Новости

07.12.2009 00:45
Рубрика: Экономика

Северное противостояние

"Я защищаю интересы жителей округа", - уверяет Олег Митволь

С тех пор как пять месяцев назад в Северном административном округе Москвы был назначен новый префект, здесь все время что-нибудь происходит. То федеральные власти обвиняют окружные в ценовом сговоре, то префектура категорически отказывается принимать жилье в эксплуатацию, то она же требует возбуждения уголовных дел против фирм, ведущих капремонт жилья...

"Митволь - мастер собственного пиара", - с улыбкой кое-кто комментирует происходящее. Сам Олег Митволь с этим категорически не согласен: "Я защищаю интересы жителей округа", - заявил он на "Деловом завтраке" в "РГ".

Итак, попробуем вникнуть, что же на самом деле происходит на Севере столицы?

Взяток не берем

Российская газета: Олег Львович! За что Федеральная антимонопольная служба обвиняет вас в ценовом сговоре с предприятиями?

Олег Митволь: За то, что 330 тысяч социально не защищенных групп населения - держателей социальной карты москвича, могут теперь купить неподалеку от дома молоко, сметану, кефир, творог, натуральные соки, овощи и картофель по ценам, почти вдвое ниже, чем в целом по городу. Когда нефть дешевела, а бензин дорожал, антимонопольщики молчали. Мы же сделали то, о чем попросил председатель правительства Владимир Владимирович Путин, побывав в одном из магазинов торговой сети "Перекресток". То есть понизили цены на молоко! И Федеральная антимонопольная служба, которую правильнее было бы назвать федеральной монопольной службой, увидела в этом вопиющий факт! Чиновники ломают голову: в чем коммерческий интерес Митволя? Вот если бы мы цены повысили, тогда всем все было бы понятно: пришел Митволь, ему надо своим ребятам набросить... На самом деле конфликт в другом: наш опыт показывает, как велики в столице наценки на молоко! Ведь даже убавив их вдвое, ни торговля, ни производители не работают себе в убыток.

РГ: Как вы убедили предприятия пойти на такое беспрецедентное снижение?

Митволь: Пригласили к этой акции всех, кто работает на территории Северного округа и сказали: давайте проведем эксперимент для социально не защищенных групп населения. В городе есть система, позволяющая отслеживать положение каждого москвича. Для этого и существует социальная карта москвича. Договорились, что магазин и предприятие в ходе эксперимента получают прибыль по 10 процентов. Например, в Америке торговые сети зарабатывают по 3 процента с оборота и считают это нормальным. Для начала цены понизили всего на одну позицию - самое популярное у горожан молоко жирностью 3,2 процента. Договорились, что на обезжиренное или специальное для кофе наценки можно делать любые - хоть 100 процентов!

Я же ничего не имею против того, чтобы на полках магазина было и дорогое молоко для тех, кто может себе позволить купить его хоть по 70, хоть по 150 рублей. Пусть даже по тысяче долларов! Если пакет обклеить кристаллами Сваровски, я уверен, что хоть один да купят. Покупают же бутылку воды "Вител" за несколько сотен евро! Но надо думать и о тех, кто реально считает каждую копейку! Как, например, матери с 10 и более детьми, которые вчера приходили ко мне на прием.

Эту акцию по молоку я согласовал с мэром Москвы Юрием Михайловичем Лужковым. Вскоре вслед за молочным комбинатом пришли руководители мелькомбината. Говорят: мы подсчитали и поняли, что при такой рентабельности тоже можем принять участие в акции, нам выгодно. И таких становится все больше. Кроме столичных производителей, приехали из Подмосковья. В частности, из Можайского района предложили тоже молоко. Но выяснилось, что им рентабельно продавать его только из бочки, поскольку везти далеко. И мы помогли им, торгуют в Дмитровском районе нашего округа. Понимаете, таким образом, мы одновременно возвращаем ценность деньгам: пенсии растут, а цены на продукты падают. Я не вижу никаких проблем в том, чтобы организовать на таких началах работу и в других округах Москвы.

РГ: Но что-то вы пообещали участникам акции взамен?

Митволь: Гарантировали лишь одно: взяток в округе не берем. Это существенная экономия, которая в конечном счете ложится на продукцию. Сказали: будем работать формально в хорошем смысле слова. Только опыт у нас получился не очень благодарный. Тех, кто откликнулся на предложение префектуры, я вынужден теперь предупреждать: имейте в виду, у вас будут проблемы, вас будут пытаться даже закрыть. Например, "Вимм-Биль-Данн" за то, что он торгует не с 60-70-процентной наценкой на продукцию, а с 10, ФАС обещает оштрафовать. К нам уже приходили, требовали представить договоры, чтобы уличить в ценовом сговоре. Но никаких бумаг у нас нет, об условиях эксперимента договорились устно. Больше всего мне сейчас жаль пенсионеров, если их все-таки оставят без дешевого молока в год 65-летия Победы. Лучше бы ФАС занималась бензином.

Остановка без пива

РГ: А что за конфликт вокруг продажи пива в ларьках?

Митволь: Я рекомендовал прекратить торговлю им на остановках общественного транспорта. Дело в том, что в префектуру приходит огромное количество жалоб от жителей расположенных по соседству жилых домов. На остановках транспорта, как правило, расположены киоски, где всегда есть в продаже и пиво. В супермаркетах, оборудованных видеокамерами, спиртное и сигареты школьникам не продают, а в киосках кто паспорт спрашивает? Вот молодежь и идет туда, там же с шумом-гамом и распивает его и туалет устраивает. Велика ли городу польза от таких киосков? По словам руководителя департамента транспорта и связи Москвы Василия Кичеджи, бюджет получает арендную плату с торговой точки на остановке по 200 рублей в месяц. Получается, на одной чаше весов эти 200 рублей, на другой - неудобства для жителей и пассажиров, да и выгоды почти ноль. Но стоило остановить такую торговлю, как последовал протест департамента потребительского рынка и услуг Москвы. Его чиновники утверждают, что я притесняю малый бизнес, мешаю создавать рабочие места для москвичей. Но кто в этих ларьках видел москвичей? Там же гастарбайтеры в основном торгуют, за сокращение квоты на въезд которых в Москву выступает мэр. Сплошь и рядом продавцы, которые двух слов по-русски связать не могут. Надеюсь, что мне все-таки удастся убедить мэра вернуться к этому вопросу.

О геях и слепых

РГ: Олег Львович! Вам известно, что в ваших инициативах кое-кто усматривает лишь желание пропиарить себя?

Митволь: Назовите конкретную инициативу, которую я по своей воле не довел до конца.

РГ: Ну, давайте вспомним про запрет гей-клубу арендовать помещение в здании, принадлежавшем слепым. Инвалиды имели от сдачи своей недвижимости доход. Кому от этого было плохо? Если учесть, что продукцию предприятий ВОС в рыночных условиях вытеснил китайский ширпотреб и теперь слепые сидят дома и живут на одну пенсию.

Митволь: Я запретить ничего не могу. Формулируйте вопрос правильно: правда ли, Олег Львович, что вы были против того, чтобы под вывеской Всероссийского общества слепых ночью по пятницам зажигались голубые огни и там функционировал один из самых крупных в Европе гей-клуб? Причем происходило это в непосредственной близости от детской библиотеки. И я отвечу: да. Я категорически против подобных заведений под вывесками инвалидных организаций. У нас уже были афганцы крупнейшими поставщиками сигарет и матери-героини - организаторами поставки водки из-за рубежа. Что в итоге они получили?

А в данном случае? От аренды своей земли и недвижимости Всероссийское общество слепых получало по 240 тысяч рублей в месяц. По сравнению с десятками миллионов рублей, которые город тратит на льготы для них, это копейки. Может быть, осуществлялись реабилитационные программы для инвалидов? Нет, не было и их. А вот бордель в этом здании круглые сутки действовал. Китайскими шмотками шла торговля как в свободной экономической зоне. Парковка на 17 тысяч машино-мест строится. Это что, все для слепых? Они на автомобилях собираются ездить? А жилой и гостиничный комплекс рядом для кого возводят? Неужели думаете, что для инвалидов? Может, хватит издеваться над людьми?

