие те механизмы, которые в оборонке раньше не использовались. Я имею в виду контроль со стороны Федеральной антимонопольной службы и Федеральной службы по тарифам. Да, цены на определенные виды продукции не регулируются и не могут регулироваться, поскольку мы живем в условиях рынка. Но всю цепочку ценообразования - от межконтинентальной баллистической ракеты до, условно говоря, болта - нужно проверять, чтобы полностью раскрыть ее механизм.

- Для работников оборонных предприятий сегодня особенно важна уверенность, что завтра им не грозит увольнение. Такую уверенность дают так называемые длинные контракты.

- Еще несколько лет назад такого понятия, как "длинный контракт", вообще не существовало. Предприятия получали кредиты максимум на год. Нам удалось убедить минфин, что заключение длительных контрактов - это прямая экономия средств. И доказать это на практике.

- В каких отраслях оборонки уже прижились длинные контракты?

- В ракетно-космической, авиационной и судостроительной.

- В последние годы в России создавали крупные оборонные холдинги. В условиях кризиса им легче или труднее выживать?

- Конечно, выживать в составе крупных интегрированных структур гораздо легче. Если бы их у нас не было, я, честно признаюсь, не представляю, как оборонка существовала бы в условиях кризиса. Мы создали несколько интегрированных структур: в атомной отрасли - госкорпорацию, в ракетно-космической - там их несколько в составе Роскосмоса, в авиастроении - Объединенная авиастроительная корпорация, в судостроении - Объединенная судостроительная корпорация, в создании средств ПВО - на базе концерна "Алмаз-Антей", в производстве тактического ракетного вооружения и вертолетов. Но главное достижение, конечно, связано с появлением корпорации "Ростехнологии", где будет 22 крупных холдинга по направлениям: оптика и электроника, стрелковое оружие и так далее.

На подходе создание еще нескольких интегрированных структур. Планируется создать в оборонке не более 50-60 интегрированных структур по производству основных видов вооружения и военной техники. Это позволяет не "размазывать" средства поддержки и развития по тысячам оборонных предприятий, а перечислять их крупным интегрированным структурам. И с них же потом спрашивать за эффективность расходования средств. Государство не может вторгаться в производственный процесс огромного количества структур и руководить ими. С точки зрения менеджмента и управления гораздо проще работать с относительно небольшим количеством организаций.

- Существует мнение, что конкурсы на закупку вооружения и военной техники надо сделать более открытыми для иностранных производителей оружия. Вы с этим согласны?

- Ни одна страна мира, включая США, давным-давно не делает системы вооружения на сто процентов из своих комплектующих. Насколько мне известно, до 10 процентов бортового оборудования новейшего американского истребителя F-22А "Рэптор" закупают в Китае. Никто в военно-промышленном комплексе США по этому поводу и бровью не ведет.

Главный вопрос здесь - какое оборудование приобретается за рубежом, для какой системы вооружения и насколько оно критично.

Важно понимать, что есть рынок, который не подлежит никакому контролю. И отдельную продукцию не только можно, но и нужно там покупать. Если она качественнее и дешевле, чем у нас.

Последние новости