Новости

18.09.2009 00:05
Рубрика: Общество

Запятые мужества

Зарубежные участники Пушкинского конкурса русистов о нравственно-политической пунктуации

Чтобы преподавать русский язык в школе, где в коридорах развешаны плакаты "Русские, уходите из Грузии!", нужно личное мужество.

А еще необыкновенная любовь к предмету и детям, чтобы уже через год после вооруженного конфликта половина класса опять выбрали в качестве второго языка обучения - русский. "Когда по электронной почте мне пришло сообщение, что я стала лауреатом Пушкинского конкурса, организованного "Российской газетой", я практически сидела на чемоданах. Теперь знаю: никуда не уеду! Буду учить русскому: не поняли в семье, но родина меня помнит и поддерживает", - поделилась одна из лауреатов Валентина Гиоргадзе.

Сегодня наши эксперты - педагоги-русисты из стран СНГ, Балтии, Германии, Израиля и Болгарии пытаются ответить на политико-лингвистический вопрос о языке Пушкина: "Учить нельзя забыть. Где ставит запятую ваше государство и ваши ученики?"

Российская газета: Одна из последних "языковых" новостей из СНГ: в Таджикистане заговорили о проекте нового закона "О государственном языке", следуя которому общаться с органами госвласти, предприятиями и учреждениями, а также получить информацию и документы можно будет только на государственном языке - таджикском. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон призвал парламент страны в скорейшие сроки принять этот закон. Многие истолковали это как стремление вытеснить русский...

Чульпан Меликшаева, Душанбе, Таджикистан:А какая связь между развитием и укреплением национального языка и наступлением на межнациональный? Русский язык в Таджикистане законодательно признан языком межнациональным. Антирусский акцент раздули. Президент просто сказал, что государственный язык должны знать все - обязаны, а русский язык отстанется языком межнационального общения. К тому же никто не отменял программу на 2004-2014 годы, направленную на совершенствование преподавания русского языка и литературы в национальных школах. Хотя два часа в неделю русского языка, конечно, недостаточно.

РГ: А есть ли спрос на русские классы?

Равшангуль Юсупова, поселок Нау, Согдийская область, Таджикистан:Бесспорно. Таджики ездят в Россию на заработки и, что называется, на своей шкуре чувствуют, каково без знания языка. Поэтому у нас сейчас классы с русским языком обучения забиты до отказа и открываются все новые и новые. При отсутствии специалистов. Кстати, руководство страны готовит проект о переселении русских в нашу страну для того, чтобы квалифицированные специалисты обучали детей хорошему, чистому русскому языку...

Меликшаева: Чистому - вот что актуально. Вы не представляете, на каком ужасном жаргонном "уличном" языке разговаривают таджики, вернувшиеся со строек и рынков России...

РГ: В Израиле, как и в Германии, нет специальных школ с русским языком обучения. А вот причины учить русский у граждан этих стран самые прагматичные: Россия - один из главных экономических партнеров ФРГ, ровно год исполнилось нашему безвизовому режиму с Израилем.

Александра Островская, Ашдод, Израиль:Все так. Уже сам факт того, что мы больше десяти лет преподаем русский как иностранный, - наша победа. Без учебников, без учебных пособий...

РГ: Где можно учить русский?

Островская

Русский язык имеет статус второго иностранного языка. В Израиле есть предметы на выбор и предметы для обязательного изучения. Ученик сегодня может выбирать между французским, арабским и русским. К слову, еще 12 лет тому назад он мог выбирать только между французским и арабским.

Если родители объединяются и просят, чтобы в школе были, например русские группы, им идут навстречу.

РГ: То есть желание родителей - единственная причина изучать язык?

Островская: Да, хотят бабушки, дедушки, мамы и папы, а ребята часто сидят с кислыми лицами и говорят, что русского не знают и знать не хотят. Мотивация появляется в 10-м классе, когда они становятся перед выбором: продолжать изучать русский язык и получить пять дополнительных единиц в аттестат зрелости или нет.

А родители смотрят глубже. Им хочется, чтобы молодые израильтяне оставались "на фоне Пушкина", чтобы они понимали: русский - это билет в огромный мир культуры. К сожалению, сейчас уже пошли дети, которые не знают ни Чайковского, ни даже Левитана!

Кристина Гюсмер, Гамбург, Германия:Похожая ситуация. Школьникам очень трудно объяснить, зачем им нужен русский. В основном интерес идет из семьи: может, прадедушка воевал, рассказывал о России. Для большинства же это некруто. Вот английский - да! Америка почему-то привлекательнее даже для тех немцев, которые переселились из России.

СМИ Германии слишком часто критикуют Россию, показывают ее негативные стороны, много пишут об отсутствии демократии, о недостаточно развитой социальной системе. Рассказывают о том, например, что в России много бездомных собак, и дети видят в этом негативный фактор. В Германии бездомными собаками занимаются особые службы, бдительные граждане не поленятся сообщить куда надо о бездомном псе. В России система не так отлажена. Или еще пример, как создается непривлекательный имидж. На сайте Фонда поддержки германо-российских молодежных обменов одна учительница-немка делится своими наблюдениями о жизни в России. Русские, приходя домой, машинально переодеваются, и это правда. Немцы часто этого не делают. Объяснение такое: русские берегут свою одежду, в которой ходят на работу.

