17.08.2009 03:00
    Рубрика:

    Звезды мировой электронной музыки завершили тур по России

    Эта масштабная акция проходила у нас в стране впервые. Модные композиторы и диджеи Европы отправились не по привычным гастрольным центрам, а в города, где знаменитости выступают нечасто: в Курск, Пермь, Новосибирск, Самару, Казань и Краснодар. Назвали все это глобальным проектом Freedon Clubbin-2009.

    Электронная музыка - сегодня уже отдельное направление искусства. В этом технически искушенном творчестве ХХI века появились уже свои субстили и направления. Есть более близкие к классике, есть - к року или экспериментальному джазу. Существуют хаус, рейв и транс - уже абсолютно новаторские стили, созданные композиторами, сочиняющими исключительно на компьютерах. Эти люди - музыканты, а немного и изобретатели-инженеры - постоянно ищут новые темпы, звучания, скорости, ритмы. И пользуются такими техническими разработками и спецэффектами, которые Моцарт или The Beatles даже не могли себе представить...

    Начиналась электронная музыка еще в 70-х: с Клауса Шульца, Kraftwerk, Жан-Мишеля Жарра, Rockets и Space. Теперь, в веке нынешнем, она расширила свои возможности уже до почти космических просторов и фантастических высот. Вот и в нынешнем глобальном проекте оказалось задействовано 50 тонн оборудования, 80 киловатт звука и 250 киловатт света.

    Звезды нынешней электронной музыки: Тимо Масс и Уильям Орбит (уже успешно гастролировавшие в России), обладатель премии Grammy Дэвид Моралес, а также Том Финдли, группа X-Press 2 и еще один лауреат Grammy - англичанин Энди Мор. Ему заветная статуэтка досталась в 2008 году, а еще чуть раньше премии International Trance Awards и Dance Music Awards.

    Электронные композиторы, использующие и диджейские исполнительские приемы, привезли в Россию свои лучшие шоу. А кроме того - столь же технически навороченную аппаратуру.

    В Казани, например, на трехметровой высоте установили арт-бассейн с водой и танцовщицами - наподобие того, что был на московском "Евровидении". Выстроили и кубы, которые проецировали голографические объекты, создавали образы виртуальных танцоров. А поверхность барной стойки работала от прикосновения рук, благодаря чему из летающих повсюду световых букв можно было даже собирать слова и предложения...

    Увы, высокий технический уровень шоу не гарантировал соответствующего поведения зрителей. После сета Дэвида Моралеса поклонники рванули за автографами так рьяно, что проломили его стойку с аппаратурой. А в Краснодаре техники монтировали обрудование Энди Мора без малого три дня. И затем, в стереозоне зрительного зала, раздавали 3D-очки, благодаря которым можно было посмотреть видеоролики со всех концертов в трехмерном изображении. Конечно, не все очки потом "вернулись" целыми и невредимыми...

    Об итогах столь необычных гастролей обозревателю "РГ" рассказал популярный английский композитор и диджей Энди Мор.

    Российская газета: Вам пришлось как-то специально готовиться к первому появлению в России?

    Энди Мор: Нет, все было как обычно: пару недель я слушал кучу новой музыки. Что-то выбрал для своего исполнения и ремиксов. Потом добавил свои авторские композиции, замешал все это в единый концертный сет и - отправился в Россию. Все было как всегда в Европе. Только вот лететь пришлось непривычно долго. Я все переживал: успею ли выспаться и отдохнуть, чтобы не выглядеть на сцене утомленным.

    Но ничего, посидел в Краснодаре в маленьком ресторанчике, потом погулял по чистому и уютному городу, посмотрел на симпатичных девушек. Благодаря чему взбодрился и вдохновился перед выступлением.

    РГ: Вы как "электронный" музыкант проводите много времени за компьютером. Наверняка порой начинаете его ненавидеть?

    Мор: До этого не доходит, но обычно да - мы вместе. Это в начале карьеры создание музыки и ремиксов считалось для меня развлечением и хобби. Теперь это уже работа, которая управляет всей жизнью. Компьютер рулит моими днями. Конечно, сочинять на бумаге или в нотной тетради намного проще, но мне так уже неинтересно. Поскольку когда ты занимаешься электронной музыкой, то приходится постоянно заниматься своим самообразованием. Следить за техническими достижениями, новыми музыкальными программами, разработками ученых и программистов.

    У меня уже есть диплом о высшем образовании. Но приходится "дообразовывать" себя все выше и выше. Кажется, что "верха" не достичь никогда. И мне это тоже нравится.

    РГ: Вы родились в Манчестере, городе, откуда вышло множество культовых групп британского рока: New Order, Oasis, The Smiths, Happy Mondays. Существует даже стиль "манчестерская волна"... Когда вы в столь "рокерском городе" увлеклись электронной музыкой, на вас, наверное, смотрели как на изгоя?

    Мор: Так написано в энциклопедиях. Но на самом-то деле я родился в небольшом городе Сток на Тренте (небольшая река в Англии. - Прим. А. А.), вблизи Манчестера.

    А мой городок как раз и знаменит ранней электронной танцевальной музыкой! И многие ее пионеры по-прежнему живут там. Когда я начинал карьеру диджея, наверное, это повлияло. Я выступал на сцене и смотрел в зал: ну как там, вечно скептичным мэтрам нравится? Если нет - придумаю что-то еще! Теперь, когда выступаю, всегда смотрю в зал: мне важна реакция публики. Если она куксится - тотчас сменю программу и сыграю что-то еще.

    РГ: Мне приходилось общаться со многими звездами, в частности с Робертом Майлзом (автором суперхитов Fable и Children). И он заявил, что не умеет играть ни на одном инструменте! Мол, главное - идеи, саунд и хороший компьютер. Вы тоже так считаете?

    Мор: Нет. И когда я был ребенком, то играл на многих инструментах. Но ни один из них не подходит сейчас для той музыки, которую я исполняю. Вот, например, разве можно представить контрабас в моих медитативных транс-композициях?! Но вот на фортепиано я иногда играю - когда хочу добавить в музыку новые оттенки звучания.

    РГ: Интересно, о чем вы говорите, когда встречаетесь с рок-звездами, играющими "живую" музыку? О том, чья более актуальна для нашего технологичного XXI века?

    Мор: Ну что вы, мы ходим друг к другу на концерты, а потом выбираемся поужинать, гуляем и зависаем где-то еще. Будете смеяться, но о музыке мы разговариваем крайне редко.У нас в Великобритании считается дурным тоном говорить о работе после работы.

    РГ: Будем считать, что отшутились. И все-таки, как вы считаете, будет развиваться музыка в нашем все более технократическом обществе?

    Мор: Я уверен, что принципиальных перемен не произойдет.И в XXI веке найдется место всем. Объясню: вот я играю транс и мне нравится, что я могу комбинировать в нем элементы различных стилей. А еще - модный электронный саунд и классическое фортепиано. Но главное в моей музыке все равно не технологии и laptop, а эмоциональность, глубина, обилие грува, мелодий. И души, пусть, может быть, и вполне "электронной"...