Новости

08.12.2009 00:04
Рубрика: Происшествия

Ударник капиталистического труда

Если бы всего лишь год назад кто-то с уверенностью сказал, что заурядная, на первый взгляд, история мало кому известного изобретателя и предпринимателя Ю.М.Финка, обвиняемого ныне в мошенничестве и других прегрешениях перед российским законодательством, вызовет в обществе столь полярные оценки и толкования, многие бы справедливо усомнились.

И были бы по-своему правы! Ибо в эпоху перемен, которая явно затянулась в новейшей истории нашей страны, желающих половить рыбку в мутной воде всегда хватало.

Однако если большинство подобных историй так и остается на уровне служебной текучки судебных органов, то дело бывшего ударника многих популярных отечественных музыкальных коллективов (Юрий Финк в молодости играл в ансамблях "Коробейники", "Голубые гитары" и др.) неожиданно стало предметом тщательных журналистских расследований.

Правда, в большинстве публикаций тема непростых взаимоотношений Финка и закона рассматривалась лишь как бы в свете спора хозяйствующих субъектов, в рамках которого одни участники процесса пытались отобрать прибыльный бизнес у других.

Но на самом деле проблема оказалась гораздо глубже и серьезнее.

Новый герой нашего времени

Если когда-нибудь кому-то из писателей-острословов понадобится прототип для создания образа современного Остапа Бендера, то можно попытаться предположить, что бизнес-биография ныне задержанного бывшего генерального директора компаний "Дженерал Телеком", "Дженерал-Телеком" (с черточкой), "Финк Электрик" и многих других аналогичных обществ Юрия Михайловича Финка окажется вне конкуренции. С той лишь оговоркой, что великий комбинатор свято чтил Уголовный кодекс, а у Финка с ним, эти кодексом, то и дело какие-то нестыковки... Уж очень хотелось ему вырваться из простых ударников в ударники капиталистического труда. Рос, рос музыкант - и дорос. Играл, играл - и доигрался... Но об этом позже.

Не будем сегодня вдаваться в детали и удивительные повороты судьбы, которые привели бывшего музыканта в руководящее кресло одной из инновационных компаний, заметив лишь, что без известной доли авантюризма и везения тут явно не обошлось. Главное, что так или иначе, а руководителем собственного бизнеса Юрий Михайлович однажды стал. Однажды и, как он полагал, навсегда.

Правда, руководил он этим бизнесом, мягко говоря, специфически. Как рассказывал его некогда ближайший единомышленник и бывший основной партнер по бизнесу В.Н. Коваленко, лучше других осведомленный о прошлой жизни Ю.М.Финка, деньги тот считать не умел никогда, развитием бизнеса занимался большей частью по наитию. В результате чего в 2004 году, например, с которого и начнется наш основной рассказ о жизни и финансовой деятельности Юрия Михайловича Финка, только просроченных кредитов у возглавляемой им тогда фирмы "Дженерал-Телеком" накопилось более ста миллионов рублей. Чем собирался отдавать свой долг Юрий Михайлович и как думал рассчитываться с банком-кредитором, было непонятно. И, вероятно, не избежать бы тогда ему и его бизнесу печальной участи банкротства, если бы свою помощь по выходу из сложившейся ситуации ему, Финку, не предложила кредитная организация, услугами которой он к этому времени пользовался уже более четырех лет.

Впрочем, это был уже далеко не первый случай, когда руководство Фондсервисбанка, того самого, которому и должен был Финк эти миллионы рублей, практически доставало горе-руководителя из безнадежной долговой ямы. Как вспоминал В.Н. Коваленко, собственно, и знакомство этого банка с бизнесом Финка началось с того, что некая другая кредитная организация, уставшая финансировать малоперспективные идеи Финка, предложила названному выше банку фактически переуступить долги компании, которой руководил Юрий Михайлович. Было это в самом конце прошлого века. Ознакомившись с бизнес-стратегией и новыми продуктами, которые компания Финка обещала вывести на российский рынок, руководство Фондсервисбанка тогда сочло возможным перекредитовать Финка, а, проще говоря, повторимся в связи с важностью темы, выкупить его старые долги и дать деньги на новые разработки. Причем на исключительно взаимовыгодных условиях, о чем неоднократно и с гордостью потом публично заявлял сам Ю.М. Финк. Как свидетельствует тот же В.Н.Коваленко, после того, как Фондсервисбанк дал Финку и его компании долгожданную надежду на выход из кризиса, Юрий Михайлович воскликнул: "Вот видишь! Бог с нами!". Да и стал бы он сотрудничать с банком после того случая еще почти десятилетие, с 1999 по 2008 год, если бы это было не так!