РГ: Неужели такие мелочи пересиливают экономическую заинтересованность?

Гюсмер: Интерес к русскому возникает в осознанном возрасте, когда подростки начинают выбирать профессиию. Ведь Гамбург - это портовый город, здесь много фирм, которые занимаются экспортом, юг Германии сотрудничает с Россией.

РГ: А сами-то вы почему русским занимаетесь? Ведь не хлебное это дело, особенно в Германии...

Гюсмер: Я из Санкт-Петербурга, заканчивала госуниверситет. Специальность русский язык как иностранный преподавала нам Людмила Вербицкая - еще недавно ректор, а теперь президент университета. Я поехала на практику в Германию. Там и встретила своего мужа.

Элеонора Бюхнер, Аренсбург, Германия:Немцы, изучающие русский на вечерних курсах, любят анекдот: "Встречаются три немца, обсуждают, кто какой язык начал изучать. Один говорит, что учит английский и уезжает в Англию на работу. Другой говорит, что учит испанский, потому что приобрел виллу в Испании и переезжает туда. А третий заявляет, что учит русский. "Но зачем же тебе русский?". "А я остаюсь здесь",- говорит он гордо. В Германии русскоязычное население официально насчитывает три миллиона человек.

РГ: А Россия, с вашей точки зрения, достаточно делает, чтобы поддержать русский за границей?

Бюхнер: Русский язык в Германии опередила латынь - мертвый язык. У латинского языка в Германии всегда было сильное лобби: любой юрист, медик, теолог или историк должен для поступления в вуз владеть латынью. Если Россия не приложит усилий для изменения имиджа страны и поддержки изучения языка, русский язык в Германии вернется к разряду "экзотических языков", каковым он был в годы "холодной войны" в западной части страны.

Островская: Пусть меня простят, но я приведу для сравнения пример своих коллег - преподавателей французского языка. Им уже много лет очень помогает французское посольство. Не нужно быть победителем конкурса, достаточно преподавать французский язык за пределами Франции, чтобы выезжать на курсы повышения квалификации во Францию. А нас - педагогов-русистов - ведь не так уж и много: всего 300 человек на весь Израиль! Я уж не говорю о наших детях, которые учат русский. Каждый из них мечтает поехать в Россию. Когда я уезжала, а в Москве стояло чудное "бабье лето", один мой ученик говорит: "Саша, возьми шубу". Он думает, что в России всегда зима...

РГ: Недавно Рижская Дума приняла решение о закрытии в столице Латвии 16 школ, 11 из которых - русские. По иронии судьбы это произошло в первые сто дней пребывания на посту мэра русского человека - Нила Ушакова... А мы на него такие надежды возлагали! Он в Москву на День города приезжал, собирался с лауреатами Пушкинского конкурса пообщаться...

Лариса Кузина, Валмиера, Латвия:В стране у нас в этом году очень сложная экономическая ситуация. 52 школы закрыты во всей Латвии и 115 реформированы, реорганизованы. Если говорить о русских школах, то, к примеру, в нашем промышленном районе 87 процентов латышей. Русская школа - единственная, и это очаг русской культуры в регионе.

Из 55 преподавателей нашей гимназии я одна - русскоязычная.

На фоне очень жесткой государственной языковой политики с излишне навязчивым требованием учить латышский язык нас обрадовала победа Ушакова. Он пришел в трудное время: учителям урезали зарплату ровно в два раза, пенсии работающим педагогам сократили на 70 процентов. Ушли тысячи опытных учителей.

РГ: И все же, почему русскоговорящий мэр позволил сократить так много русских школ в Риге?

Кузина: Тут может быть только одно оправдание: стало много малокомплектных школ, особенно в пригородах и сельских регионах. Там, где работают, например, 12 учителей, а учится 72 ученика. Так называемое подушевое финансирование школы, когда за учеником идут деньги. Сколько душ - столько и денег. Не на что ремонтировать школу, содержать ее в порядке. Финансированием образования и здравоохранения мы "прославились" на всю Европу.

РГ: А латышам нужен русский?

Кузина: Вот пример моей гимназии. Мы изучаем три языка. Первый, естественно, родной. Второй - английский, с третьего класса. Третий выбирают по желанию. Обычно это французский, немецкий, в 90-е годы были модны скандинавские. В этом году из 550 учащихся русский учат 386. Язык сейчас учат осознанно. Прошли те времена, когда учителя русского и литературы в духе толерантности должны были терпеть, когда распоясавшиеся недоросли кричали им "Пу-у-ушкин!" и издавали неприличный звук губами. Было и такое.

РГ: Согласно данным фонда "Демократические инициативы", русский язык считают родным 38 процентов жителей Украины. В Севастополе эта цифра подходит к 80 процентам. Готовы школьники этого черноморского города в следующем году сдавать ЕГЭ на украинском языке? Опять оборона, теперь языковая?

