03.11.2009 00:45
    Рубрика:

    Министры Лавров и Милибэнд не решили вопрос по Луговому

    Глава британского МИДа не захотел в Москве возвращаться к "абсолютному нулю"

    Если годами не видеться, то затем при встрече возникает желание обсудить все упущенное, недосказанное, забытое.

    В Москве министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд пытался наверстать упущенное за последние пять лет "игры в молчанку" между Москвой и Лондоном: визит главы внешнеполитического ведомства - первая за пять лет поездка чиновника такого ранга в российскую столицу.

    Сценарий переговоров Милибэнда с Сергеем Лавровым выглядел словно списанным с американской кальки. Британец даже употреблял схожие со своей вашингтонской коллегой термины. Как и госсекретарь США Хиллари Клинтон, он говорил о необходимости обновления диалога между странами. "Мы должны перезагрузить отношения и даже в некотором роде их воскресить", - уточнил свое московское задание Милибэнд.

    В российской столице против таких планов не возражали. И даже постарались подыграть британскому министру, сделав вид, что заморозки в контактах между государствами словно и не было. "Наш диалог в последнее время активизируется, несмотря на определенные сохраняющиеся нерешенные вопросы. Мы довольны, что наша экономическая составляющая имеет тенденции к росту", - проявлял накануне переговоров с Милибэндом осторожный оптимизм глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров. Тогда он еще не знал, что буквально через 24 часа сможет уверенно говорить не только об успешном экономическом партнерстве между Москвой и Лондоном, но и наличии взаимопонимания со своим британским коллегой практически по всему спектру "горячих" международных проблем.

    С самого начала было очевидным - "возвращение к абсолютному нулю" в отношениях России и Великобритании станет возможным только в том случае, если разговор вновь пойдет о существующих разногласиях по "частным" вопросам. В то время как глобальные проблемы окажутся за бортом повестки дня. Однако ни российский, ни британский министры не хотели, чтобы их встреча закончилась без видимого результата. Американская модель "перезагрузки", опробованная ранее Хиллари Клинтон и президентом США Бараком Обамой, оказалась как нельзя кстати. В итоге Лавров и Милибэнд договорились в первую очередь обсудить наиболее сложные проблемы мировых отношений. А полемику по двусторонним разногласиям, какими бы принципиальными и болезненными они ни выглядели, решили не превращать в главную часть встречи.

    На пресс-конференции министры продемонстрировали журналистам сразу три совместных заявления, отражающих общность подходов двух стран: о нераспространении ядерного оружия, по ситуации в Афганистане и по ближневосточному урегулированию.

    Лавров и Милибэнд договорились, что Московская конференция по Ближнему Востоку будет созвана после возобновления палестино-израильских переговоров. Они призвали Израиль прекратить поселенческую активность. Главы внешнеполитических ведомств предложили Ирану принять предложение по обогащению урана в третьих странах и согласились с инициативой России "немедленно созвать встречу "шестерки" и Ирана.

    Москва и Лондон также согласились с тем, что ядерное разоружение и режим нераспространения должны быть укреплены запретом на испытания ядерного оружия и глобальным запрещением производства расщепляющихся материалов.

    Но без ложки дегтя не обошлось. Хотя с самого начала она выглядела запланированной "добавкой" на переговорной кухне. Как и прежде, основные разногласия возникли при обсуждении экстрадиции в Британию Андрея Лугового, которого Лондон считает причастным к убийству в 2006 году бывшего сотрудника спецслужб Александра Литвиненко. И хотя заметного прорыва в дискуссии на эту тему зафиксировано не было, российский министр заметил, что теперь, возможно, "британские коллеги понимают нереалистичность своего требования". Лавров напомнил, что Генпрокуратура России в случае предоставления Лондоном следственных материалов "готова провести разбирательство с подключением британских коллег".

    Прежде это предложение, которое, по мнению Москвы, "сняло бы проблему, которая отягощает наши отношения", не устраивало Лондон. Однако после визита в Москву Милибэнда ситуация может измениться. За ритуальными заявлениями британского министра о его желании, чтобы при рассмотрении дела Литвиненко "справедливость восторжествовала", явно было заметно стремление Форин-офиса отказаться от прежней конфронтации. И развивать диалог с Москвой в тех областях, где "позиции двух стран в большей мере совпадают и в которых есть готовность сотрудничать".

    Впрочем, для Милибэнда поездка в Москву означала нечто большее, чем просто попытку вернуть диалог с Россией в конструктивное русло. Главу британского МИДа считают одним из наиболее вероятных кандидатов на пост руководителя внешнеполитического ведомства единой Европы. Так что, находясь в российской столице, Милибэнд стремился продемонстрировать лидерам Евросоюза свою способность договариваться даже с трудными партнерами. "Смотрины" прошли успешно. Еще рано утверждать, что британский министр "перезагрузил" отношения между нашими странами. Однако его заявления о "твердой решимости работать вместе не только на уровне министров, но и на уровне должностных лиц" придают уверенность: Милибэнд слетал в Москву не зря.

    комментарий

    Михаил Маргелов, председатель комитета Совета Федерации по международным делам:

    - Хотелось бы думать, что встреча министров иностранных дел России и Великобритании - Сергея Лаврова и Дэвида Милибэнда - положит начало пересмотру отношений сторон. Основанием для этого служит серьезность рассмотренных министрами вопросов. Главы МИД обсудили проблемы ближневосточного урегулирования и уточнили условия, при которых должна пройти Московская конференция по Ближнему Востоку. Этой конференции мировое сообщество придает большое значение, и созвать ее целесообразно после возобновления палестино-израильских переговоров.

    Сходными оказались позиции сторон по Афганистану относительно готовности сотрудничать с новым правительством этой страны. Не прозвучало каких-либо разногласий по поводу иранского ядерного досье.

    И Россия, и Великобритания сошлись на том, что дополнительный протокол к Соглашению с МАГАТЭ о гарантиях должен исполняться всеми участниками ДНЯО.

    Нерешенным на встрече остался, по сути, один вопрос - о выдаче британским судебным властям подозреваемого в убийстве Литвиненко Андрея Лугового. Сергей Лавров заявил о недостатке доказательств причастности Лугового, на что Дэвид Милибэнд симметрично заявил, что доказательств достаточно. Представляется, что эта тема будет постоянно сопровождать все последующие переговоры России с Великобританией. Ведь выдача Лугового противоречит российской Конституции. Однако сам по себе визит британского министра в Москву после пятилетнего перерыва показывает, что у Лондона есть понимание восстановления нормальных связей с Москвой. Дальнейшее затягивание этого процесса не в интересах прежде всего самой Великобритании. Ее политика в отношении России не получила ни малейшей поддержки у других влиятельных членов Евросоюза, а теперь и у США.