При этом достаточно большое время новый банк терпеливо выжидал, когда же из брошенного в удобренную землю зернышка вырастет что-то путное... В банке Финку неоднократно пытались помочь наладить бизнес, систематизировать и упорядочить контроль за расходованием выделяемых средств, но любое подобное предложение вызывало у Финка, сошлемся опять же на воспоминания его бывшего партнера, однозначно негативную реакцию. Когда задолженность Финка перед банком стала уже просто неприличной, банк впервые осторожно вмешался в его бизнес. Причем вмешательство это диктовалось элементарной необходимостью спасения вложенных банком в компанию Финка денег. (Справедливости ради надо отметить, что Фондсервисбанк - банк отраслевой, и в его руководстве не просто опытные банкиры, а люди, умеющие налаживать производственные процессы, грамотно руководить ими. И пока Финку данное обстоятельство было на руку, он его очень ценил.)

Для оказания ЗАО "Дженерал-Телеком" практической помощи в налаживании бизнеса по согласованию с Финком банк предложил назначить на одну из руководящих должностей в компании опытного кризисного менеджера Александра Каплинского. Довольно быстро разобравшись в непростой ситуации, когда любимое детище экстравагантного руководителя вновь оказалось на грани банкротства, Каплинский предложил, как скоро выяснилось, единственно разумный выход для спасения проекта. Как пояснил сам Каплинский, после анализа фактического состояния разработок по созданию систем безопасности, которые осуществлялись сотрудниками "Дженерал-Телекома" для применения на авиационных предприятиях России, было решено сосредоточить основные творческие и прочие возможности ЗАО на разработке принципиально новой системы связи и информации для вагонов в поездах (составах) непостоянного формирования, коих в формате РЖД в те годы было почти 99 процентов. (Необходимое пояснение: при комплектовании очередного поезда в его составе непременно меняется какое-то количество вагонов. И устойчивых, постоянных способов связи между вагонами и со службами, обеспечивающими безопасность составов во время движения, тогда не было практически вообще.)

Судя по всему, в тот момент Финк понял, что лучшего варианта для спасения компании и его самого как руководителя и быть не может. Вероятно, приняв во внимание советы Каплинского, Финк согласился, что для дальнейшего развития его компании, как и для расчетов по прежним долгам, нужны дополнительные средства, а взять их, кроме как в том же дружественном банке, ему негде. Для обеспечения этих инвестиций было решено продать одной из близких банку компаний, ООО "НТЦ "Информационные системы", 50 процентов акций предприятия, что Финк и сделал. Взамен переданных акций он получил не только отсрочку по долгам, но и необходимый стартовый капитал для очередного похода за успехом. Тем более что при встрече с неоднократно упоминавшимся нами выше своим единственным (на момент до продажи акций) партнером В.Н. Коваленко Финк произнес: "Пусть покупают хоть все акции... Они сейчас все равно ничего не стоят..."

Но Финк не был бы Финком, если бы даже в этой, критической для него, ситуации не попытался добиться для себя каких-то особых условий. Мы уже выше упомянули, что компанией "Дженерал-Телеком" Юрий Михайлович владел совместно, причем в равных долях, со своим главным изобретателем и самой светлой головой фирмы В.Н. Коваленко. Так вот, когда потребовалось отдать половину акций в залог, Финк убедил компаньона, что тот должен выделить из своих 50 процентов целых 30, а Финк - лишь 20. Разницу в 10 процентов Финк обещал партнеру компенсировать "живыми" деньгами, которых Владимир Наумович не дождался от него и по сей день. Таким образом у Коваленко в преобразованной структуре оставалось 20 процентов акций, у Финка - 30, а в сторону НТЦ уходило 50 процентов.

Короче говоря, сделка состоялась, и процесс работы в обновленном "Дженерал-Телекоме" начал набирать обороты. Иными словами, банк дал "железнодорожному" проекту Финка зеленый свет. Финк просто светился от счастья. Радовался наметившимся переменам и Каплинский.

