Новости

03.12.2009 00:29
Рубрика: Общество

Год без Алексия

Пятого декабря исполняется год с того дня, когда ушел Патриарх Алексий II. Но Святейший остался с нами - в наших душах, мыслях и добрых поступка

В издательстве "Эксмо" готовится к выходу в свет новая книга Валерия Коновалова и Михаила Сердюкова - "Судьба Патриарха Алексия II. Беседы на переломе тысячелетий".

Это плод многочисленных встреч журналистов со Святейшим Владыкой на протяжении почти десятилетия, с 2001 года. Авторы и их герой встречались неоднократно - в разных резиденциях главы Русской православной церкви, в поездках по стране и за рубежом, на службах в Троице-Сергиевой лавре и многих других местах.

При этом затрагивались и обсуждались самые разные темы: от церковных канонических и повседневных, актуальных политических, общественных и социальных до сугубо личных. Так продолжалось практически до последнего земного дня Патриарха Алексия. Очередная встреча у авторов планировалась в Вене, на освящении отреставрированного Свято-Николаевского собора в декабре 2008 года.

Не случилось - Господь рассудил иначе... В канун первой годовщины кончины Патриарха Алексия предлагаем читателям познакомиться с фрагментами новой книги.

"Путину Господь воздаст сторицей"

- Сегодня восстановлен не только главный российский храм - храм Христа Спасителя, но и авторитет Церкви в государстве. Примечательно, что, занимая президентский пост, Владимир Владимирович Путин попросил вашего благословения. Разве не так? (Беседа проходила в 2001 году. - Авт.).

- Дело, конечно, не только в моем благословении. Не первый год российские власти демонстрируют обществу свое стремление сохранить, возродить и приумножить духовное наследие Отчизны.

- Интересно, как выстраивались ваши личные отношения с государственной властью. Расскажите, пожалуйста, о каких-то первых встречах, контактах.

- Таких встреч было очень много в период, когда вырабатывались эти принципиально новые отношения. Так, мы часто встречались с Борисом Николаевичем Ельциным. Например, в период подготовки к празднованию 600-летия Саввино-Сторожевского монастыря, за шесть месяцев до юбилея, на встрече с Борисом Николаевичем я рассказал ему о необходимости передачи корпусов и храмов Саввино-Сторожевского монастыря Церкви, и была достигнута договоренность об этом. А потом собрали совещание в Московской области, на котором присутствовали представители министерства культуры, областной администрации и музейные работники, и все они настаивали на том, что Церкви ничего нельзя отдавать. Тогда игумен Феоктист (Дорошко), который был только что назначен наместником Саввино-Сторожевской обители, сказал, что он-де человек маленький, но ему известно, что Патриарх встречался с президентом, и была достигнута договоренность о передаче. Он мне потом рассказывал, что в ту же минуту как будто сменили пластинку: все вдруг разом заговорили о том, что необходимо выполнить то, о чем была достигнута такая договоренность...

Со времен Бориса Николаевича началась совершенно новая эпоха взаимоуважительных и даже партнерских отношений между государством и Церковью, например, по многим социальным вопросам и вопросам сохранения межнационального и межрелигиозного мира в стране.

- Первого президента России Бориса Николаевича Ельцина вы тоже благословляли?

- Бориса Николаевича Ельцина я напутствовал на двух инаугурациях в 1991 и 1996 годах. Обе проходили в Кремлевском Дворце съездов. Первая нормально прошла - вновь избранный президент был бодр и приветлив. Я напомнил ему об ответственности, которую отныне он несет не только перед народом, но и Богом... А вот вторая инаугурация проходила при менее радостных обстоятельствах. Так получилось, что в 1996 году я оказался единственным, кто обратился к президенту России на сцене Кремлевского дворца. Ельцин был болен, слаб - находился в не лучшем своем состоянии. Поэтому мое выступление получилось очень кратким. Было всем нелегко: я смотрел на Бориса Николаевича с сочувствием, говорил проникновенно, но он, кажется, не все воспринимал...

Перед инаугурацией Путина на меня оказывалось очень сильное влияние, чтобы не было моего напутствия вообще. Но Владимир Владимирович сам проявил желание получить патриаршее благословение. И в этом уж никто не мог ему помешать. В Благовещенский собор он прибыл с супругой - Людмилой Александровной. Я совершил молебен и благословил Владимира Владимировича на президентское служение.

- Как вы думаете, почему такое стало возможно?

