Новости

30.10.2009 01:00
Рубрика: Власть

Уместная власть

Министр регионального развития Виктор Басаргин о том, какой выход из кризиса ищет и находит провинциальная Россия

Руководители государства заявляют, что страна вышла из кризиса. Во всяком случае, падение остановилось. Росстат подкрепляет это своими данными. Минфин сообщает, что инфляция на нуле уже третий месяц.

А как этот "выход из кризиса" выглядит за пределами Московской кольцевой дороги? Редакция "Российской газеты" пригласила на "деловой завтрак" министра регионального развития Виктора Басаргина, и он ответил на этот и другие "нестоличные" вопросы.

Российская газета: Мы знаем, что минрегион проводит мониторинг социально-экономического состояния регионов. Кто сейчас в лидерах? Как изменилась ситуация с тех пор, как вы начали эту работу?

Виктор Басаргин: Во всех наших "продвинутых" регионах - мегаполисах, старопромышленных территориях - в начале кризиса показатели резко пошли на спад. Его последствия наиболее тяжело ощутили на себе регионы, связанные с металлургией, машиностроением и с горнодобывающей промышленностью. Пострадали моногорода, в которых одно градообразующее предприятие.

Но с учетом базовых показателей, то есть точки отсчета, с которой началось падение, лидеры прежние. Москва, Санкт-Петербург, Казань, Ханты-Мансийск.

Причем в последние три месяца мы видим, что динамика в регионах стала позитивной. Консолидированные бюджеты регионов подросли за счет собственных источников. Накануне я был в Тамбове - среднем, обычном российском городе. Но это один из немногих регионов, где сохранили всю доходную базу бюджета. А доходы некоторых муниципальных образований возросли по сравнению с прошлым годом в полтора раза.

РГ: С чем вы это связываете?

Басаргин: Муниципалитеты стали заботиться о своих доходах. Раньше много было недостроя, незарегистрированных объектов. Муниципалитеты регистрируют, ставят на учет и получают дополнительный доход. В результате возросли доходы от налога на землю и от налога на имущество физических лиц.

РГ: Наши читатели из татарского Зеленодольска, свердловского Асбеста, подмосковного Воскресенска спрашивают вас: будет ли расширен список моногородов? Очевидно, надеются на помощь из федерального бюджета. Что вы им ответите?

Басаргин: Сейчас мы посмотрели порядка 350-400 моногородов. Конечно, можно список и расширить. Раньше у нас целыми отраслями плодились эти моногорода, размещение производительных сил происходило по принципу завод-город. Но сегодня власти многих моногородов подходят к проблеме так: мы встраиваемся в список и ожидаем получения финансовой помощи, поддержки, решения наших проблем. А должно быть наоборот. Городские власти совместно с собственниками предприятия находят решение проблемы. И только тогда встают в очередь за федеральной поддержкой.

Вот в моем родном Асбесте у горнодобывающего комбината рынок сократился - упали объемы потребления асбеста. Город задумался над тем, как выживать. Они выяснили, что техногенные отвалы комбината содержат магний, причем в большом количестве. И вместе со швейцарцами решили создать магниевый завод. Это будет конкурентоспособное, современное производство.

И в таком случае мы готовы поддержать уже существующий, реальный проект. Государство традиционно отвечает за инфраструктуры, поэтому возьмется за решение проблем энергетики, транспортной доступности, создание инженерной инфраструктуры.

Таким образом совместно мы решим проблему занятости в бывшем моногороде на перспективу. А не просто отсрочим ее.

РГ: Что будет с жилищными программами в дальнейшем? Начальник управления по молодежной политике из Ярославля спрашивает: на что мы можем рассчитывать, сохранится ли программа, можем ли мы принимать заявления на очередь. Те же вопросы есть и по ветеранской программе.

Басаргин: В прошлом году в ноябре-декабре мы хотели выкупить у строителей жилья на 11 миллиардов рублей. Но вместо 15 тысяч квартир вместе с министерством обороны купили только 5 тысяч. Застройщики тогда еще не очень верили, что падение будет настолько затяжным, думали, что это временно, обойдется. Их не устроила предложенная нами цена. Они не захотели поступиться своей прибылью. Посчитали: куда денутся, повысят цены. И ошиблись.

Недавно я был в таких микрорайонах: стоит готовое жилье. Спрашиваю: сколько вы платите за то, чтобы содержать его? Отвечают - 11 миллионов рублей в месяц. Теперь они уже готовы продавать по меньшей цене, чем мы предлагали.

Несмотря ни на что, в этом году мы ни одной копейки не сократили на решение жилищных проблем. Выполнили все, что было предусмотрено дополнительно для военных - порядка 60 миллиардов рублей. И для ветеранов - 40 с лишним миллиардов. Сегодня эти деньги уже направлены в регионы и начинают работать. По линии жилищных сертификатов - 48 миллиардов рублей выдали для категории, которая нуждается в государственной поддержке. И по молодым семьям мы тоже все обязательства по всем регионам выполнили.

Я убежден, что строительная отрасль сохранилась только за счет того, что государство поддер жало эту сферу собственными ресурсами.

Полный отчет о "Деловом завтраке" читайте в одном из ближайших номеров "Российской газеты"

Власть Работа власти Госуправление Власть Работа власти Регионы Правительство Минэкономразвития Кризис в отраслях и регионах Деловой завтрак РГ-Фото Хроника кризиса-2008