Новый персонаж: Каплинский

12 января 2009 года президент Фондсервисбанка вызвал Каплинского и сообщил, что ему по телефону звонил мужчина, представившийся Романом, который назвался новым партнером Юрия Михайловича Финка по совместному бизнесу. Мужчина этот сказал, что ситуация с компаниями "Дженерал-Телеком" и "Дженерал Телеком" теперь касается и его тоже. Поэтому, как он выразился, для того, чтобы не было проблем у банка и его руководства, необходимо с ним, Романом, встретиться. Каплинскому было поручено созвониться с этим мужчиной, дабы попытаться понять суть высказанных им претензий.

Вечером того же дня Каплинский позвонил по данному ему номеру, владелец которого представился Бурмистровым Романом Евгеньевичем. При этом он не без бравады подчеркнул, что можно легко навести справки, кто он такой, и вновь заявил, что теперь он является главным партнером Финка и что отныне банк будет иметь дело с ним, а он (Бурмистров) своего никогда и никому не отдавал.

Тон беседы был такой, что Каплинскому пришлось проявить большое хладнокровие, чтобы выслушать своего телефонного визави до конца. Когда же спитч Бурмистрова закончился, Каплинский попросил его более конкретно разъяснить, о чем именно идет речь, что именно он не собирается отдавать, кто у него что-то пытается забрать и при чем здесь Фондсервисбанк? Собеседник его заявил в ответ, что речь идет о компаниях ЗАО "Дженерал-Телеком" и ЗАО "Дженерал Телеком", которые Фондсервисбанк якобы пытается отнять у Финка. Объяснять, что Финк уже фактически не имел никакого отношения к ЗАО "Дженерал Телеком", ибо заложил эту компанию в стороннем банке, к которому Каплинский не имел никакого отношения, было бесполезно.

В тот момент Каплинский еще не знал, что буквально накануне в таком же тоне произошел разговор с председателем Совета директоров ОАО КБ Соцгорбанк А.С. Дмитруком, выдавшим летом 2008 года Финку кредит в размере 124 000 000 рублей под залог 100 процентов акций ЗАО "Дженерал Телеком"... Каплинский пояснил Бурмистрову, что уголовное дело против Финка возбуждено в связи с тем, что Финк совершил противоправные действия - похитил чужое имущество, и этим вопросом занимается следствие, а не он, Каплинский. В ответ на это телефонный визави пригрозил, что, если Фондсервисбанк "не вернет Финку компании", у банка и его руководства будут "реальные проблемы на самых высоких уровнях", вплоть до отзыва лицензии.

Каплинский пообещал переварить всю эту информацию и перезвонить новому компаньону Ю.М.Финка на следующий день.

13 января 2009 года Бурмистров, не дождавшись от Каплинского звонка, сам позвонил ему, назначив встречу...И вот совпадение: в то же время на телефон Каплинского стали приходить СМС-сообщения, из содержания которых следовало, что за Александром ведется негласное наружное наблюдение. Были в этих сообщениях и недвусмысленные угрозы...

Каплинский посчитал, что эти угрозы в его адрес напрямую связаны с тем, что он является основным свидетелем по уголовному делу, находившемуся в тот момент в производстве, и что он дал показания, свидетельствующие о совершении Ю.М. Финком противоправных действий в отношении ООО "НТЦ "Информационные системы". Возникло явное опасение, что те силы, которые стоят за Финком, этой прямоты Каплинскому не простят.

10 сентября 2009 года в жизни Александра случилось происшествие, которого и врагу не пожелаешь: слова превратились в дела, Каплинского похитили прямо у дверей его офиса на Ленинградском проспекте и, затолкав в какой-то фургончик, повезли на расправу.

Жив Александр оказался каким-то чудом. А точнее - благодаря тому, что до его похитителей очень быстро дошла информация, что к поиску Каплинского в городе подключены очень серьезные ресурсы в правоохранительных структурах столицы. Покатав Александра по городу и ограничившись относительно небольшими побоями и оскорблениями, похитители выбросили своего пленника в одной из подворотен в районе Шмитовского проезда.

О непосредственном отношении Романа Бурмистрова к этим печальным событиям сказать что-то конкретное невозможно, ибо он в настоящее время не очень стремится выходить на связь с правоохранительными органами, изучающими обстоятельство данного дела. И можно только догадываться, по чьему поручению оказывается нарастающее давление на банк и связанных с ним граждан.

Первый контракт

К началу 2005 года стало ясно, что компания уже может участвовать в соответствующем конкурсе РЖД со вполне конкурентоспособным изделием. Но на пути к реализации поставленной задачи оставалась одна, последняя, но, пожалуй, самая сложная проблема: подготовка документации для допуска к участию в конкурсе.

Большой любитель создания новых фирм с громкими названиями Ю.М.Финк предложил создать под новый проект абсолютно чистую фирму - еще один "Дженерал Телеком" (на сей раз без черточки), на котором не висели бы тяжким грузом просроченные многомиллионные долговые обязательства. Первой реакцией банка на факт создания фирмы-клона был шок! Но поскольку в тот момент Финк уже подал документы от "чистой" фирмы на конкурс РЖД, руководство банка вынуждено было согласиться на сам факт существования нового "Телекома" при оговоренном условии: доли в новом предприятии должны быть распределены так же, как и в прежнем, основном, в которое и заводились инвестиции - 50 процентов Финку и его компании, 50 процентов - НТЦ.

Расчет был прост: если удастся получить контракт с РЖД, новая фирма за счет части прибыли покроет инвестиционные долги старой. С юридической точки зрения, идея была проходной и для российской действительности традиционной. Конечно, не без определенных моральных издержек, но строго в соответствии с нормами действующего законодательства. Да и вложенные в бизнес Финка деньги надо было как-то возвращать. На том и порешили. Генеральным директором клона стал, разумеется, Финк, заместителем Финка был назначен, разумеется, Коваленко. Управделами новой компании была назначена бессменная спутница Финка - управделами многих других его фирм Инна Лукашевич. А вскоре следом и почти все остальные сотрудники "Телекома" "с черточкой" были автоматически зачислены в штат клона "без черточки". Получив на новую фирму справку об отсутствии задолженностей, Финк подал документы в РЖД.

В итоге "Дженерал Телеком" получил-таки заказ на обеспечение системой контроля безопасности и связи пассажирских поездов (СКБ и СПП) около ста составов дальнего следования. Оценивался контракт в 180 миллионов рублей. И был реализован. Правда, реализован таким образом, что до сих пор ни один (!) состав из числа тех, что были оборудованы компанией Финка, в полной мере так и не заработал. Поскольку оборудование поставлялось на отдельные вагоны, проверить его работоспособность в составе поезда не представлялось возможным. Да и в контракте между ведомством и компанией "Дженерал Телеком" говорилось о том, что цель проекта - оборудование каждого конкретного вагона. Подразумевалось, что после осуществления повагонного монтажа оборудования фирма-поставщик отладит его и запустит в эксплуатацию, организовав соответствующее обслуживание в составе целого поезда. Однако ничего этого сделано не было. Акты на поставку системы подписывались по факту ее монтажа, а не - внимание! - запуска в эксплуатацию! Что, разумеется, не одно и то же...

Последовавшими некоторое время спустя проверками было выявлено, что в нарушение действовавшего контракта компания-поставщик системы, "Дженерал Телеком", вообще не разработала порядок подключения и эксплуатации своих устройств. Не было заключено ни одного соглашения на эксплуатацию спутниковых станций - основы применения возможностей ГЛОНАСС. Иными словами, РЖД купило у Финка ценный металлолом на сумму 180 миллионов рублей. Попытки сотрудников компании "Дженерал Телеком" повлиять на действия своего руководителя, не желавшего тратить средства на все выше перечисленные и обязательные для выполнения контракта действия, ни к чему не привели.

РЖД в свою очередь потребовалось более года, чтобы реально оценить масштаб урона. Не исключено, что, если не удастся вернуть те самые 180 млн рублей в досудебном порядке, руководство РЖД попытается оспорить факт освоения выделенных средств через суд. А тогда, в 2006-м, пока изучением последствий реализации первого проекта занимались эксплуатационные службы РЖД, сам Финк на какое-то время стал в высшем железнодорожном сообществе почти своим человеком, попав в число наиболее надежных партнеров. Это повлекло через какое-то время пролонгацию отношений между РЖД и ЗАО "Дженерал Телеком". Пролонгацию, заметим, на еще более серьезном уровне.

Однако, получив первые же деньги по новому проекту, Финк начал медлить с исполнением своих финансовых обязательств, касающихся договоренностей с банком. К тому моменту его воображение будоражили только перспективы новых контрактов с РЖД. Контрактов, которые позволили бы ему окончательно расстаться с банком.

