Новости

09.10.2009 12:51
Рубрика: Общество

Секретное оружие

Как "Тополь" нагнул "Гнома", и почему "Шарик" в космос не вышел

По материалам воспоминаний Сергея Непобедимого "Оружие двух эпох

20 октября 1965 года был подписан приказ о назначении Непобедимого С.П. на должность начальника и главного конструктора Специального конструкторского бюро в Коломне.

Почти сразу главный партийный куратор всего ОПК СССР Дмитрий Федорович Устинов буквально взял нового начальника за горло, требуя от него в кратчайший срок сделать лучший в мире мобильный ракетный комплекс стратегического назначения.  И ведь сделали.

Казалось бы, это противоречило всей логике ведения советского планового хозяйства. Уже определились явные лидеры в создании межконтинентальных баллистических ракет, между которыми, к тому же, шла жесткая конкурентная борьба. И зачем вводить в круг избранных зубров мощного ракетостроения заведомо проигрышного конкурента? Действительно, что могло противопоставить признанным корифеям небольшое СКБ, в активе которого были примитивный, в общем-то, "Шмель" и хорошая "Малютка". Но даже самую лучшую противотанковую ракету нельзя сравнивать со стратегической межконтинентальной. Так что же повлияло на выбор Коломны в качестве альтернативного разработчика мобильных комплексов межконтинентальных баллистических ракет (МБР)?

Ответ, на удивление прост: высочайший интеллект конструкторского коллектива, креативный, как сейчас модно говорить, подход к решению самых сложных задач и, главное, явные доказательства, что такие задачи решаются.

В самом деле, если в минометном СКБ впервые в СССР смогли спроектировать лучшие в мире системы управляемых противотанковых ракетных комплексов, то почему там же не смогут сделать лучшие в мире мобильные МБР?

Большую ракетную тематику СКБ, которым руководил Шавырин, задали при Хрущеве. Темы были столь секретными, что даже в самом  конструкторском бюро о новом направлении знали немногие. Работы, можно сказать, велись подпольно даже для самых приближенных к Шавырину людей. 

Активизировались они и получили более широкую огласку, как ни странно, после отстранения Хрущева от власти в то время, когда оборонно-промышленным комплексом СССР стал руководить Дмитрий Устинов. Фактически именно он стал главным инициатором передачи СКБ  ракетной тематики нового направления. И в полной мере об этих поистине фантастических задачах Непобедимый узнал лишь после своего назначения на высший руководящий пост в СКБ.

По воспоминаниям Непобедимого, Дмитрий Федорович, объясняя свой выбор, без тени иронии ссылался на опыт американцев. В США, где в автомобильной промышленности исторически производились мощные многотонные легковые лимузины, как рассказывал Устинов, озадачились созданием малолитражки весом менее тонны. Но как автостроители ни старались, легковушки весом менее 1200 кг у них не получались. Тогда прагматичные янки обратились к авиационным конструкторам. И те очень быстро предложили отличный проект автомобиля весом менее 900 кг.

Правда, это или нет, сказать трудно. Но такой пример выглядит вполне убедительно. И получалось, что Устинов поступал очень прагматично, настаивая на том, чтобы мобильными МБР начали заниматься в Коломенском СКБ, где опыт создания миниатюрных ракет уже был.

Мобильная ракета получила шифр "Гном". Перед конструкторами была поставлена задача: подготовить эскизный проект самоходного ракетного комплекса с баллистической ракетой на твердом топливе с дальностью стрельбы до 11 000 км. Параллельно шли работы по созданию реактивного снаряда для спутника-перехватчика, ракетного танка и переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК). Все работы были не просто новаторскими, а поистине революционными. Как мог в общем-то небольшой коллектив провинциального СКБ справиться с таким объемом задач? Уму не постижимо.

Работы по "Гному" шли в тесном сотрудничестве с КБ "Южное", которое возглавлял академик Михаил Янгель. В общей сложности к выполнению этой темы СКБ привлекалось более пятидесяти предприятий различных отраслей и ведомств.

Впервые в мировой практике на первой ступени было предложено использовать прямоточный двигатель на твердом топливе. Это значительно уменьшало габариты, вес и давало существенный выигрыш по мощности. Сложнейшую задачу в короткий срок решил один из самых талантливых конструкторов СКБ - Владимир Алексеевич Матюнин. Невероятность ситуации была в том, что Матюнин не имел высшего образования. Когда-то он окончил Коломенский паровозостроительный техникум, а ракетную тематику освоил уже на практике. И как освоил! Поистине, это был конструктор от Бога.

Устинову идея с прямоточным двигателем очень понравилась, он даже предложил Непобедимому увеличить финансирование и подключить дополнительные силы.

Воспользовавшись этим, Сергей Павлович сказал, что скромные возможности СКБ действительно затрудняют работы по большой ракетной тематике. К тому же, у конструкторского бюро по закону не могло быть собственного опытного завода. А как без опытного производства создавать и испытывать новые изделия, чтобы тут же вносить в них технические изменения и снова испытывать?

