Новости

23.10.2009 00:30
Рубрика: Экономика

Статистический разрыв

Недостаток информации может обернуться убытками в сотни миллиардов рублей
Текст: Евгений Гонтмахер (член правления института современного развития)

Сегодня уже все понимают, что тащить за собой груз нефтегазового прошлого - путь в тупик. На повестке дня стоит не просто реализация антикризисных мер, но и программа того, как нам двигаться от кризиса дальше, в светлое будущее нашей страны. И о светлом будущем я говорю без иронии.

Мы должны перейти в качественно новое состояние: экономики, социальной сферы, всего общества. И здесь возникает как всегда самый сложный вопрос, особенно для России последних десятилетий: "С чего начать?" Инновации, повышение производительности труда, модернизация производства, - все это правильные направления. Но для начала необходимо точно знать, с каких позиций мы отправляемся в путь, какими располагаем ресурсами, что за проблемы ожидают нас.

Информацию о том, что реально происходит в стране, может дать только статистика. Она и должна, на мой взгляд, стать тем звеном, с которого следует верстать планы по модернизации. Статистика - как свежий воздух. Вот и надо проветрить при ее помощи наши "затхлые помещения", в которых мы пребывали все последние годы в самоуспокоенности, самоудовлетворении от того, что вроде бы, несмотря ни на что, наши экономические и социальные проблемы решаются.

Особенно важно это сейчас, когда многие процессы меняют свои тенденции. То, что раньше шло по восходящей, либо остановилось, либо пошло вниз. Или наоборот. Возьмем линию средней продолжительность жизни по стране, которая еще недавно упала для мужчин до 59 лет. Теперь она понемногу, но растет и уже превысила 62 года. Если мы посмотрим на экономику, то после быстрого предкризисного роста, а потом стремительного падения сейчас мы находимся на нулевой точке. Нет ни роста, ни падения. Что будет дальше? Надеемся, что возобновится рост. Но будет ли он? И будет ли он с новым качеством, основанным на инновациях, массированном обновлении технологической базы? Ведь другого не дано. Отметить этот качественный перелом может только статистика.

Сбором и обработкой такой информации занимается Федеральная служба государственной статистики. Эта работа особенно ценна сейчас, когда крайне важно принимать эффективные и очень точные решения. Ошибки будут стоить десятки, возможно, сотни миллиардов рублей, что сейчас, конечно, непозволительно.

Теперь посмотрим, что у нас происходит со статистикой. Надо сказать, что ситуация непростая. Уходит руководитель Росстата Владимир Соколин, который все последние годы возглавлял это ведомство. Надо отдать ему должное, это профессионал, человек, который смог в непростые для статистики годы удержать коллектив, внедрить мировые стандарты, закупить новое оборудование, используя те скудные деньги, которые выделяли статистике. В конце концов он провел первую Всероссийскую перепись населения в 2002 году.

У меня довольно тесные отношения с Росстатом, неоднократно участвовал в их проектах. И, поверьте, знаю, о чем говорю. Прочитав недавно очень откровенное интервью Соколина в одном из журналов, могу подтвердить многие его слова. Он верно поставил диагноз. Но сейчас просто обозначить проблему недостаточно. Она, конечно, есть. Как в советское, так и в российское время статистике не уделялось должного внимания. Считалось, что это нечто механическое - пересчет голов скота, товаров и прочего. В советское время даже не знали, что есть такая отрасль - точная научная статистика. И принимали решения, исходя из политических, сиюминутных соображений. В российские времена, в 1990-е годы, когда все очень быстро менялось, статистика не всегда поспевала за ходом событий. И тогда тоже решения часто принимались по наитию.

В 2000-е годы, когда можно было и оглянуться, и вернуться к спокойным методам принятия решений, статистика продолжала оставаться в тени, так и не пробившись на авансцену. Почему? Хотя бы потому, что кураторство над Росстатом передали министерству экономического развития и торговли. Возник конфликт интересов. Тот, кто занимался экономикой, по сути руководил теми, кто анализировал достигнутые результаты. Мы прекрасно знаем, что значительная часть планов, которые вынашивало в те годы министерство экономического развития и торговли, были нереальными и корректировались жизнью. И статистическое ведомство это добросовестно фиксировало, потому что оно обязано объективно и точно, невзирая на лица, давать информацию по ситуации в стране, какая бы она хорошая или плохая ни была. Конечно, официальным прогнозистам и стратегам это зачастую не нравилось.

И дело не в том, что от Росстата требовали "подгонять" данные под какие-то заданные цифры. Такого все-таки, как правило, не было. Но тем не менее работа получалась с оглядкой на позицию министерства. Ведь от этого зависит и кадровый состав Росстата, и законодательное поле, в котором он работает. Соколин очень деликатно подчеркнул этот аспект, эту управленческую ошибку, которая, как мне представляется, сейчас должна быть исправлена.

Я вообще считаю, что Росстат должен быть в прямом президентском подчинении, чтобы иметь в своих руках максимум полномочий для сбора достоверной, объективной информации о положении в стране. Конечно, эта информация должна поступать ровно в той же мере и в правительство. Но такое переподчинение стало бы важнейшим организационным шагом к созданию инфраструктуры выхода России на новые рубежи. Пока же я вижу движение в обратную сторону.

Возьмем историю с переносом переписи населения с 2010 на 2013 год. Снова недооценка этого важнейшего мероприятия. Я даже не говорю о том, что проведение переписи раз в 10 лет - международное правило, принятое на уровне Организации Объединенных Наций. И страна, которая считает себя полноценной, суверенной, должна этому следовать. Я говорю о том, что, отложив перепись, мы тем самым лишаемся объективной информационной базы, для того чтобы точно и выверенно вывести наш корабль из кризисной бури на нормальные просторы мирового развития. Должен напомнить, что частью антикризисного плана Обамы в США является проведение американской переписи населения, на которую выделено более миллиарда долларов. У нас же не нашлось 10 миллиардов рублей, для того чтобы провести это крайне необходимое мероприятие. Кстати, на проведении переписи в качестве переписчиков и обработчиков документов в 2010 году могли бы работать сотни тысяч безработных, что имело бы и прямой социальный смысл.

Поэтому сейчас, дискутируя о том, какая экономика должна быть в России в будущем, какими интеллектуальными взрывами выделяться, надо не забывать о том, что нашим самым главным, самым первым интеллектуальным взрывом должны быть достоверные знания о самих себе. Что собой представляет наше общество, какие у нас есть резервы, прежде всего человеческие, потому что перепись населения исследует прежде всего это. А без полноценного человеческого ресурса, без знания всех его плюсов и минусов мы, конечно же, никакие инновации, никакие новшества внедрить не сможем. Мне представляется, что сейчас, пользуясь тем, что уходит один руководитель Росстата, а приходит другой, надеюсь, не менее квалифицированный и не менее профессиональный человек, надо эту, казалось бы, небольшую, но организационную перемену осуществить. И это будет знак и бизнесу, и всему обществу, что наконец мы будем выходить из кризиса на объективной, адекватной и строго научной основе.

Экономика Макроэкономика Правительство Минэкономразвития Росстат Евгений Гонтмахер комментирует