17.08.2009 01:00
    Рубрика:

    Советский военнопленный уберег от смерти главного раввина Тель-Авива

    В "Яд ва-Шем", иерусалимском комплексе памяти жертв катастрофы европейского еврейства - холокоста, состоялась церемония присвоения Федору Михайличенко звания Праведника народов мира (посмертно). Грамоту и медаль получили Юлия и Елена, дочери Федора.

    ...Они расстались в мае 1945 года за воротами лагеря смерти Бухенвальд. Потом искали друг друга, но увидеться им больше не довелось.

    Более шести десятилетий Исраэль Меир Лау, ныне главный раввин Тель-Авива, пытался найти молодого парня, спасшего его от неминуемой гибели в Бухенвальде. Тогда, в начале 1945-го, Исраэлю Меиру, уроженцу Польши, выходцу из семьи потомственных раввинов, было семь лет. На польский лад его звали Леликом. К тому времени его родители и один из трех братьев погибли в концлагере. К счастью, рядом с будущим раввином долгое время оставался старший брат, Нафтали, которому удалось пришить на рукав младшему латинскую букву "Р", означавшую, что заключенный - поляк. Однако на третий день пребывания в лагере смерти братьев разлучили, и Лелик оказался в "детском" блоке N 8.

    В 2005 году в Израиле вышла принадлежащая перу Исраэля Меира Лау биографическая книга "Не поднимай руку на ребенка". В ней автор вспоминает, как его, плачущего, эсэсовские охранники отрывали от брата. В последний момент Нафтали предупредил, чтобы он никому не говорил, что он еврей. Несколько дней перепуганный ребенок оставался без еды. Лелик понимал, что помощи ждать неоткуда, но и сам он помочь себе не мог.

    "И тут появился ангел-спаситель!" - пишет Исраэль Меир Лау. Этим спасителем для несчастного ребенка стал русский парень из Ростова-на-Дону Федор Михайличенко, курсант мореходного училища, которого в пятнадцать лет по доносу соседки арестовали гестаповцы за связь с городским подпольем.

    Ангел был всего лишь на десять лет старше Лелика, но вел себя по отношению к нему по-отцовски. "Я бы умер с голоду, - вспоминал Лау в беседе с корреспондентом "РГ", - если бы Федор не воровал для меня картошку и не варил суп". "Мы часами стояли зимой на плацу во время перекличек, - продолжил свой рассказ главный раввин Тель-Авива, - и чтобы я не отморозил уши, Федор смастерил из кусочков материи, как он их назвал, "рукавички" для ушей". А однажды во время бомбардировки лагеря американской авиацией мой ангел-хранитель прикрыл меня своим телом". Федор знал, что Лелик - еврей, и рисковал жизнью, ибо недоносительство в таких случаях каралось фашистами смертью. Только благодаря заботе Федора маленький Лелик чувствовал себя в относительной безопасности.

    За день до освобождения лагеря американцами немецкая охрана начала сгонять обитателей детских бараков на центральную площадь. Охранники обещали открыть ворота и выпустить всех на волю. Немцы действительно открыли ворота, но за ними стояли эсэсовцы, которые перестреляли всех, кто оказался на площади. Восемнадцатилетний Федор, который за три лагерных года набрался опыта, догадался о замысле фашистов. Он и еще несколько взрослых ребят смогли найти убежище на территории лагеря для себя и многих детей. Среди спасенных оказался и будущий знаменитый раввин.

    Когда 11 апреля 1945 года солдаты американского генерала Паттона освободили Бухенвальд, живыми там оставались только 904 ребенка. Около двадцати тысяч детей, вывезенных из разных стран, нашли в лагере свою смерть.

    ...Лау долго искал своего ангела-спасителя по официальным и неофициальным каналам. Он был близок к успеху еще в 1989 году, когда в составе израильской делегации посетил Москву и встречался с Генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым и Председателем Совета министров Николаем Рыжковым. Советское руководство включилось в поиск, но Лелик не знал фамилии своего спасителя, искали просто Федора из Ростова-на-Дону, бывшего заключенного концлагеря Бухенвальд.

    Да и Федор Михайличенко до последних дней своей жизни помнил Лелика. За год до смерти, а он умер в 1993 году, на магнитофонной кассете с воспоминаниями о своей жизни Федор тепло говорит о мальчишке Лелике, с которым его свела судьба в Бухенвальде.

    Фамилию своего спасителя раввин Лау узнал сравнительно недавно, когда в ноябре прошлого года для публичного доступа были открыты нацистские архивы.

    Федор Михайличенко стал 164-м россиянином, получившим звание Праведника народов мира. Согласно израильскому закону о Памяти Катастрофы европейского еврейства, принятому в 1951 году, это звание присваивается неевреям, которые, рискуя жизнью, спасли еврея в годы нацизма. Важный критерий для присвоения такого звания - инициатива спасения принадлежит спасителю.

    В Библии говорится: "Кто спасает одну душу - спасает целый мир". У Исраэля Меира Лау восемь детей и пятьдесят внуков и правнуков. И никого бы из них не было на свете без подвига простого русского человека - Федора Михайличенко.