Новости

Американский критик русского театра

(перевод публикации во вкладках Russia Now в The Daily Telegraph и The Washington Post)

В рамках фестиваля "Золотая маска" проходит программа Russian case. Она адресована иностранным гостям фестиваля. Афиша Russian Case включает спектакли, участвующие как в конкурсе "Золотой Маски", так и наиболее яркие премьеры текущего сезона. Джон Фридман, куратор"Russian case” рассказывает, что обычно ждет иностранцев на "Золотой маске".

Цель Russian case - отправить максимальное количество российских спектаклей за границу?

Конечно, "Золотая маска" надеется, что с театрами будут заключать западные контракты. После окончания первого фестиваля "Russian case" в течении двух недель было получено десять приглашений, - это было совсем неплохо для старта. Но я согласился заниматься "Russian case" по другим причинам. Я много лет живу в России, занимаюсь театром, смотрю до 150 спектаклей в год. Когда я разговариваю с людьми из Европы из Америки, я прихожу в ужас, насколько они не в курсе, что здесь сейчас происходит. Есть всего несколько человек, которых постоянно приглашают в Америку, Англию, в Европу, Японию...

Я хочу показать, что в России есть намного больше, чем эти четыре-пять фамилий, которых все знают и любят. Я хочу, чтобы они увидели здесь то, что совершенно не ожидают: Гинкаса, Агеева, Бычкова, Жолдака... Я хочу, чтобы люди уехали, узнав, что в России есть много новых драматургов

Об американском театре говорят много. Чем он отличается от российского?

В Штатах я учился в аспирантуре в Гарвардском университете под Бостоном, писал докторскую диссертацию о русском театре и о русской драматургии, ходил в один из лучших американских оригинальных театров - Американский репертуарный. Смотрел спектакли Роберта Уилсона, Роберта Брустина, Андрея Щербана, для меня это было отдушиной. Американцы ведь к театру относятся как к развлечению, и в этом плане я не типичный американец. Американский театр бывает очень поверхностным. Масса спектаклей, сделанных только для того, чтобы люди в театре к концу представления поняли: ой, как хорошо, там был плохой человек на сцене, слава богу, что я не такой. И все уходят домой довольные собой. Театр во многом играет роль социальной поддержки, как и плохое американское кино. Почему меня так поразил театр в Бостоне - там режиссеры занимаются серьезным театром. И почему я так влюбился в русский театр - потому что русский театр традиционно занимается большими проблемами. Не развлечением. А театр должен говорить сокровенное. Театр должен нас беспокоить. Будить. Раздражать. Чтобы мы почувствовали, в каком мире мы живем. Я включал в программу спектакли, работающие именно на этом уровне.

Разный подход к театру российскому и западному при этом учитывался?

Когда я ухожу из театра и чувствую, что я что-то не понял, значит в спектакле была жизнь. А западные люди не могут с этим жить. Американцы удивляются, как в России режиссеры любят ставить непонятные спектакли. В Америке, если что-то не понятно, считается, что драматург плохо написал пьесу. Если режиссер допускает некоторую двойственность в постановке, критики будут ругать: режиссер не понял о чем речь, а зрители говорить - плохой спектакль, плохая пьеса. А в России наоборот самое лучшее искусство - искусство поднимать вопросы.

И еще маленькое отступление. Я был в Нью-Йорке  вместе с драматургом Ольгой Мухиной, мы работали над американской версией ее пьесы "Ю". Было публичное чтение, все пришли в полный восторг, и целую неделю мы слышали о том, что Оля Мухина - это новый Чехов. Чехов гениальный писатель. Один из самых лучших писателей всех времен и народов. Еще есть Шекспир. Но это не значит, что все англичане должны писать как Шекспир, а все русские - как Чехов. А в Америке и во многих других странах есть предрассудок, что русская драматургия Чеховым исчерпывается. Я хочу, чтобы люди видели, что в России есть разные драматурги, разные режиссеры и разные актеры. И что русские театральные актеры - одни из самых лучших в мире, если не самые лучшие...

Статья опубликована во вкладках Russia Now в The Daily Telegraph (Великобритания) 26.05.09 и в The Washington Post (США) 24.06.09

Английская версия также доступна в формате E-paper на странице 7

Тексты, опубликованные во вкладках, могут подвергаться стилистической правке со стороны газеты-партнера.
 

Добавьте RG.RU 
в избранные источники