Новости

02.12.2009 00:11
Рубрика: Культура

Любовь к Эсмеральде

На сцену вернулся один из лучших советских спектаклей

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко вернул в репертуар "Эсмеральду" Владимира Бурмейстера.

Знаменитый спектакль сидит на труппе как влитой, демонстрируя свое право оставаться ее визитной карточкой. К нынешнему возобновлению Музыкальный театр, идеально просчитывающий реалии современной жизни, расчетливо приписал в скобках: "Собор Парижской Богоматери", адресуя свою премьеру не столько балетоманам со стажем, сколько той публике, что знает Гюго благодаря мюзиклу. Однако "Эсмеральда" - один из самых счастливых балетных шедевров, приносящих успех любой труппе. Первым девушку с козой вывел на сцену Жюль Перро - тот самый, что научил летать Жизель. Неисправимый романтик, он верил в очистительную силу страстей, найдя для них идеальную гармонию в контрастности трагедии и юмора, массовых и сольных сцен, классических и характерных танцев. Спектакль с эпидемической быстротой распространился по всей Европе и прочно осел в России, где неистощимая фантазия Мариуса Петипа превратила его в торжество великих прима-балерин, с наслаждением страдавших и демонстрирующих фирменные "колоратуры" своей виртуозности. В советское время на историю простой дочери цыганского народа, подвергшейся необоснованным притеснениям со стороны аристократов и клерикалов, табу накладывать не стали, и для комсомолок-орденоносок роль Эсмеральды оказалась столь же знаковой, как когда-то для царской фаворитки Матильды Кшесинской.

В отличие от Большого и Мариинского (по тогдашней терминологии Кировского) театров, которые ограничились лишь косметическим ремонтом старого спектакля, художественный лидер Музыкального театра Владимир Бурмейстер в 1950 году ощутимо переработал оригинал Перро-Петипа. Он сохранил каркас режиссерской конструкции старых мастеров, но схематично намеченный сюжет обрел подробности литературного оригинала, отанцованные с пунктуальной дотошностью, почти полностью ликвидировал пантомиму, а народные сцены перед собором обогатились энергией и революционным пафосом. Но главным достижением Бурмейстера стали захватывающие психологические подробности, превратившие балетные партии в настоящие роли.

"Эсмеральда" Бурмейстера никогда надолго не покидала сцену, даже несколько лет назад, когда театр был на реконструкции, она, постепенно ветшая, все равно исполнялась труппой в разных городах и странах. Но именно сейчас, с возвращением интереса к наследию советского балета и хореодраме, спровоцированному неординарными постановками Алексея Ратманского, пробил час Владимира Бурмейстера. Некогда воспитанная им труппа в последние сезоны расширила горизонты своих профессиональных интересов до сотрудничества с крупнейшими хореографами современности - Джоном Ноймайером, Начо Дуато, в конце этого сезона ожидается работа с Иржи Киллианом. Состоялось знакомство со старыми мастерами - Августом Бурнонвилем и Фредериком Аштоном. Новое погружение в эстетику Бурмейстера придало этой встрече обостренную трепетность любовного свидания. И сопричастность ему захлестывает всех свидетелей.

Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники