Новости

23.11.2009 00:12
Рубрика: Культура

Еще не вечер

В государственном музее Л. Н. Толстого Марлен Хуциев представил эскиз своего нового фильма

Полчаса невероятного немого фильма. Под музыку Брамса, Шопена, Вагнера оживают Лев Толстой, Антон Чехов, Максим Горький, Софья Андреевна, дети Толстого. Они не произносят ни слова. Но почему-то и так понятно, о чем они говорят.

На самом деле это не немой фильм. Как раз сейчас наступила стадия монтажа и озвучки. Если, конечно, Марлен Хуциев, живой классик отечественного кино, найдет на это деньги. Ведь первая информация, что он заканчивает съемки картины "Невечерняя" о встречах Толстого и Чехова в Москве и Крыму, появилась в СМИ в 2005 году. Это говорит о том, с какими проблемами сталкивается режиссер.

- Я упрямый человек, - сказал Марлен Хуциев после показа эскиза картины работникам толстовского музея. - Не просто упорный, а именно упрямый. И если я эту работу начал, я ее завершу.

Тем не менее видно, что он волнуется. Первый раз он показывал эскиз картины в Ясной Поляне в сентябре этого года. И тоже было видно, что заметно волновался. Места для показа - Ясная Поляна и ГМТ - он выбрал не случайно. Он хочет видеть впечатление от картины именно специалистов, людей въедливых, ревнивых на чужие трактовки, а главное - знающих о Толстом больше, чем знал о себе сам Лев Николаевич.

Я присутствовал на обоих показах и могу свидетельствовать: специалисты буквально "таяли" на глазах. В этой картине есть какая-то необъяснимая магия. С первой секунды веришь и в Толстого, и в Чехова. Не возникает ни малейшего сомнения - это именно они, а не актеры. Хуциев правильно сделал, что взял актеров не слишком известных и уж, конечно, упаси Боже, не сериальных. Чехова играет актер из "Современника" Владислав Ветров, а Толстого - актер из калужского театра Михаил Пахоменко. Одного из детей Толстого (мне показалось, что Льва Львовича) играет праправнук Льва Николаевича, директор "Ясной Поляны" Владимир Толстой.

Всех исполнителей Хуциев выбирал наугад. Встретился где-то с известным сценаристом Александром Бородянским и воскликнул: "Вылитый сын Толстого". Пригласил его на съемки в Ялту. "У вас, Марлен Мартынович, я готов сняться в любой роли, даже в роли собаки, - ответил Бородянский. - В роли же сына Толстого - вообще приму за честь". За неделю до этого режиссер увидел главного редактора издательства "АиФ" Веру Мелиховецкую. "Как вы похожи на дочь Толстого. Какие брови, профиль. Срочно прилетайте на съемку".

По-видимому, это было стратегически правильное решение. Люди, исполняющие роли в фильме Хуциева, не играют, а живут на экране. Объединенные общей любовью и нежностью к главному герою "крымского" эпизода - Льву Толстому. В это время - зима 1901-1902 годов - Толстой фактически умирал в Гаспре, на вилле графини Паниной. Воспаление легких и сразу же брюшной тиф. Выжил. И, конечно, не только благодаря могучему организму, но и заботе родных и близких. И не в последнюю очередь благодаря встречам с Чеховым, которого Толстой нежно любил как человека, хотя очень жестко относился к нему как к писателю и особенно как драматургу.

Толстой Михаила Пахоменко сначала показался мне слишком уж благостным. У Льва Николаевича, если судить по многочисленным фотографиям, глаза-то были посуровее. Но нельзя забывать, что Толстой не любил фотографов. Поэтому когда мы видим на фото сурового Льва, надо всегда помнить: он смотрит не на вас. На человека с аппаратом. К тому же Толстой в Крыму - это больной, тяжело выздоравливающий старик. Заново привыкающий к жизни, заново влюбляющийся в нее.

Почему все-таки "Невечерняя"? Эта цыганская песня музыкальный лейтмотив "Живого трупа". Но Хуциев объясняет это проще.

- Просто я хотел этим сказать: "Еще не вечер". Еще будет жизнь, будет творчество.

Толстой после Крыма проживет менее 10 лет. Чехов - всего 2 года.

Хуциев все-таки очень смелый и непредсказуемый режиссер. И это не просто фильм, но фильм-поступок. Это чистое, благородное и, простите за банальность, высоко нравственное и духовное кино. Это напоминание о наших не просто великих писателях, но самых дорогих людях, благодаря которым мы духовно и выжили-то в чудовищном ХХ веке. И есть надежда, что еще не вечер. Выживем и в XXI.

Культура Кино и ТВ Культура Кино и ТВ Наше кино
Добавьте RG.RU 
в избранные источники