РГ: Что все-таки реально изменилось там после посещения этого заведения руководителем округа?

Митволь: Гей-клуб прекратил свое существование. 15 ноября дверь в него была заварена. А на днях, кстати, гей-клуб проиграл нам в суде по иску, который они подавали к префектуре САО о защите деловой репутации.

И миллион квадратов долгостроя

Митволь: А может быть, вы меня спросите и о другом: почему, например, из 41 дома, поставленного на капремонт, к 15 октября - сроку, намеченному правительством Москвы, был сдан 1? Да и в декабре к сдаче близки лишь 2 или 3 дома.

РГ: И почему же?

Митволь: Потому что сдать их пытались в таком виде, что через год снова встал бы вопрос о капремонте. Но по новому законодательству жильцы вынуждены были бы проводить его уже за свой счет. Но как же можно было принять, например, дом в проезде Черепановых, 68, по стенам которого еще в ходе ремонта пошли трещины? Пришлось обратиться в правоохранительные органы. Так против фирм, нанятых на ремонт 9 домов, были возбуждены уголовные дела.

РГ: Ну, осудят их, а жильцам-то что от этого?

Митволь: Они больше не будут во власти таких компаний. Мы выходим теперь на тендеры с нулевым авансом. То есть строители сначала должны сдать работу и лишь потом получат расчет. Нужна финансовая ответственность. Никаких авансов! Это лучшая защита от фирм-однодневок.

РГ: Сдача социального жилья у вас тоже тормозится?

Митволь: В долгострое в округе числится почти миллион квадратных метров. Принят же комиссией с начала июля, когда я пришел на работу, единственный дом - в Левобережном районе. Да и его "Мосфундаментстрой-6" пытался сдать еще летом. Но обнаружился серьезный строительный дефект, и мы отказались принимать дом. Потом альпинисты четыре месяца висели в люльках на уровне 14-го этажа, перекладывая кирпичную стену. А жители дома по Хорошевскому шоссе, 2/20, который в народе называют великой китайской стеной - там 1900 квартир, в октябре пришли с манифестацией под окна префектуры. У них не было даже подключено тепло, а строители пытались оставить их один на один со всеми проблемами.

РГ: Это объект "Дон-Строя", руководителей которого вы пообещали не отпустить на новогодние каникулы, пока не доделают дом?

Митволь: Так вопрос поставили будущие жильцы. Они по опыту знают, что если строители уйдут на отдых в конце декабря, то когда они вернутся, никто не знает. А дом, между прочим, по плану должен был быть сдан в декабре 2007 года. Вот я и сказал вице-президенту компании Иванову, что было бы неплохо, если свой заграничный паспорт он сдаст на новогодние праздники в протокольный отдел префектуры. Раз он нас подводит, нужен же инструмент, чтобы его поправить. Он согласился. Но это еще не все. Мы добились, чтобы акционер "Дон-Строя" ВТБ открыл дополнительное финансирование. В итоге частично тепловой контур к 1 декабря сдали, а на недавно пустующем объекте пашут с утра до вечера 1300 рабочих. В общем, ситуация под контролем.

На Старопетровском проезде, 12, корп. 4, было еще сложнее. Там 170 семей москвичей пару лет назад купили квартиры, а строительная организация - "дочка" Главстроя - обанкротилась. Люди плакали в буквальном смысле слова. Я сам был обманутым дольщиком, причем в момент, когда жена была беременной, и знаю, что это такое. Поэтому принял на себя ответственность за сложившуюся ситуацию. Мы помогли им выиграть иски в судах. Я взял на себя ответственность, помог людям в формировании доказательной базы, и жители стали оформлять свои квартиры в собственность. И я еще раз подчеркиваю: ни один дом с недоделками на Севере Москвы больше принят не будет!

Экономика Товары и цены Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Деловой завтрак Персона: Олег Митволь
Добавьте RG.RU 
в избранные источники