Вера Михайлова, Севастополь, Украина:Действительно есть приказ министра образования Украины о независимом внешнем тестировании, согласно которому в 2010-м учебном году выпускники будут доказывать свои знания исключительно на государственном языке. Мы считаем, что это ущемляет права детей и родителей. Действительно от школ требуют набирать детей только в украиноязычные классы. Помимо воли родителей. На сегодня у нас, в Севастополе, только одна украинская гимназия. Есть несколько классов в разных районах, в сельской зоне. Но из русско-украинских школ родители стараются перевести своих детей. Из тех соображений, что главное наше духовное богатство изучается там как-то странно: на уроках зарубежной литературы, да еще на украинском языке. Пушкин - на украинском. Родители в ужасе.

В журналах появилась оскорбительная запись: язык национальных меньшинств. Это о русском языке. Мы - национальное меньшинство в русскоязычном регионе.

РГ: Похоже, что русский язык стал разменной картой и в игре украинских политиков. Вот недавно еще один кандидат в президенты обещал сделать русский государственным языком...

Михайлова: Да, скоро очередные выборы. Думаю, мало что изменится. Может, выпустят юбилейную медаль "За оборону русского языка"?.. На нее можно будет "покупать" голоса избирателей, приложив гастрономический пакет.

РГ: Заложниками политики стали и учителя русского языка из Грузии. В кулуарах нашего конкурса они рассказывали, какое недоверие окружающих - соседей, учеников и коллег - им приходилось преодолевать весь этот год. Преодолели и идут дальше: 19 октября, в день Царскосельского лицея, собирают в Русском театре города Рустави всех лауреатов нашего Пушкинского конкурса за девять лет. Вопрос напрашивается сам собой: что вы сказали своим ученикам на первом после войны уроке русского?

Заира Давианти, Рустави, Грузия:Мы с коллегами много думали над тем, как теперь будем преподавать русский язык. Сами знаете, какая информационная война была. Абсолютно все было перевернуто с ног на голову. Но к сентябрю я уже была подготовлена. Дело в том, что у меня дочка поступила по международной программе в Санкт-Петербургский университет. И билеты у нас были куплены до августовских событий. Думали: ехать - не ехать? Нам говорили: "Куда вы едете? Война". Но что-то внутри отвечало: это совсем другое, это не относится к политике. Да и в посольстве нам сказали, что международные программы не отменяются. Боже мой! Как нас приняли с Питере! Никакого изменения отношения к себе я не почувствовала, только, может быть, чуть теплее, сочувственнее с нами разговаривали в приемной комиссии. И внутреннее напряжение, которое, признаюсь, было, спало. И в школу я вернулась, зная, что сказать моим детям: люди есть люди, а русские, может быть, даже гостеприимнее, чем грузины! Хотя было трудно читать стихи по-русски, когда в школьных коридорах висели плакаты: "Русские, вон из Грузии!"

Марина Бидзинашвили, Рустави, Грузия:У нас в классах появились беженцы из Гори и близлежащих сел. В парке образовался палаточный лагерь, и наши ученики носили туда еду. Мне пришлось учить русскому одну пятиклассницу оттуда. Было трудно психологически. Сначала она не говорила ни слова. Только молчала, не только на моих уроках, на всех.

Постепенно-постепенно глаза ребенка начали теплеть, она начала буклеты делать, втянулась в обыкновенную школьную жизнь. Ей интересно стало. На уроках я всегда говорю: "Политики приходят и уходят, а наш сосед остается. Я вас обучаю языку народа, который всегда был близок с грузинским народом".

РГ: Русский в грузинских школах - язык по выбору. Выбирают?

Бидзинашвили: В прошлом году не выбрали. А в этом, когда все утряслось и улеглось, родители заволновались: "Когда русский учить начнем? Дети в пятом классе, а не пишут и не говорят по-русски!" Сейчас полкласса выбрали русский.

Валентина Гиоргадзе: А мне пришлось защищать свою национальность (я - русская) и свой язык и в учительской, и в церкви. Пыталась "достучаться" до соседей, до коллег, что-то им объяснить. Не получилось. Как рушатся кровные узы и связи, мне пришлось узнать на примере собственной семьи (Валентина не может сдержать слез).

Честно говоря, я заходить в грузинскую школу боялась. Да, у нас в классе были беженцы. Я представляла, как они будут на меня смотреть, на русскую женщину, которая учит их русскому языку. Первое, что меня спросили, когда я вошла в класс: "Вы - за русских или за грузин?" У меня был приготовлен ответ. Я сказала:"Я - за мир".

Когда в семье упрекнули меня за непрестижную и неденежную работу, я не нашлась, что ответить, промолчала. Но какова была моя радость, когда в этот же день пришло сообщение, что я стала лауреатом Пушкинского конкурса. Подумала: не поняли в семье, зато родина оценила! Побывав здесь, в Москве, мы сильнее стали.

За помощь в организации Международного Пушкинского конкурса благодарим МИД России, фонд "Русский мир", департаменты внешнеэкономических и международных связей и образования г. Москвы, Фонд поддержки соотечественников имени Юрия Долгорукого.

Пушкинский конкурс Общество Образование