Новости

06.10.2009 00:00
Рубрика: Культура

Меня роднит с ним больное сердце

В "РГ" состоялась презентация книги Валентины Полухиной "Больше самого себя" о Иосифе Бродском

Ее автор - филолог с мировым именем, профессор Кильского университета (Великобритания), ведущий специалист по творчеству Бродского. Между тем книга вышла не в Москве, а в Томске. С этого и начался разговор, в котором кроме автора принимали участие писатель Андрей Битов, священник Михаил Ардов, академик-вулканолог Генрих Штейнберг, внучка поэта Прасковья Басманова, профессор Амстердамского университета Кейс Верхейл и другие почетные гости. Напомним, что 2 октября этого года в "РГ" было впервые опубликовано интервью с Иосифом Бродским, которое сделала Валентина Полухина еще в 1980 году в американском городе Энн-Арборе, где поэт в то время преподавал.

Но почему книга о нобелевском лауреате вышла не в Москве, а в Томске? С этого начал разговор ее редактор, томский поэт и переводчик всех английских стихов Бродского Андрей Олеар. Он считает, что не существует такого понятия, как "культурная провинция". Томск - самая восточная точка Европы, и издание в Томске книги о Бродском даже символично. Ее готовили именно сибиряки (были перечислены имена всех, кто душевно трудился над изданием), а суперобложку ее украшает фото фрагмента работы прекрасного томского скульптора Леонтия Усова "Иосиф Бродский". Наконец, сама Валентина Полухина родилась в Кемеровской области.

Много интересного о создании книги, о своем знакомстве и общении с поэтом рассказала героиня вечера. Крупнейший филолог и лингвист, она не может говорить о Бродском просто как об объекте исследования. Для нее это история всей ее жизни. "Меня с рождения роднит с ним больное сердце, - призналась она. - Поэтому я никогда ничего в этой жизни не боялась". Среди вопросов, которые ей задавали, наиболее интересными были: об отношениях Бродского с русским языком и о проблеме биографии поэта, на которую его душеприказчики наложили фактический запрет.

Бродский в эмиграции мучился разрывом с Россией и живым русским языком. "Он считал язык огромным живым существом, - сказала Полухина, - и когда я, лингвист, попыталась встать на его точку зрения, я задумалась: кого бы выбрал современный русский язык в качестве своего гениального выразителя? И поняла, что именно Бродского".

Затем выступали близкие друзья поэта - писатель Андрей Битов и вулканолог Генрих Штейнберг. Речь Битова, как всегда, была продуманно-философской. Он рассказал, что не сразу стал воспринимать Бродского как большого поэта, даже уже будучи близко знакомым с ним. Сначала его просто поразило поведение Бродского во время суда над ним. "Я тогда понял, что Иосиф воспринимает свою жизнь как Историю (с большой буквы). Я никогда не видел столь достойного поведения во время такого позорища, как тот суд".

Замечательно рассказывал о попытке Бродского поработать в экспедиции на Камчатке Генрих Штейнберг. Кстати, Штейнберг был одним из всего лишь трех человек из России (он, Евгений Рейн и Александр Кушнер), которые прилетели на похороны поэта в Нью-Йорк.

Своими московскими воспоминаниями о Бродском поделился также священник Михаил Ардов, знавший поэта с начала 60-х годов, с того времени, когда он впервые пришел в знаменитый литературный дом Ардовых на Большой Ордынке.

Это был вечер теплых воспоминаний и довольно напряженного культурного общения. Украшением презентации стала выставка художника и режиссера Татьяны Данильянц из серии "Венеция на плаву". Как известно, Венеция была любимым городом поэта после родного Петербурга, и прах его ныне покоится именно там.

Культура Литература Иосиф Бродский РГ-Фото