Новости

29.10.2009 00:45
Рубрика: Экономика

Несладкий бизнес

В Тюменской области пчеловодство оказалось слишком рискованным видом сельского предпринимательства

Жители сразу трех сел Ялуторовского района в этом году остались без меда и пчел. Экономический ущерб пчеловоды оценили почти в три миллиона рублей.

Медовый бизнес рухнул из-за массовой гибели насекомых. Селяне обвиняют в этом руководителя местного крестьянско-фермер­ского хозяйства. В июле тот провел химическую обработку капустного поля с цветущей сурепкой. В результате погибли не только сорняки, но и около 150 пчелиных семей.

- Восстановить утраченное теперь вряд ли удастся, - делится бедой житель села Хохлово Виктор Созинов, у которого опустело 18 ульев.

Он и еще 17 пчеловодов в большом расстройстве. Некоторые занялись сладким бизнесом только в этом году. Кто-то, как Юрий Никишин, средства на создание собственного дела получил в рамках региональной программы "Самообеспечение", защитив бизнес-план и надеясь, что в будущем продажа продуктов пчеловодства станет основным источником семейного дохода. Кто-то взял деньги на покупку ульев в долг в надежде вернуть их после реализации меда. Но эта перспектива погибла вместе с насекомыми.

Для многих пчеловодство и вовсе было делом жизни. Инвалид второй группы Василий Демин завел пасеку восемь лет назад - даже не ради денег, а оттого, что начало пошаливать сердце. Он плакал, когда горстями собирал мертвых тружениц. 

 Пчеловоды недоумевают, почему руководство крестьянско-фермерского хозяйства не предупредило их о предстоящей обработке?

- Существует инструкция, согласно которой категорически запрещается обрабатывать поля в период массового лета пчел. Этому учат и студентов-агрономов, - говорит Василий Демин.

Глава администрации Хохловского сельского поселения вызвался помочь односельчанам. Собрали комиссию. Обошли все хозяйства, записали, посмотрели, сфотографировали.  Пчеловоды подсчитали убытки. Мертвых насекомых сдали в лабораторию для выяснения причины гибели.

- По телефону из лаборатории нам сообщили об обнаружении яда. Однако впоследствии выдали противоположное заключение, - разводит руками Виктор Созинов. 

Между тем самого факта обработки поля химикатами никто не отрицает, в том числе и работники хозяйства, и его глава Игорь Зайкин, который утверждает, что никому не хотел причинить вреда, а всего лишь спасал урожай.

Чтобы выяснить, кто прав, а кто виноват, пчеловоды обратились в прокуратуру, параллельно к юристу. Начали изучать законодательную базу. И обнаружили, что федеральный закон о пчеловодстве обязывает лица, применяющие химикаты для обработки сельскохозяйственных растений, не позднее чем за трое суток до начала такой обработки персонально в письменной форме либо через средства массовой информации предупредить граждан, имеющих пасеки. При этом должны указываться не только дата и способ обработки, но и уровень токсичности применяемых веществ. Вот только закон этот, принятый в 1998 году Госдумой, не был подписан президентом. А раз так, значит, в силу не вступил.

Сейчас пострадавшие готовят документы в суд, надеясь все же отстоять свои права.

Чтобы впредь избежать подобных ситуаций, пчеловодам предлагают страховать бизнес. Правда, в одной из ведущих страховых компаний региона (кстати, государственной) признались, что за последние пять лет не припомнят ни одного подобного случая. А поскольку нет опыта, то страховщики с ходу даже не смогли сориентироваться, какие варианты можно предложить пчеловодам.

Проблематично также получить кредит на развитие этого вида бизнеса. По словам банковских сотрудников, пчеловоды не в состоянии обеспечить залоговую базу, им сложно собрать и оформить необходимые для кредитования документы.

С прошлого года Минсельхоз отнес пчеловодство, как это ни забавно звучит, к животноводству. И теперь на развитие этого направления в личном подсобном хозяйстве распространяются правила льготного кредитования. По словам начальника отдела экономики областного департамента АПК Галины Макаровой, пчеловоды действительно могут рассчитывать на субсидирование ста процентов ставки рефинансирования ЦБ. Однако для этого сначала нужно получить кредит в банке. Вот и получается замкнутый круг. Как результат, ни одной субсидии тюменским пчеловодам так и не выдано.

Как у соседей

В Свердловской области пчеловодством занимаются около пяти тысяч человек. В последние два года число пчеловодов увеличилось за счет личных пасек. Как рассказал "РГ" директор ГУП СО "Областная контора пчеловодства" Свердловской области Иван Некрасов, в зависимости от количества пчелиных семей хозяйства можно разделить на три категории. Промышленное пчеловодство - до 300 пчелиных семей в одном хозяйстве - составляет всего 10 процентов. К средней категории можно отнести хозяйства, в которых до 40 пчелиных семей. Таких на Среднем Урале около 40 процентов. Остальные - почти половина - пчеловоды-любители, которые держат не более десятка ульев. Во всех этих хозяйствах содержатся примерно 53 тысячи пчелиных семей.

Несколько лет назад область производила 500 - 700 тонн меда в год. В последние годы наметилась тенденция к снижению медосбора. В 2007 году он составил лишь 350 тонн, в прошлом и в текущем годах вновь произошло существенное снижение - примерно на 20 процентов.

Хотя количество пчелиных семей в 2009 году выросло на 5 - 7 процентов благодаря тому, что пчелы хорошо перезимовали. Снижение медосбора при приросте количества пчел объясняется плохими погодными условиями нынешнего лета: 2,5 - 3 недели июля, когда идет основной сбор меда, в области зарядили дожди.

Особенно развито пчеловодство на юго-западных территориях Свердловской области - в Красноуфимском округе (4,7 тысячи пчелиных семей) и Нижнесергинском районе (4,5 тысячи). Много пчеловодов также в Каменском, Ирбитском, Сысертском, Артинском, Алапаевском, Камышловском, Ачитском районах.

Подготовила Надежда Эбель

 

Экономика АПК Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Тюменская область