- В России произошло обновление государственной власти, которая еще больше стала стремиться к плодотворному взаимодействию с Русской православной церковью в самых разных областях. Да, люди по-прежнему страдают - от нищеты, вражды, несправедливостей, кровопролитных конфликтов и их последствий. Но ответом на "рознь мира сего" должен быть мир Христов. Жизнь государства и общества на канонической территории Русской церкви остается весьма нелегкой, однако все же подает знаки доброй надежды. К нашему народу возвращается историческая память, издревле присущий ему духовный и культурный облик. Сегодня немало говорят об объединительной идее, способной помочь преодолеть кризисное состояние нашего общества. Никто, пожалуй, не будет отрицать, что такая идея жизненно необходима - в ХХ веке мы слишком много страдали от вражды и разобщенности, и дальнейшее развитие этой пагубной тенденции может привести Россию к национальной катастрофе. Однако я не думаю, что национальную идею можно изобрести или заимствовать. Она уже есть. Она никуда из народного сознания не уходила. Правда, порой затуманивалась, искажалась грехом интеллектуального и физического насилия. Тем не менее эта идея продолжает жить в подсознании народа. И недостает ей сегодня лишь одного: обретения полной свободы. Тогда можно будет эту идею осознать во всей полноте, чтобы ею жить. Эта идея и это общее чаяние - в гармоничном сочетании высокой нравственности, духовности и честного труда всех членов нашего общества.

- Как, по-вашему, Владимир Путин ищет для себя какой-то личной выгоды или он бескорыстен?

- Он бескорыстен.

"Благослови президента Димитрия"

- Ваше сотрудничество с Владимиром Владимировичем Путиным стало особенно плодотворным потому, что он православный?

- Знаете, меру воцерковленности человека оценивает Господь. Поэтому я не хотел бы ставить что-то вроде духовного диагноза Владимиру Владимировичу. Однако мог бы поделиться некоторыми наблюдениями. Для меня очевидно, что этот человек искренне идет по пути веры. Участие в молитвенной и богослужебной жизни, посещение храмов и монастырей, православных школ и приютов, внимание к нуждам Церкви являются потребностью его души. Как пастырь Церкви не могу не радоваться этому. Кроме того, я смотрю на воцерковление Владимира Владимировича не как на потенциальную возможность продвигать "корыстные интересы" Церкви, а как на совершение тайны его личного спасения, что само по себе ценно в очах Божиих, как и спасение всякого человека.

Что касается восьми лет президентства Владимира Владимировича Путина, то необходимо отметить, что им внесен огромный вклад в укрепление страны, ее экономики, духовного потенциала и уровня жизни людей. Он приложил немало усилий для того, чтобы в людях вновь возродилась уверенность в завтрашнем дне. К его заслугам относится и поддержание добрых конструктивных отношений с Церковью. Мы и сегодня много встречаемся и общаемся, и он неизменно проявляет внимание к нуждам Церкви и к ее служению в обществе.

- Столь же теплые отношения связывают вас и с нынешним президентом России Дмитрием Медведевым? (Беседа проходила в 2008 году. - Авт.).

- Дмитрий Анатольевич, как и Владимир Владимирович - истинный христианин, и меня это, конечно, не может не радовать. Мы знакомы уже много лет, и мне отрадно сознавать, что, во многом благодаря личному участию Дмитрия Анатольевича Медведева, в минувшие годы успешно развивалось и крепло сотрудничество с Русской православной церковью. Поэтому, обращаясь к Дмитрию Анатольевичу Медведеву как к президенту России после молебна в Благовещенском соборе Московского Кремля 7 мая 2008 года, я с удовольствием свидетельствовал о его внимательном отношении к вопросам духовности и нравственности, о бережном отношении к историческому и культурному наследию Отечества, к живому преемству традиций и поколений.

Несмотря на молодость, новый президент России понимает, что благополучие народа определяется не столько материальными ценностями, сколько его духовно-нравственным состоянием. А раз так, значит, курс, намеченный Владимиром Владимировичем Путиным, под руководством которого он немало лет благодатно трудился, будет продолжен. Надеюсь, что и в грядущие годы Дмитрий Анатольевич сможет многое сделать для дальнейшего развития гражданского общества, укрепления силы и могущества нашей державы.

- Кого сегодня вы причисляете к своим самым близким друзьям?

- Близкие друзья? В моем положении, трудно, иметь друзей - субординация играет большую роль...

- Но ведь к вам в Переделкино приезжают гости. Кто, если не секрет, и как часто? Как вы встречаете их, чем угощаете?

- Конечно, у меня и президент неоднократно бывал, и премьер-министр, и мэр Москвы, и губернатор Московской области заезжают. И другие люди, конечно. Гость он и есть гость - ему всегда у нас рады. В таких случаях мы стараемся проявить хлебосольство: все лучшее, что есть в доме - на стол!.. Если гости пожалуют в пост, то угощаем их постной пищей. Это не так уж и плохо: в посту тоже ведь можно жить. И монастырская пища бывает разнообразной. У нас нет поваров, еду готовят монахини. Но я ни разу не слышал, чтобы блюда, приготовленные ими, кому-нибудь не понравились. От ресторанной пищи это, конечно, сильно отличается, потому что домашнее всё - с молитовкой и любовью сделано. На нашем столе всегда много солений и овощей: помидоры и огурцы всех видов, капуста квашеная, ну и грибы - непременно!..

