Новости

10.11.2009 00:39
Рубрика: В мире

Сон обернулся явью

Столица Германии отмечает 20-летие падения роковой стены

Берлин двадцать лет спустя после исторического события - падения Берлинской стены - встретил гостей столицы серым моросящим дождем.

Однако весь центр был заполнен пешеходами - туристами из разных уголков земного шара и Германии. Все с открытыми зонтами. Мешают друг другу, но терпят и улыбаются встречным. Вежливые полицейские готовы объяснить дорогу каждому обратившемуся на двух языках - английском и немецком. Для водителей день оказался не из легких - весь центр закрыт. Не только из-за символической стены из пенопласта, разделившей город снова на две части. Как объяснили "РГ" в центральной полиции, госсекретарю США Хиллари Клинтон и президенту России Дмитрию Медведеву присвоили вторую степень безопасности - это означает усиленную охрану. Впрочем, и другие первые лица иностранных государств получили специальные эскорты.

На Унтер-ден-Линден царило праздничное настроение. Отовсюду слышались сирены, перед фешенебельным отелем "Адлон" стояли дорогие черные лимузины. Более пяти тысяч почетных гостей и 2500 иностранных журналистов приехали в Берлин на торжества.

Утром прошла экуменическая служба в Гетземанес-церкви в берлинском студенческом районе Пренцлауэрберг. Именно эта церковь была центром движения сопротивления в Восточном Берлине. Строгий протестантский интерьер был под стать юбилею. Торжественные хоралы, исполняемые мужским хором, подчеркивали две стороны события - память и благодарность тем, кто помог мирно и без кровопролития совершить самый трудный переход - из Восточного Берлина в Западный, из одного строя в другой.

прямая речь

Райнер Краузе, коренной западный берлинец, 40 лет:

- Помню, это было поздно вечером. Я услышал, что люди пересекают стену. Однако я не знал тогда, что переходы уже открыты. Мы поговорили с отцом, и я помню, что у обоих было опасение, чем это все закончится. Могло же быть все что угодно - вплоть до кровопролития, на стене раньше стреляли. Мы же думали, что все переходы еще закрыты. Реально я осознал, что произошло, только на другой день. Во всем Западном Берлине слышался треск "Трабантов" - популярных в ГДР автомобилей. У них был еще такой странный бензин, смешанный с растительным маслом, поэтому они всегда страшно трещали. И запах. Запах этого бензина был на всех улицах. Потом перед каждым банком стояли огромные очереди. Мы шутили - восточные немцы привезли с собой социалистический уклад. На самом деле, это просто правительство ФРГ подарило каждому, кто перешел в этот день границу, 100 немецких марок.

Андреас Кляйнеберг, коренной житель Восточного Берлина, 39 лет:

- Мне в тот день было 19 лет. Я посещал католический университет и еще не был в армии. Поэтому у меня с ГДР были связаны особенные ощущения. Так вот, в этот вечер я просто готовился к занятиям и ничего не слышал. А потом, на следующий день - это была пятница - пошел в университет, но сразу понял, что я совсем один сижу в аудитории. Когда подошли еще несколько человек, проспавших событие, мы быстро направились к приграничному переходу. К нашему удивлению, он был открыт. Нам поставили только штамп в паспорте и пропустили. Помню, у меня было ощущение абсолютной нереальности происходящего. Я все время ждал, что скоро нас отправят назад. Думал: "А что, если все переходы закроют, что я здесь буду делать?" Потом один западный берлинец сунул мне купюру в десять марк. Мы пошли и перекусили в каком-то кафе. Я постоянно думал: "Этого не может быть. Это сон". Для меня падение стены открыло настоящие перспективы. Мне не нужно было прятаться, ведь я изучал католическую теологию. Не надо было опасаться, что меня отправят в армию или посадят за отлынивание от нее. Все эти чувства и мысли в тот момент нахлынули на меня. И я понял, что теперь все будет по-другому.