Устинов ответил, что через закон и он переступить не может, но что-нибудь обязательно придумает. Поступил Дмитрий Федорович очень хитро и в то же время мудро. По специальному распоряжению правительства в так называемой заречной зоне СКБ был построен большой блок складских помещений и объемистый гараж. Склады заполнили самыми современным станками, а гараж - необходимой подъемно-транспортной техникой. И не придерешься. Постройки использованы по прямому назначению. А должны станки стоять в таре или работать - нигде не уточнялось. Потом состоялось еще одно решение правительства по реконструкции построенных объектов. Вот так гаражно-складской объект превратился в один из лучших опытных заводов советской оборонки. 

Работы по "Гному" набирали обороты, и по всему выходило, что ракета может получиться очень мощной и в то же время компактной. Возникла идея разместить ее не только на сухопутном шасси, но и на большом экраноплане, который проектировался в Горьком знаменитым уже тогда создателем кораблей на подводных крыльях - Ростиславом Алексеевым. Предварительные расчеты показали, что это вполне возможно.

Прошли успешные огневые испытания прямоточного ракетного двигателя, подтвердившие правильность выбранного пути. Мобильный комплекс полностью укладывался в рамки полученного техзадания на проект. Масса МБР составляла 29 тонн, а масса всего комплекса - 59 тонн, и его можно было спокойно размещать на удлиненном танковом шасси.

Подошло время подводить промежуточные итоги. Аналогичный комплекс на конкурсной основе проектировали в НИИ-1, которым руководил Александр Надирадзе. Сегодня этот научно-исследовательский институт известен как Московский институт теплотехники, где безуспешно пытаются научить летать морскую ракету "Булава".

Ракета Надирадзе оказалась на пять тонн легче, то есть весила 24 тонны. Однако масса всего ракетного комплекса, созданного в НИИ-1, равнялась 90 тоннам!

Не смотря на то, что "Гном" активно поддерживал сам Устинов, в высших эшелонах власти сложилась точка зрения, что проект Надирадзе более проработан и более надежен, поэтому постепенно преференции стали отдавать НИИ-1.

Непобедимый вовремя уловил эту негативную для него тенденцию и сам предложил своему влиятельному куратору закрыть проект "Гном", так как он отнимал почти все интеллектуально-технические силы СКБ.

Как вспоминает Сергей Павлович, Устинов даже накричал на него матом. Он упрекал начальника Коломенского КБ в том, что лично оказал ему высокое доверие, помог построить опытный завод, выбил дополнительное финансирование и уверен, что "Гном" будет лучшим мобильным стратегическим комплексом в мире.

Но это был, скорее, эмоциональный взрыв. Дмитрий Федорович тоже понимал, что предпочтение постепенно отдается той ракете, которую позже назовут "лучшим в мире" мобильным комплексом "Тополь".

Непобедимый заверил Устинова, что с ракетной тематикой его СКБ расставаться не будет. Все усилия сосредоточатся на проектировании мобильных ракет для Сухопутных войск. К тому же, на решающую стадию вышли работы по созданию первого в Советском Союзе переносного зенитно-ракетного комплекса "Стрела-2".

В итоге Дмитрий Федорович сказал Непобедимому: "Все тебе прощу, если сделаешь "Стрелу".

К той конкретной ситуации вполне применима поговорка: все что ни делается - к лучшему. Наверняка "Гном" оказался бы лучше "Тополя". Ну и что бы получилось в итоге? СКБ, скорее всего, полностью переключили бы на стратегическое направление, и Сухопутные войска никогда бы не получили того замечательного комплекса вооружений, который был создан в Коломне с 1965 по 1999 год. Стратегические ракеты, к счастью, нигде так и не использовались, а вот тактические, противотанковые и зенитные отвоевались в ХХ веке по полной программе.  

Чуть раньше "Гнома" закрылся проект "Шарик". Это была настолько секретная тема, что даже сегодня о ней Непобедимый вспоминает весьма скупо.

В 1963 году было принято решение о разработке реактивного самонаводящегося снаряда-гироскопа для спутника-перехватчика. Комплекс космического вооружения предполагалось установить на корабле "Союз". "Шарик" должен был уничтожать вражеские спутники, которые могли нести ядерный заряд или разведывательную аппаратуру. Впервые в мире именно в Коломне начались работы по проектированию боевых ракет класса "космос - космос".

Космический снаряд обеспечивал поражение малоразмерных целей площадью от 0,5 кв.м при относительных скоростях сближения цели и спутника-перехватчика до 16 м/с и с высотами перехвата над поверхностью Земли от 200 до 3500 км.

В СКБ с задачей справились,  ракета "космос - космос" и весь боевой комплекс "Шарик" были созданы.   Но тему закрыли  по  политическим соображениям. Советский Союз в те годы активно выступал за то, чтобы космос был свободен от оружия, размещаемого на околоземных орбитах.  

Общество История Русское оружие Оружие XXI века