Идея эта родилась осенью 2007 года, когда стало ясно, что финансовые потоки от РЖД в сторону ЗАО "Дженерал Телеком" обещают быть весьма и весьма серьезными. В 2008 году, когда новый большой контракт с РЖД был подписан, Финк вступил на тропу войны со своим некогда любимым банком. А чтобы воевать было легче, Финк, как свидетельствуют имеющиеся в распоряжении редакции документы, дважды реализовал акции ЗАО "Дженерал Телеком": сначала 70 процентов (50 процентов акций В.Н.Коваленко плюс 20 процентов своих) тому же ООО "НТЦ "Информационные системы", а потом все 100 процентов акций Соцгорбанку, что позволило Финку взять у последнего кредит в размере упоминавшихся ранее 124 000 000 рублей.

Как собирался использовать эти деньги Финк - откупиться ли от прежнего влиятельного кредитора или резко увеличить обороты бизнеса, история в очередной раз умалчивает. Известно лишь, что и эти деньги на счетах компании не задержались. Для конкретного бизнеса денег не хватило. Выполнение заказа РЖД оказалось под угрозой срыва.

Тогда руководители Фондсервисбанка, имевшие определенное отношение к "умирающему" контракту и терявшие в связи с этим возможность вернуть вложенные в проект средства, решились на отчаянный шаг. Уже не надеясь на то, что Финк когда-нибудь добровольно вернет вложенные в его бизнес инвестиции, руководство Фондсервисбанка рекомендовало НТЦ выкупить у Соцгорбанка заложенные Финком 100 процентов акций ЗАО "Дженерал Телеком". Таким образом они стали владельцами фактически ста семидесяти процентов акций одной фирмы! А спасенный проект с РЖД получил второе дыхание!

Вот тут-то Финк с новыми партнерами и опомнились. Поскольку контракт был "оживлен", они решили вернуть себе контроль над проектом, для чего требовалось прежде всего забрать заложенные в Соцгорбанке акции, о реальной судьбе которых они были не осведомлены.

Новый персонаж: Дмитрук

10 января 2009 года председателю Совета директоров ОАО КБ Соцгорбанк А.С. Дмитруку позвонил Ю.М. Финк и попросил организовать встречу с ним и потенциальным инвестором, который, со слов Финка, готов был оказать содействие в погашении его кредита Соцгорбанку в размере 124 000 000 рублей. В роли "потенциального инвестора" выступал Роман Бурмистров.

Встреча Дмитрука с Финком и Бурмистровым состоялась 11 января 2009 года примерно в 11 часов в помещении банка.

В ходе встречи Дмитруком был поставлен вопрос, каким образом и в какие сроки Финк и его новый партнер намерены погасить кредит. Бурмистров ответил, что возможности погасить кредит в настоящий момент не имеется, заявив при этом, что такая возможность появится в случае замены генерального директора ЗАО "Дженерал Телеком" Дмитриева Геннадия Анатольевича на кандидатуру, которую они (Финк и Бурмистров) предложат. При этом механизмы возврата кредита и соответствующие сроки озвучены не были.

В ответ на это Дмитрук пояснил Финку и Бурмистрову, что банк намерен оставаться на тех договоренностях, которые были достигнуты с Финком ранее, а также пояснил, что замена генерального директора ЗАО "Дженерал Телеком" реальна лишь в том случае, если акции компании будут возвращены Финку, что в свою очередь возможно лишь после полного погашения Финком кредита Соцгорбанку.

Финк и Бурмистров еще раз настойчиво попросили Дмитрука подумать о возможности замены Дмитриева на посту генерального директора ЗАО "Дженерал Телеком" в целях, как они выразились, "нормального функционирования компании", на что Дмитрук ответил, что своих решений не отменит, тем более что эти решения были приняты по обоюдному согласию сторон в тот момент, когда Финк получал кредит.

Общение с банками ожидаемых результатов не принесло. И тогда повышенное внимание к себе со стороны неустановленных пока лиц ощутили многие из перечисленных участников процесса. О событиях с Каплинским мы уже рассказали выше. Не раз и не два подвергался разным методам морального воздействия Геннадий Анатольевич Дмитриев. О фактах угроз президенту ОАО Фондсервисбанк Александру Давидовичу Воловнику последний сообщил напрямую руководству ФСБ России, и по факту данного обращения уже начато официальное расследование.

На помощь к профессору

Состоявшаяся в середине сентября нынешнего года пресс-конференция, на которой было объявлено о начале деятельности Федерального аналитического центра "Аналитика и безопасность", казалось бы, непосредственного отношения к жизни и творчеству Ю.М.Финка не имеет. Но это если только на первый взгляд. На самом же деле, если взглянуть на сайт названного ФИЦа, невозможно не заметить, что судьбе Финка здесь уделяется особое внимание. Любопытно, что один из официальных создателей "Аналитики и безопасности" - интереснейшая фигура - Сергей Соколов.