Ангела Меркель, канцлер Германии

Тогда 35-летняя Ангела Меркель в Восточной Германии занималась наукой. 9 ноября 1989 года, по ее словам, она включила телевизор и поняла, что происходит нечто историческое. "Я позвонила маме и посоветовала иметь под рукой западные деньги, понимая, что они могут понадобиться", - рассказывает немецкий канцлер.

Это был четверг - традиционный для Меркель банный день. "После сауны я выпила пива в баре на углу и только потом поняла, что граница отныне открыта... Это был всеобщий праздник", - вспоминает глава правительства ФРГ. Любопытно, что будущий немецкий канцлер в те годы комфортнее чувствовала себя в странах Восточной Европы, а Запад, где она побывала лишь однажды в 1986 году, "часто видела по телевизору", и он ей не нравился.

Бойко Борисов, премьер Болгарии

Бойко Борисов встретил перемены в своей стране и в Европе уже в зрелом 30-летнем возрасте. В то время будущий лидер страны, имеющий сейчас рекордные рейтинги среди населения, был обыкновенным преподавателем в Высшем институте подготовки офицеров болгарского МВД, готовил докторскую диссертацию по теме "Психофизическая подготовка оперативного состава", состоял в Болгарской коммунистической партии.

Николя Саркози, президент Франции

Перед тем как отправиться в Берлин на празднование 20-летия падения Берлинской стены, французский президент в Мировой паутине, на своей страничке сервиса Facebook поведал о личном участии в разрушении зловещего символа ХХ века.

"Утром 9 ноября 1989 года мы поняли из сообщений, поступавших из разделенной надвое столицы Германии, что там грядут серьезные перемены,- пишет Саркози. - Вместе с Аленом Жюппе мы решили уехать из Парижа и принять участие в этих событиях". В ту пору 34-летний Николя был депутатом парламента и заместителем Жюппе - генерального секретаря шираковской партии Объединение в поддержку республики (ОПР), впоследствии преобразованной в нынешнюю правящую - Союз в поддержку народного движения.

По рассказу Саркози, они оказались в Западном Берлине под вечер и сразу направились к Бранденбургским воротам, где "уже собралась полная энтузиазма толпа, которая ждала падения стены". Там по чистой случайности Николя встретил своего коллегу по национальной Ассамблее, "молодого эксперта по вопросам обороны" Франсуа Фийона - спустя 18 лет тому суждено стать премьер-министром при нынешнем президенте Саркози.

"Мы добрались до КПП "Чекпойнт Чарли" и перешли на восточную сторону города, - рассказывает хозяин Елисейского дворца. - Вооружившись кирками, наконец-то смогли нанести по стене несколько ударов.

Гордон Браун, премьер Британии

Сенсационное известие о падении Берлинской стены 38-летний депутат от Лейбористской партии Гордон Браун встретил в стенах парламента. Восходящая звезда пребывавшей в оппозиции "трудовой партии" Альбиона, Браун занимал в ноябре 1989-го пост министра торговли и промышленности теневого правительства. Воспитанный на убеждениях рабочего социализма и мечтающий о социально справедливом обществе Гордон Браун вместе с Тони Блэром вынашивали планы тех перемен, которые в условиях тэтчеровской консервативной Британии эпохи 80-х можно было бы обозначить как британскую "перестройку".

Хосе Луис Родригес Сапатеро, премьер Испании

Хосе Луис Родригес Сапатеро родился в 1960 году, и во время падения Берлинской стены в ноябре 1989 года ему было 29 лет. Его семья родом из провинции Леон, и начинал свою политическую карьеру будущий премьер Испании именно здесь. К 1989 году Сапатеро как генеральный секретарь возглавлял Социалистическую федерацию провинции Леон и активно участвовал в политической жизни региона. 30 октября 1989 года в стране проводились всеобщие выборы, и Сапатеро был вторично избран депутатом. При этом он оставался лидером социалистов в своей родной провинции. По неофициальным сведениям, Сапатеро осенью 1989 года активно ухаживал за своей будущей супругой Сонсолес Эспиносой Диас, с которой они и поженились в январе 1990 года.

В мире Европа Германия Падение Берлинской стены