Новости

16.10.2009 00:50
Рубрика: Экономика

Поскользнулись на глазури

Ледяные глыбы на рыбном филе останутся до принятия техрегламента

"Грабеж. Настоящий грабеж", - так отреагировал Виктор Зубков на сообщение заместителя руководителя Роспотребнадзора Людмилы Гульченко о том, что рыбное филе на прилавках магазинов порой на 45 процентов состоит из ледяной глазури. То есть попросту воды.

А руководителю Росрыболовства Андрею Крайнему первый вице-премьер порекомендовал предоставить бизнесу самостоятельно заниматься доставкой, хранением и реализацией рыбы.

Правда, сам бизнес, который вчера на заседании правительственной комиссии по вопросам рыбохозяйственного комплекса представлял президент Ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев, тут же признался, что рыбопромышленные компании малы и слабы для равноправного диалога с транспортными и торговыми гигантами. И если бы не вмешательство Росрыболовства и правительства в лице самого Виктора Зубкова, в этом году 530 тысяч тонн выловленной на Дальнем Востоке горбуши и других лососей до сих пор болтались бы в трюмах судов где-нибудь на рейде владивостокского порта.

В общем, на заседании комиссии обсуждались две темы, которые первой подняла "Российская газета". Во-первых, в этом году обнаружилось, что ловить лососей наш бизнес уже горазд, а вот доставить рыбу потребителям пока не умеет. Во-вторых, анализы показали, что под видом филе окуня нам продают обрезки минтая, вмороженные в лед. Причем если о проблемах доставки потребителям рекордного улова горбуши мы написали с подачи Росрыболовства, то инициатива исследования качества рыбного филе в магазинах принадлежит "РГ".

И обе проблемы, если и не получили вчера окончательных решений, то, во всяком случае, стало понятно, как правительство намерено их решать.

"Существует ли у нас реально рыбный бизнес?" - спросил Виктор Зубков у Андрея Крайнего, когда тот закончил доклад об итогах лососевой путины-2009, и сообщил в итоге, что под патронажем Росрыболовства завершается работа по созданию логистической компании, которая будет доставлять уловы из Азии в Европу, строить холодильники и торговать рыбой оптом. "Если бизнес есть, почему он такой вялый? И приходится создавать все эти штабы, решать на государственном уровне, сколько вагонов с рыбой и куда надо отправлять?" - допрашивал Зубков Крайнего. Тот, не отходя от пюпитра, объяснил, что концентрация в отрасли еще только начинается, работают сотни небольших компаний. А надо бы, чтобы на рынке остались 12-14 солидных объединений.

"Если у нас есть бизнес, давайте соберем его на крупный форум и побеседуем, - стоял на своем Виктор Зубков. - А если его нет, если нет своих мозгов, давайте позовем консультантов из-за границы". И привел в пример российский зерновой рынок, на котором тон задают "дочки" четырех транснациональных компаний. "Я не знаю, хорошо это или плохо, пусть эксперты скажут", - заявил Виктор Зубков, но отметил, что зерновой бизнес сам решает проблемы с вагонами, с развитием сбыта, с экспортом. И просит помощи государства, лишь когда цена на зерно слишком мала.

"Если у нас своего рыбного бизнеса нет, может, нам пригласить компании из-за границы?" - еще раз пугнул российских предпринимателей Виктор Зубков.

Тут некоторые участники совещания заговорили о том, что иностранцы - это гиганты, которые враз "затопчут" наш неокрепший бизнес. Но Виктор Зубков вновь вернулся к примеру зернового рынка, на котором находится место и российским трейдерам, и тем более производителям.

В конце концов первый вице-премьер настоял на созыве представительного форума рыбного бизнеса. И, возможно, в зависимости от того, что он там увидит и услышит, будет зависеть окончательное решение вопроса о том, кто и как будет впредь торговать российской рыбой.

Правды ради надо сказать, что рыбная отрасль - далеко не самая отсталая в нашей стране. При всех издержках уловы даже в кризис растут, и, как сообщил Андрей Крайний, потребление рыбы на человека в этом году, видимо, перевалит за 18 килограммов. А это - нижняя граница медицински обоснованной нормы. А еще пару лет назад мы ели в среднем по 13 килограммов рыбы в год.

Другое дело, что это за рыба. На этот вопрос комиссии отвечала Людмила Гульченко. И, в общем, привела в своем докладе практически те же данные, что получили "Российская газета" и Росрыболовство в результате своего исследования: нам продают лед по цене окуня. Причем на вполне законных основаниях - в стране действуют (или не действуют) два ГОСТа. Причем тот, что для импортной рыбы, позволяет намораживать на филе сколько угодно льда. А для отечественной ограничения гораздо строже.

По идее, закрыть дорогу на рынок некачественной рыбе должен технический регламент на рыбу, который был принят Госдумой в первом чтении еще в начале года. Но потом дело застопорилось. "Работа по подготовке поправок затянулась", - заявил Виктор Зубков и спросил Людмилу Гульченко, внесена ли в Думу поправка, которая ограничивает массу ледяной глазури на рыбном филе четырьмя процентами.

"А вот на глазури мы запнулись", - честно признала заместитель руководителя Роспотребнадзора. Но под давлением первого вице-премьера обещала, что поправка появится в парламенте уже на следующей неделе.

К тому же правительственная комиссия решила обязать рыбопереработчиков указывать на упаковках с филе массу нетто рыбы. То есть без льда. Если это решение пройдет в техрегламент, покупатель при любом раскладе будет понимать, за какое количество рыбы он платит. Но вот вопрос фальсификации рыбы, то есть продажи обрезков минтая под видом филе окуня или трески, пока не нашел своего решения. Некоторые горячие головы предлагают усиливать ответственность за рыбный подлог. Но более сдержанные эксперты предлагают уповать на насыщение рынка и конкуренцию.

Экономика Товары и цены Правительство Вице-премьеры
Добавьте RG.RU 
в избранные источники