В 90-е годы прошлого века именно он, Сергей Соколов, возглавлял небезызвестную охранную структуру ныне опального олигарха Бориса Березовского "Атолл". Нетрудно представить, какими качествами должен был обладать человек, которому Березовский мог доверить свою личную охрану и поручать выполнение столь пикантных задач, как сбор компромата на политическую элиту страны, слежку за наиболее видными представителями российского истеблишмента и т.п.

В 1999 году "Атолл" был "повержен", и Соколов оказался под следствием. Через какое-то время он был неожиданно освобожден и начал активно выступать против... Березовского. Что, впрочем, неудивительно и многое в его последующей биографии объясняет...

О своем новом проекте Соколов говорит: "Сейчас только ленивый не борется с коррупцией, но обычно все сводится к крикам "воруют". У нас другая тактика: мы сначала находим документ, подтверждающий коррупционное преступление, затем передаем его в правоохранительные органы. Но там мы зачастую получаем отказ, поэтому нам и понадобилась помощь СМИ".

Самое поразительное открытие, которое удалось сделать при ознакомлении с пресс-релизами ФИЦа, заключается в том, что Юрий Михайлович Финк, который сам о себе заявляет, что имеет только неоконченное высшее образование, возведен сотрудниками ФИЦа... в профессоры!

Комментировать после этого остальные пассажи пресс-релиза новых "борцов с коррупцией" просто смешно. Или грустно?

Наверное, все же грустно, ибо, видимо, Финк - такой же профессор, как и изобретатель. Как генеральный директор, он всего лишь был включен в группу реальных авторов изобретения, на основании которого и была создана первая, далекая ныне от реального изделия версия системы контроля безопасности и связи пассажирских поездов. Включен для того, чтобы в качестве правообладателя продвигать это изобретение в жизнь. Таковы условности российской действительности: не включишь руководителя предприятия в число авторов изобретения - оставайся "на бобах".

Более того, чтобы убедиться, до какой степени Финк - талантливый изобретатель, достаточно поинтересоваться у него хотя бы о самом элементарном - из каких блоков состоит "изобретенная" им система. Не уверен, что, даже подготовившись, Финк сможет назвать правильно и половину ее компонентов, ибо технические аспекты проекта его никогда не интересовали: его интересовали только деньги, которые можно получить.

Постскриптум. Как бы эпилог

Несмотря на гигантское давление, оказывавшееся на следствие и судейский корпус всех уровней, Юрий Михайлович Финк был задержан и в данный момент ожидает суда. Более того, следствием вскрыты несколько новых эпизодов, по которым Юрию Михайловичу предъявлены новые обвинения.

Сегодня следствие располагает доказательствами того, что Финк похитил весьма и весьма значительные суммы. Расследуются и вопросы, связанные с интеллектуальными правами...

Что же касается самого "дела Финка", а именно уголовного дела N330637, за прошедший год оно несколько раз то приостанавливалось, то вновь принималось к производству, пока кое-кто из милицейского начальства не удостоился ряда строжайших взысканий, вплоть до неполного служебного соответствия - самого строгого дисциплинарного взыскания, после которого только в отставку...

Сдвинулось же дело с мертвой точки фактически лишь 13 апреля 2009 года. И уже 23 апреля 2009 года из данного дела было выделено уголовное дело N62240 по факту хищения Ю.М.Финком акций ЗАО "Дженерал Телеком", принадлежащих ООО "НТЦ "Информационные системы", по упоминавшейся уже выше ч.4 ст.159 УК РФ. А на следующий день, 24 апреля 2009 года, бывший барабанщик загремел "под фанфары" - в отношение него была избрана мера пресечения - заключение под стражу. Откуда и пытаются вытащить его старые и новые друзья...

Роман Евгеньевич Бурмистров пережидает трудное время.

Инна Лукашевич, влившись в стройные ряды ФИЦ "Аналитика и безопасность", осваивается на новом направлении своей публичной деятельности в роли обличителя коррупционеров и инициирует от имени "профессора" Финка новые и новые иски к Фондсервисбанку и обновленному ЗАО "Дженерал Телеком".

Руководит этим самым ФИЦом все тот же Сергей Соколов.

И вот перед вами, уважаемый читатель, коллективный портрет борцов с коррупцией.

Происшествия Преступления Криминал Происшествия Правосудие Следствие
Добавьте RG.RU 
в избранные источники