- Мы тоже имели честь несколько раз трапезовать с вами за одним столом и хорошо запомнили, как вы еще в таких случаях говорите обычно смущающимся гостям: "Принцип такой: хлеб-соль на столе, руки - свои". После этого напряженность сразу спадает, все берутся за вилки, дружно тянутся к аппетитным пирожкам, которые просто тают во рту... Ваше Святейшество, вы могли бы назвать свое любимое блюдо?

- Я же все-таки у моря родился, поэтому люблю рыбные блюда. У меня был один приход на острове Кихну в Эстонии. Там население не более семисот человек. Все мужчины - рыбаки, в основном промыслом угря занимаются. Так вот, когда я приезжал туда, угорь предлагался во всех видах: отварной, жареный, копченый. Я никогда не отказывался, ел с большим удовольствием. Но больше всего полюбил уху из угря, сваренную прямо на берегу моря, - это что-то невообразимое!.. До сих пор помню вкус того блюда - совершенно особый...

- Вы могли бы сказать нам, к кому особенно часто обращаетесь в своих молитвах - к каким святым?

- Мои небесные покровители: от крещения - святой праведный Алексий, человек Божий, и в монашестве - святитель Алексий, митрополит Московский. Также преподобный Сергий Радонежский, преподобный Серафим Саровский и, конечно, святитель Николай, покровитель всех путешествующих, потому что я ведь все время в пути - к этим святым я особенно часто обращаюсь в своих молитвах.

- У вас есть любимая икона?

- Я особенно почитаю икону Тихвинской Божией Матери, покровительницы Севера России - она установлена у меня дома, на даче (резиденция Переделкино. - Авт.). Это старинный, намоленный образ - есть такое понятие в Церкви. Иногда люди спрашивают: какова стоимость, цена той ли иной иконы? Но разве можно оценить то, перед чем молилось ни одно поколение людей! У намоленной иконы цены нет и быть не может...

"Церковь остается для народа главным заступником"

- О чем вас чаще всего просят люди, Ваше Святейшество, каких советов спрашивают, какие проблемы поднимают? (Беседа проходила в 2006 году. - Авт.).

- Вот, например, недавно у меня была встреча с человеком, которого в свое время приговорили к смертной казни в одной арабской стране, где он провел семь лет в одиночной камере. Исполняя свой долг печалования, я обращался тогда к президенту этой страны. В конце концов, человека освободили. Что произошло с ним дальше? А то, что он осознал, как много горя кругом, и как нужно помогать людям. И он сам стал этим заниматься. Именно он, например, подсказал мне, что нужно обратиться к президенту Нигерии, когда наши моряки были заключены в тюрьму этой страны. Я писал президенту, президент мне ответил. В какой-то степени это тоже повлияло на их освобождение.

Или такой вот довольно редкий случай: гражданка Украины после прерывания беременности искусственным путем во время своего нахождения на территории эмирата Шарджа оказалась в арабской тюрьме. Если бы ее осудили согласно местным законам, то наказание могло стать очень суровым - в тех краях аборт приравнивается к убийству ребенка. Что, по сути своей, таковым, увы, и является. Православная, между прочим, женщина, и вот надо же так поступила...

Ко мне с письмом обратился ее отец - помогите, мол, на вас вся надежда... Что делать? Пришлось писать челобитную правителю Шарджи - Султану бен Мухаммеду аль-Касеми. Спасибо ему - он оказался человеком просвещенным, уважающим, как выяснилось, не только свою, но и веру других людей. Отнесся к моей просьбе с пониманием. Молодую женщину помиловали прямо в зале суда и отпустили.

- Можно представить себе радость ее родных и близких, и особенно, конечно, отца - за вас они теперь будут молиться всю жизнь!

- Главное, чтобы не грешили больше так страшно. Аборт - это же действительно убийство!..

Цитата

"Калининградская область входит в состав Смоленско-Калининградской епархии, которую возглавляет один из моих ближайших помощников - Высокопреосвященный митрополит Кирилл, постоянный член Священного Синода. Это означает, что проблемы Калининградской области постоянно находятся в поле нашего зрения.

Что же до духовной связи православных христиан Калининграда с Православием на "большой земле", необходимо отметить, что за 17 лет, прошедших с момента регистрации в Калининграде первой православной общины, в области открылось более 40 приходов, 10 из которых действуют в самом Калининграде. Это поистине уникальное явление, ведь в течение 40 лет калининградцы были вообще лишены богослужения и проповеди - ведь на территории области не было ни одного действующего храма!

...Так что, думаю, никакой "горячей точки" для Православия на западе России не будет, как бы того не хотелось нашим недоброжелателям".

Общество Религия Патриарх Алексий II