Новости

30 августа во время показательного выступления на авиа-шоу в Польше (г. Радом) рухнул самолет белорусских ВВС Су-27.

Два пилота - полковники Александр Марфицкий и Александр Журавлевич - могли катапультироваться.

Они этого не сделали - и погибли. Не катапультировались потому, что не хватило секунд - они уводили самолет от жилых домов.

Я не знаток воинских уставов. Но даже не вдаваясь в тонкости, очевидно, что летчик обязан, прежде чем катапультироваться, увести самолет от жилых зданий. То есть можно сказать, что офицеры "всего лишь исполнили свой долг".

Но от этого их подвиг не становится меньше ни на микрон - если ты, нарушив все уставы, катапультируешься, то жизнь при тебе останется. Значит, выбор: жить - или погибнуть все равно остается у летчика.

Я не могу представить подвиг больший, чем совершили эти люди.

Пожарный, милиционер, спасатель и т.д. рискуют жизнью. Но летчики не "рисковали" - знали, что погибают, наверняка.

Не могу представить подвиг более чистый. Это не смерть на войне, смерть ради того, чтобы кого-то убить, "я умру, но и ты, гад, погибнешь". Эта смерть "не против" кого-то, а только ради спасения других людей.

Ради спасения незнакомых им, "вообще людей". Погибли, спасая "абстрактных людей", а ведь у каждого из них была своя семья...

В Радоме объявлен траур.

В Белоруссии героям воздадут почести.

Россия как бы ни при чем - не граждане РФ, иностранцы.

Но это как раз тот случай, когда без всякого пафоса можно сказать, что они нам - братья.

Конечно, не потому, что у Белоруссии такие-то отношения с РФ.

Конечно, не потому, что белорусы - народ родственный русским.

А просто потому, что любой нормальный человек может почувствовать, что это такое - когда кто-то отдает жизнь за других людей. Как говорится, "за брата своего".

Вот именно - братья.

Люди - братья. Пустые слова? Да, обычно - пустые, ничего не чувствуешь. Но иногда это можно вдруг ощутить - хоть уколом, хоть на сотую долю секунды. Незнакомые люди, из разных стран - братья. В каком смысле? Просто потому что они и мы - люди.

В самом деле. Если мы - никто друг другу, "каждый за себя, один Бог - за всех", то как понять вот этот факт? Как понять, что есть такие люди, которые отдают жизнь за неизвестных им людей? Повторяю, отдают сознательно, не "по уставу". Какой-нибудь образцовый, вымуштрованный, дисциплинированный, но здесь ты - наедине не с уставом, а с нравственным законом, который в тебе. Служить - по уставу. Жить и умирать - по чувству.

Конечно, человек тут не рефлектирует, не ведет "этические дискуссии", а действует. Но действует-то по своей воле. И выбор - есть. Одни летчики в подобных ситуациях спасают себя. Другие - спасают других людей, подчиняясь "чему-то", что сильнее инстинкта выжить любой ценой.

Чувство долга? Перед кем? Перед армией? Возможно... Все возможно. А может быть, просто чувство, что он не может погубить других людей, убить их - чтобы спасти себя. Почему не может? Не может - и все.

Вот ведь какой выбор: спасти себя, убив неизвестного "другого", - убить себя, спасая неизвестного "другого". Эти два человека - Александр Марфицкий, Александр Журавлевич - выбрали второе. Пожертвовали собой "за други своя", "за брата своего".

Значит, это чувство, что чужой человек - не чужой тебе, что он - брат твой, значит, это чувство не придумано, оно есть в душе человека. Можно ли через него переступить? Конечно, мы всю жизнь только этим и занимаемся - в большом и малом, утешая себя тем, что "все так". Или вообще не "утешая" - в чем утешаться-то? Это настолько привычно, автоматически делается...

Но то в ситуациях обычных, когда зло, наносимое другому, мелкое, поправимое. А здесь, когда ты должен убить другого - чтобы жить самому? Обостряется и свой эгоизм - но уже нельзя "не заметить" и другого, нельзя не подумать и о нем...

Один на миллион может пожертвовать собой за другого.

Но удивительно не то, что один на миллион, а то, что такой человек, такие люди - есть.

Но какая-то искра этого чувства, буквально - искра Божья - есть и в каждом из нас, остальных 999.999, которые на это не способны. Мы не можем сделать, но можем хотя бы почувствовать...

Все это - общеизвестные истины, "звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас". Истины, которые мы забываем, но без которых наша жизнь лишена даже слабого проблеска света, смысла.

Толстой всю жизнь бился над этими - и только этими - вопросами.

"В бесконечном времени, в бесконечной материи, в бесконечном пространстве выделяется пузырек-организм, и пузырек этот подержится и лопнет, и пузырек этот - я".

Это была мучительная неправда, но это был единственный, последний результат вековых трудов мысли человеческой в этом направлении.

Но это была не только неправда, это была жестокая насмешка какой-то злой силы..."

Что же мог противопоставить этой "жестокой насмешке" жестокого материализма Толстой?

Все то же - нематериальный "нравственный закон внутри нас".

"Не для своих нужд жить, а для Бога. И что можно сказать бессмысленнее того, что он сказал? Он сказал, что не надо жить для своих нужд, то есть, что не надо жить для того, что мы понимаем, к чему нас влечет, чего нам хочется, а надо жить для чего-то непонятного, для Бога, которого никто ни понять, ни определить не может. И что же? Я не понял этих бессмысленных слов Федора?

Нет, я понял его и совершенно так, как он понимает, понял вполне и яснее, чем я понимаю что-нибудь в жизни... И не я один, а все, весь мир одно это вполне понимают и в этом одном не сомневаются и всегда согласны.

...Если добро имеет причину, оно уже не добро; если оно имеет последствие - награду, оно тоже не добро. Стало быть, добро вне причин и следствий.

И его-то я знаю, и все мы знаем.

А я искал чудес, жалел, что не видел чуда, которое бы убедило меня. А вот оно чудо, единственно возможное, постоянно существующее, со всех сторон окружающее меня, и я не замечал его!"

А ведь правда - Чудо.

Чудо, когда живые, молодые, здоровые люди жертвуют своей жизнью - не из страха, не под давлением чужой воли, а добровольно, ради спасения незнакомых им людей.

Чудо, которое случилось в небе 30 августа этого года.

Чудо, которое никто не воспринял как "чудо", которое вообще почти никто и не заметил. Ведь все были поглощены речами политиков, интригами по поводу "подведения итогов" бессмысленного преступления, начатого там же, в Польше, 70 лет назад...

А ведь единственное, что произошло в эти дни и что прямо обращено к каждому из нас - это не политика, не "исторические склоки" и обмен любезностями, а вот это - спасение одними людьми других людей. Спасение своих братьев. Чудо спасения.

Разве не чудо, что этого никто и не заметил?

Чудо. Обыкновенное чудо человеческой слепоты, суетливости, национально-государственной гордыни...

Мы, люди, все-таки - чудесные создания. Способны бескорыстно ненавидеть друг друга - но есть и те, кто способен погибнуть за других, при полном равнодушии окружающих...

Общество Ежедневник Образ жизни Колонка Леонида Радзиховского