Новости

19.08.2009 02:00
Рубрика: Культура

Фундамент красоты

Как идет реставрация Новоиерусалимского монастыря

В знаменитом Новоиерусалимском монастыре, чье восстановление курирует лично президент, открылась выставка конкурсных проектов восстановления одного из главных объектов - Воскресенского собора. Она подводит итог огромному периоду изучения и восстановления варварски разрушенного в годы войны архитектурного ансамбля монастыря. Благотворительным фондом по восстановлению монастыря, возглавляемым первым заместителем председателя правительства РФ Виктором Зубковым, был создан экспертный совет, на заседании которого побывал наш корреспондент.

Архитектурная реставрация в России в исторически спокойные времена - поле сенсаций. В реставрацию Новоиерусалимского монастыря в конце 70-х вмешивался сам Дмитрий Сергеевич Лихачев. Она пошла по профанному пути, и только письмо Лихачева в "Правде" смогло предотвратить такое развитие событий. Сегодняшнее восстановление уникального монастыря, о судьбе которого в свое время пеклись Лихачев и Барановский, по-прежнему требует особой культурной тщательности.

- Экспертный совет, созданный в феврале 2009 года, на трех заседаниях уже рассмотрел первый цельный проект реставрации собора 1982 года, а также проекты воссоздания колокольни и часовен, - рассказывает его председатель, заместитель генерального директора Государственного историко- культурного музея-заповедника "Московский Кремль" Андрей Баталов. - Сейчас наша главная задача - определить цели реставрации и выбрать границы между целостным и фрагментарным восстановлением. Работа идет в главных трех направлениях - разработка концепции реставрации, инженерные изыскания и использование багажа, накопленного предшествующими поколениями искусствоведов.

При этом нельзя забывать о монастырской и музейной жизни, реставрация не должна мешать ей.

- Территория действующего монастыря и действующего музея - своего рода живой организм, и все здесь требует очень грамотного подхода, - подчеркивает заместитель министра культуры правительства Московской области Светлана Анохина.

- А я хочу напомнить, что в ходе исторических исследований мы должны зафиксировать точные места давних погребений, - напоминает Андрей Баталов. - И по благословению Церкви принять решения по поводу них - благочестиво ли перенести останки или каким-то образом оградить их от вторжения при реконструкции?

Фундамент красоты - инженерно-изыскательские работы, они сейчас на первом плане.

Начатые в 1956 году, они включили в себя гидрогеологию, экологию, исследование несущих конструкций, инструментальные наблюдения за деформациями зданий и сооружений, гидрогеологический мониторинг...

- Приходится учитывать даже требования ландшафтных архитекторов, чтобы сохранить зеленые насаждения вокруг монастыря, - подчеркивает главный архитектор проектов ФГУП "Институт Спецпроектреставрация" Галина Медведева.

Особого внимания требует гидрогеологический режим и устойчивость склонов холма, на котором расположен монастырь, они не раз обрушались, и их надо укреплять. Действуя при этом крайне осторожно.

- Мы собираемся применять новейшие методы исследований - "неразрушающего контроля", "косвенного исследования". Радарное исследование позволит нам определить состояние кладки, глубину трещин, характер разрушений. А методы электролокации и сейсмоакустики дают возможность проникать на большую глубину и при ограниченном количестве скважин строить точный геологический разрез.

специально для "РГ"

Глава экспертного совета, заместитель генерального директора Государственного историко-культурного музея- заповедника "Московский Кремль" Андрей Баталов ответил на вопросы корреспондента "РГ".

Российская газета: Андрей Леонидович, что самое сложное сегодня в деле восстановления Новоиерусалимского монастыря?

Андрей Баталов: Найти компромисс между людьми, которые придерживаются разных точек зрения в методике реставрации.

РГ: Точки зрения сильно расходятся?

Баталов: Естественно. За каждым из нас - своя школа и своя традиция. Хотя нет, самое сложное, наверное, все-таки в другом - как "не пропустить" тех специалистов, которые нам необходимы. Как никого не забыть, всех привлечь к этому по-настоящему великому делу. Ведь реставрация, которая сейчас задумывается, не имеет предшественников ни по программам, ни по охвату территории. Это должна быть образцовая научная реставрация, которая поднимет уровень реставрации в стране. Все члены экспертного совета, кстати, осознают ценность восстанавливаемого нами памятника и понимают необратимые потери для Отечества, для нашего культурного наследия, если реставрация пойдет не по профессиональному пути, а по пути быстрой стройки. Нам сейчас надо выстроить правильный "академический" процесс реставрации. Выдумывать велосипед в нашем деле значит губить памятник. Самое главное - идти проверенным научным путем.

Сейчас мы собрали все ведущие фигуры и в археологии, и в реставрации монументальной живописи, и в истории архитектуры... И это наш последний дивизион. Реставрация в России в ужасном положении. Аттестация реставраторов прекратилась, вся реставрационная отрасль стоит на краю.

РГ: Как избежать перерастрат в проекте, на который выделены большие государственные деньги?

Баталов: Однажды меня пригласили оценить состояние объекта, которое чудесно определялось на глаз... Однако после моей экспертной оценки пришла фирма, потребовавшая за работу 5 миллионов, установившая вокруг объекта леса, купившая самые невероятные приборы, написавшая 15 томов заключений, сводившихся ровно к тому выводу, что легко делался "на глаз". Как сын Отечества, я долго думал о том, как хорошо было бы потратить эти 5 миллионов на те же насущные нужды реставрации. Поверьте, мы не забываем о такого рода историях, берясь за все необходимые исследования. Экспертный совет собран в том числе и для этого.

комментарий

Заместитель председателя экспертного совета, наместник Воскресенского Новоиерусалимского ставропигиального мужского монастыря, игумен Феофилакт (Безукладников):

- Сегодня уже привычна ситуация, когда молитва монаха проходит под стук молотков и шум строительной лебедки. Был такой строительный период, например, в жизни Оптиной пустыни, теперь - у нас. Приходится терпеть, монастырь понимает ценность всей работы по воссозданию уникального духовного и культурного памятника России. Дело монаха - молитва и труд. А тут у нас как раз есть возможность потрудиться при реставрации.

Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Столица ЦФО Московская область