Новости

18.08.2009 02:00
Рубрика: Культура

Пан не пропал

"Кабачок "13 стульев" вернулся на телеэкран

На телеканале "Культура" с середины июля до конца августа каждую пятницу мы имеем возможность вновь встретиться с завсегдатаями любимого "Кабачка "13 стульев".

О том, когда и как открылся "Кабачок", кто писал для него сценарии и что происходило на съемочной площадке, мы поговорили с Паном Ведущим - знаменитым артистом Михаилом Державиным.

Российская газета: Как вам кажется, что может открыть для себя современный зритель в этой программе?

Михаил Державин: Старшее поколение, конечно же, посмотрев "Кабачок", почувствует ностальгические нотки, а современный зритель, вначале узнав "Кабачок" по идущему сейчас ремейку - "Кабачок Дежавю", откроет для себя его истинную прелесть; его очарование - именно в оригинальном исполнении.

РГ: Чем для советских телезрителей являлась в то время уникальная программа "Кабачок 13 стульев"?

Державин: В то время у нас на экране не принято было показывать, как люди проводят свое свободное время: отдыхают за чашечкой кофе в баре или ресторане, при этом обсуждают свои личные проблемы, неприятности. Однако в "Кабачке" все это происходило в атмосфере трогательной наивности и добрых взаимоотношений. Мы старались создать симпатичных героев, милых и добрых по отношению друг к другу. Что касается их внешнего вида, явно несоветского, то, конечно же, наши актрисы стремились соответствовать очаровательным пани, подражая им и в нарядах, и в прическах. Я помню, как Наташенька Селезнева в любом городе, где мы бывали на гастролях, всегда покупала что-то оригинальное, например, в комиссионных магазинах. Не всегда телевидение нас снабжало костюмами и вечерними платьями!

Создавая заграничную иллюзию, мы как бы невзначай критиковали и себя. Это был такой универсальный для того времени собирательный образ социалистического лагеря. Ведь во все времена взаимоотношения между людьми - мужем и женой, любовником и любовницей - строятся примерно одинаково...

Что касается содержания, то уже через 2 года после того как "Кабачок" вышел на экраны, были сыграны все миниатюры польских авторов, взятых за основу программы. Поэтому сценарий стали писать наши корифеи юмора: там были и Григорий Горин, и Аркадий Арканов, и, естественно, Марк Анатольевич Захаров, который иногда был и постановщиком, и автором миниатюр. Жизненные коллизии наших героев, конечно же, волновали телезрителей. Это вызывало потом очень живые эмоции, обсуждалось в обществе. Зрители узнавали наших героев у себя на работе, дома, в компании.

РГ: А чем "Кабачок" был именно для вас?

Державин: Во-первых, я встречался с прекрасными актерами; это была целая жизнь, ведь работа над одной программой занимала примерно месяц. Несмотря на то что гонорары были очень скромные, мы горели энтузиазмом, это был свой мир. Валентин Николаевич Плучек, который любил нас как актеров Театра Сатиры, не принимал эту программу и называл нас "кабачкисты". Мы выходили на сцену, играли серьезные роли, а зрительный зал взрывался аплодисментами, потому что узнавал в нас любимых героев.

РГ: В образе обаятельного и светского, интеллигентного и ироничного Пана Ведущего вы жили долгие годы. Между вами есть что-то общее?

Державин: Первым ведущим программы и ее создателем был Сашенька Белявский. После того как он ушел, попробовали великолепного актера Андрея Миронова, и вы знаете, что-то такое не состыковалось. Он провел всего две программы. Когда роль предложили мне, созданный Сашей Белявским характер Пана Ведущего, его решение совпало с моим видением этого персонажа, мы были чем-то похожи.

В то время на нашем телевидении работали знаменитые ведущие - Виктор Балашов и Игорь Кириллов. И знаете, мы немножечко их играли, я лично иногда подглядывал за ними. Все герои "Кабачка "13 стульев" были вроде бы поляками, а Пан Ведущий для меня являлся этаким связующим звеном между советскими зрителями и воображаемыми панами и пани, которые отдыхали в "Кабачке". Образ моего героя был интернационален.

РГ: Все ли задуманное мы видели в эфире?

Державин: В то время, конечно же, была цензура. До того, как мы начинали работать над какой-то миниатюрой, редакторские правки были уже внесены. Часто по правку вносил репетиционный период. Иногда мы даже незначительно меняли авторский замысел.

РГ: Была ли импровизация в момент съемок?

Державин: Конечно! Во-первых, режиссер мог задать другой темп передаче и даже другой тон диалогам. Бывало и так, что именно в момент игры рождался юмор, и нам разрешалось поменять некоторые фразы. У меня была очень трудная задача, потому что мои репризы были самыми короткими или я должен был дать емкое определение персонажу. Иногда мне приходилось придумывать что-то на ходу.

РГ: Со своими коллегами вы проводили много времени на съемочной площадке. Переносили ли вы, возможно невольно, взаимоотношения ваших героев в реальную жизнь?

Державин: Работа в "Кабачке", конечно же, накладывала отпечаток на наши личные отношения, мы всегда были дружны, шутили, подкалывали друг друга, как и наши знаменитые персонажи!

РГ: Недавно ушел из жизни замечательный актер Зиновий Моисеевич Высоковский. Мы знаем этого актера в основном по образу пана Зюзи из "Кабачка". А каким он был человеком, ведь вы были очень близки.

Державин: Мы познакомились с Зиновием Моисеевичем как раз на съемках "Кабачка "13 стульев". Он был очень талантливым человеком - актером, литератором, собеседником. Мы все называли его ласково Зямочка. Зиновий Моисеевич всегда был в курсе всех событий искусства, литературы, много читал, многое знал, со многими был знаком. Помимо того что он был очень хорошим комедийным актером, он еще имел и незаурядный литературный дар. Он обладал великолепным чувством юмора, и все его монологи для телепередач написаны в основном им самим. Я бы хотел отметить еще один талант Зиновия Моисеевича - он был великолепным педагогом, очень хорошо чувствовал актерскую профессию, поэтому молодые студенты любили с ним работать. Это был незауряднейший человек, уникальный...

РГ: В новом сезоне телеканал "Культура" будет широко отмечать юбилей Антона Павловича Чехова. Зрители смогут посмотреть программы и спектакли по его произведениям. А какая пьеса Чехова наиболее близка вам?

Державин: Конечно же, "Вишневый сад"! И не потому, что я там играл Епиходова. Мне эта пьеса очень дорога. Прекрасные образы, прекрасные мужские и женские характеры, прекрасные человеческие чувства.

Культура Кино и ТВ Лучшие интервью