Новости

26.11.2009 00:17
Рубрика: Культура

Надоело ждать

Актриса Кира Крейлис-Петрова написала пьесу для себя и своей подруги

Артисты - народ особый. Им всегда мало ролей, работы, хочется играть и играть! А что делать, если не дают, не зовут, не видят тебя, забывают?

Страдать, убиваться? Или взять и самому написать пьесу, главную роль для себя, найти режиссера, продюсера, театр - все это поставить и играть. Так и поступила актриса Александринского театра Кира Крейлис-Петрова. Недавно она написала пьесу "Надоело бояться!". А режиссер Владимир Туманов поставил по ней фарсовую трагикомедию в антрепризе "ТеатрДом".

Российская газета: Кира Александровна, я знаю, что вы написали не первую пьесу. И эстрадные монологи давно сочиняете.

Кира Крейлис-Петрова: У меня всегда была тяга к писательству. Когда-то в молодости я написала киносценарий и попросила одного известного сценариста прочитать его: "Могу ли я заниматься этим? Мне важно ваше мнение". Потом я позвонила ему домой и услышала: "Он умер". А накануне он успел сказать мне: "У вас есть способности, поступайте в литературный институт".

Несколько лет назад я написала пьесу "Под звуки оркестра". Она шла в 1991 году в нашем Пушкинском театре. Там 10 женских ролей, представляете?! Я далеко не всем актрисам симпатизировала, но все сыграли великолепно, это были их лучшие роли, попадание "в десятку".

РГ: Новую пьесу легко писали?

Крейлис-Петрова: Очень! Я ненормальная: как вдохновение найдет, сяду и напишу сразу несколько сцен. Перо, бумага - прямо по Пушкину. Какое-то наитие. Я так и юмористические монологи себе пишу, за один присест: оп - и готово!

РГ: Неужели ручкой пишете?

Крейлис-Петрова: Начала писать ручкой. Потом одна журналистка подарила мне портативную пишущую машинку, но в магазинах теперь не продают ленту для нее. Взяла другую машинку у знакомой актрисы. Печатать я умею. Купила компьютер, а научиться обращаться с ним не могу! Намучилась ужасно!

РГ: Когда писали пьесу, знали, кто ее сыграет?

Крейлис-Петрова: С Ириной Соколовой мы давно дружим, вместе в ТЮЗе работали. Как-то она пришла ко мне в гости, посидели, поговорили по душам, выпили, как в "Славянском базаре" Станиславский и Немирович-Данченко. "Слушай, сейчас нечего играть, - говорит Ирочка. - Напиши пьесу - для себя и для меня". Я написала. Она была коротенькой, одноактной, на час, на двоих. Прочитала ее по телефону своей подружке Елене Маркиной (актриса Театра им. Ленсовета). Ее слова: "Кира, я так плакала! Это изумительно". А потом я вставила в пьесу мужскую роль. По совету продюсера "ТеатрДома" Натальи Колесник пригласили Александра Панкратова-Черного. У него сразу несколько ролей. Он играет бомжа, пьяницу, Ленина, Сталина, Гитлера. Уверена, что ни один артист не сыграет вождей так потрясающе, как он. Я никого не обидела. Для Иры тоже хорошую роль написала, зная ее талант, характер.

РГ: А уж вы вволю делаете то, что любите: и частушки поете, и танцуете, публика от души смеется над вашей Нюрой.

Крейлис-Петрова: Я начинаю любить эту роль так же, как роль бабки в спектакле "Любовь не картошка, не выбросишь в окошко". Мы играем его много лет, очень любим. "Картошка" получила несколько призов на фестивале "Амурская осень" в Благовещенске: лучшая постановка, лучший продюсер, лучшая женская роль (моя бабка). А недавно показали там же "Надоело бояться!". Полный зал народу. Мне дали награду мэра города "За вклад в комедию". Это приз имени Леонида Гайдая, жутко тяжелая статуэтка, но какая почетная! Летим домой, и вдруг в самолете ко мне подходит женщина и рассказывает, что они с мужем были на нашем спектакле, взяли с собой 10-летнего сына - только из-за того, что его некуда было девать. "Знаете, сын был так потрясен! Весь спектакль хохотал, а в конце у него слезы текли по лицу, говорит: "Я хочу видеть этих старушек!" Парень хулиганистый, с крепкими нервами и вдруг так воспринял спектакль. Конечно, такой комплимент приятен. Я ведь думала, что наш спектакль понятен только старикам. Одна женщина сказала: "После вашего спектакля захотелось позвонить маме, чувствую себя виноватой перед ней".

РГ: Историю, которая легла в основу пьесы, сами придумали?

Крейлис-Петрова: В газетах и по телевизору сколько рассказывают о том, как выселяют стариков из квартир, обманывают их. Такое творится на каждом шагу! И на своей шкуре я испытала то, о чем мы говорим со сцены: прожив с мамой и сестрой в Ленинграде всю блокаду, от первого до последнего дня, мы 15 лет ждали квартиру. Наш дом разбомбили, мы остались на улице, жили где придется - у родственников, в бараке. В шесть утра каждый день занимали очередь в исполкоме, слышали: "Опять пришли?" Я до сих пор не могу видеть то учреждение в Невском районе. И только спустя 15 лет нам дали не квартиру, а комнату в коммуналке!

Сначала моя пьеса называлась "Чего-чего, а этого у нас хватает...". То есть гробов, это цитата из монолога. Наш продюсер объявила конкурс на лучшее название, пообещав подарить победителю литр шикарного виски. Победила я, название "Надоело бояться!". (Хохочет.) Бутылка стоит дома.

Теперь хочу написать такой смешной водевиль, чтобы от смеха люди падали. А то тянет меня в трагические ситуации. Какой-то очень умный человек сказал: "Чтобы толк был, нужно 10 процентов гения и 90 - потения". А у меня "потения" мало. Почему я и скрипку в детстве забросила, а ведь готовилась поступать в консерваторию. Не могу работать долго, нудно, отрабатывать часами одно и то же. Что делать, я безумно ленива. Это, конечно, плохо. Правда, недавно вычитала в газете, что, если человек ничего не делает, ленится, это полезно для здоровья. Вот уж, думаю, какой здоровой я должна быть! (Хохочет.)

РГ: Какие новые фильмы со своим участием ожидаете?

Крейлис-Петрова: С таким удовольствием снималась летом в фильме "Китайская бабушка"! Отдыхать я не умею, сижу дома как бирюк, никуда не хожу. Ужасно! Когда нет работы, становлюсь вредной, противной, все меня раздражает. А тут съемки, с радостью ездила в Москву. Впервые встретилась с режиссером Владимиром Тумаевым. Снималась вместе с Ириной Муравьевой, Ниной Руслановой, Александром Михайловым. Моя роль - опять соседка! (Смеется.) Сколько я переиграла, особенно в сериалах, соседок, дворничих, горничных, свидетельниц! Фильм комедийный, без убийств. Михайлов и Муравьева играют мужа и жену, к ним приезжает погостить сестра героини Муравьевой (ее играет Русланова) и начинает устанавливать свои порядки: жить надо по фэн-шую, мебель переставить, она любит все китайское - фонарики, благовония. Я одинока и без конца к ним бегаю.

Роль небольшая, можно сыграть ее сухо: прийти, сказать и уйти. Но я придумала себе накладку для волос: как собираюсь к соседям, так пришлепываю ее на голову - и вперед.

РГ: Впервые снимались с Руслановой?

Крейлис-Петрова: Да. Но мы вместе проходили пробы на фильм "Окно в Париж". Нина должна была сыграть мою невестку (в итоге ее сыграла Нина Усатова). Русланова такой показ устроила, дебош настоящий! Влетела в кафе, как ураган, все развалила, артиста со стула уронила. Ну, думаю, градус терять нельзя - и следом за ней влетаю, чуть всех не перебила. Мамин в ужасе: "Девочки, что с вами? Вы так наигрываете! Кира, как ты могла?" Вот тогда я поняла: все, полетели мои парижские дни. Нина тоже расстроилась. Но мне, как ни странно, повезло: Мамин меня утвердил. А вот теперь на съемках "Китайской бабушки" Нина всячески мне помогала, поддерживала мои фантазии.

Я обожаю режиссеров доброжелательных, дающих мне свободу. "Моим" режиссером оказался Владимир Тумаев, а еще Виктор Бутурлин, у которого я снялась недавно в "Истории зэчки". Это 16-серийный фильм, история интересная, тяжелая. Обычно мне достаются роли комедийные, ха-ха да хи-хи, а тут во время озвучивания сама удивилась: как это я так абсолютно искренне сыграла сцену ареста молодой героини? Вот за эту работу мне не стыдно.

Кстати

Чистая правда от Крейлис-Петровой:

- В спектакле "Надоело бояться!" есть сцена, где я под видом соцработника из мэрии забираю у моей партнерши накопленные ею "гробовые" деньги: шесть пятисоток. Деньги, конечно, бутафорские, но совершенно похожие на настоящие. После спектакля я машинально запихала фальшивые купюры в карман брюк - и забыла о них. Утром собираюсь на рынок. Надеваю брюки, еще думаю - почему у меня деньги в кармане, а не в кошельке? Беру одну пятисотку в кошелек. Прихожу на рынок, покупаю рыбу, расплачиваюсь. Продавщица на меня внимательно смотрит и произносит: "Я не возьму у вас эти деньги". "Почему?!" - "Они фальшивые". Я так испугалась! Кто же мне подсунул, думаю. Так, соображаю, значит, я вчера в театре засунула их в карман и унесла. Боже, как стыдно! "Вы мне, наверное, не поверите, - говорю, - вчера я играла спектакль..." "Да, да, - кивает продавщица с сомнением на лице. - У нас часто такое бывает". Ага, утешила меня. Сейчас милицию позовет, меня за шкирку... Если вы это напечатаете, я газету покажу на рынке, чтобы мне поверили.

Культура Театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург