Новости

08.12.2009 13:10
Рубрика: Общество

Секрет Сергея Королева

Почему была провалена советская марсианская программа

Что скрывает миф о "лунной гонке"? Куда на самом деле хотел лететь Сергей Королев? Почему в 60-е годы была провалена марсианская программа? Об этом корреспондент "РГ" беседует с разработчиком проектов экспедиции на Марс и Луну, ведущим конструктором по пилотируемым ракетно-космическим комплексам для высадки на Луну и "Энергия-Буран" Владимиром Бугровым.

Российская газета : Владимир Евграфович, вы ведь работали с Королевым? И были не только инженером-конструктором, но и космонавтом-испытателем?

Владимир Бугров : Да, в ОКБ-1. По поручению Сергея Павловича занимался организацией отряда космонавтов. Отрабатывал действия космонавта по программе высадки на Луну.

РГ : Скажите, а почему все-таки считается, что мы проиграли "лунную гонку"?

Бугров : Это миф. Как и то, что ракета Н1 создавалась без определенных целей. Ракета уникальная. У нее стартовая масса в десять раз больше, чем у той, на которой летал Юрий Гагарин. Некоторые утверждают: советское руководство нашло ей применение лишь в 1964 году: когда поставило задачу высадиться на Луну раньше американцев. Полный абсурд.

РГ : Так куда на Н1 хотел лететь Королев?

Бугров : Ее основным назначение был полет на Марс, и задумывалась она как марсианская, а не как лунная. Полеты на Луну рассматривались. Но лишь как этап отработки марсианского путешествия.

РГ : Но почему вы так категоричны? Насколько я знаю, никаких документов по марсианскому проекту ОКБ-1 не сохранилось.

Бугров : Зато у меня сохранились две рабочие тетради с пометками. Одна - совершенно секретная, содержащая черновые расчеты по всем принципиальным техническим вопросам марсианского проекта. Другая - несекретная. С ежемесячными планами всех исполнителей.

РГ : Как вам удалось их сохранить? Осознавали значимость выполняемой работы?

Бугров : В то время я об этом даже не думал. Мы занимались проектом практически круглые сутки. Просыпался утром и хватал карандаш, чтобы успеть записать.

РГ : Насколько я знаю, поначалу планы Главного конструктора поддержало и правительство?

Бугров : Именно. Как раз завтра исполняется 50 лет постановлению Совмина "О развитии исследований по космическому пространству". В нем черным по белому сказано: создать автоматическую научную станцию на Луне, космические ракеты для полета на Марс и Венеру, осуществить первые полеты человека в космос, разработать автоматические и обитаемые межпланетные станции и станции на других планетах. Чуть позже, уже в другом документе, задачу конкретизировали: нужна ракета-носитель со стартовым весом порядка 1-2 тысячи тонн для вывода на орбиту вокруг Земли тяжелого межпланетного корабля весом до 60-80 тонн.

РГ : О высадке человека на Луну - ни слова?

Бугров : Нет! В том-то и дело. Королев приступает к проектированию сверхмощной ракеты Н1. В ОКБ-1 под руководством самого близкого соратника Королева - Михаила Клавдиевича Тихонравова, с которым они еще в 1933 году мечтали о межпланетных полетах, разрабатывается тяжелый корабль именно для экспедиции на Марс. Этот проект шел наряду с другим - корабля "Восток".

РГ : Так что помешало осуществить марсианский?

Бугров : В 1961 году после полета Гагарина президент Кеннеди ставит более простую и быстрее достижимую задачу - высадить американцев на Луну к 1970 году.

РГ : Не рискнул соревноваться по программе к Красной планете?

Бугров : Видимо. Никита Хрущев, утвердивший нашу межпланетную программу, поначалу не меняет своего решения. Главные конструкторы Владимир Челомей и Михаил Янгель, стремясь перехватить космическую инициативу у Королева, предлагают Хрущеву свои варианты тяжелых ракет. В том числе, и для полета на Луну. Их поддерживает Валентин Глушко, разрабатывающий двигатели для этих ракет.

РГ : Ведь он отказался делать двигатели для ракеты Н1?

Бугров : Отказался. И вдрызг рассорился с Королевым. Так что гонка если и была, то между главными конструкторами. В 1964 главным оппонентам Королева удается создать у Хрущева иллюзию, что можно высадиться на Луну раньше американцев.

РГ : Но ведь те работали над лунным проектом уже 3 года.

Бугров : Конечно! Поэтому абсурдно считать гонкой ситуацию, в которой Королеву отводилось времени в два с лишним раза меньше, чем потратили США на достижение той же цели. Те начали свой проект в 1961 году и высадились на Луну в 1969. Королеву же лишь в 1964 году предписали обогнать американцев и осуществить экспедицию раньше - в 1967-1968 годах.

"Луну американцам не отдавать!" - звучит "сверху". Чтобы не потерять финансирование марсианского проекта, Сергей Павлович вынужден представить свой проект высадки на Луну, и ему отдают предпочтение. 3 августа 1964 года Хрущев поручает осуществить облет Луны раньше американцев Челомею, тем самым определяя его новым лидером в космонавтике (у Челомея работает сын Хрущева). Королеву же поручается невыполнимая задача - обеспечить высадку на Луну раньше американцев.

РГ : Однако это решение не отменяло межпланетных задач?

Бугров : Нет. Но оно поменяло очередность их выполнения. Основа обоих проектов - ракета Н1 модернизировалась, работы по ней форсировались. Элементы лунной экспедиции могли быть отработаны как прототипы будущих марсианских кораблей.

РГ : Допустим, космонавт Алексей Леонов считает, что мы бы обязательно высадились на Луне, если бы не преждевременная смерть Королева?

Бугров : Внезапная смерть Королева не остановила намеченную программу. Ее выполнение продолжил в полном объеме преемник Королева Василий Мишин. Однако на фоне двух неудачных запусков Н1 высадка американцев на Луну летом 1969 года вызвала растерянность у руководства.

РГ : А почему не прислушались к мнению президента академии наук Мстислава Келдыша, который предлагал отказаться от высадки на Луну и сосредоточиться на марсианской экспедиции? В частности, в 1975 году запустить пилотируемый спутник Марса?

Бугров : Его не поддержали. И это огромная ошибка. После гибели Королева некоторые его заместители стали вынашивать собственные планы. В конце 1969 года группа специалистов предприятия (один из участников называет их "заговорщиками") тайком, за спиной главного конструктора Мишина, наобещала секретарю ЦК КПСС Дмитрию Устинову: мол, не мешая работам по марсианскому и лунному проектам, через год можно создать впервые в мире долговременную орбитальную станцию и взять реванш у американцев на новом направлении.

Мишина заставили заниматься станциями, несмотря на его категорические возражения. А возражал он не зря. Три первые наши станции не принесли обещанных успехов и были потеряны. Первая экспедиции была сорвана не без помощи специалистов. Вторая закончилась гибелью экипажа - космонавтов Добровольского, Пацаева и Волкова.

РГ : Все-таки: ради чего была провалена марсианская программа?

Бугров : Во многих источниках это преподносится как инициатива дальновидных стратегов от космонавтики, якобы спасавших пошатнувшийся от неудачной погони за американцами на Луну престиж страны и обеспечивших ее приоритет в новом перспективном направлении - создании орбитальных станций. Но это опять не более чем миф. Впервые в мире "на скорую руку" не получилось. Реванш на новом направлении не состоялся. Тем не менее работы по марсианскому и лунному проектам также были сорваны.

РГ : Когда появились надежные кузнецовские двигатели, в успешном запуске следующей ракеты Н1, намеченном на конец 1974 года, уже никто не сомневался?

Бугров : В этом таилась опасность для "заговорщиков". После выведения на орбиту лунного комплекса Л3, в его системах могли проявиться дефекты, ответственность за которые, скорее всего, легла бы на специалистов. Реакция Мишина могла быть предсказуемой. С усилением его авторитета при успешном запуске Н1, Устинову труднее было бы регулировать конфликт, и "заговорщики" обязаны были позаботиться о своей безопасности.

Их интересы совпали с интересами Глушко. При успешном запуске Н1 авторитет Валентина Петровича мог сильно пошатнуться. Николай Дмитриевич Кузнецов - конструктор авиационных двигателей - новичок в создании жидкостных ракетных двигателей, за 10 лет создал уникальные надежные двигатели, за разработку которых 15 лет назад не взялся главный двигателист страны. Для Глушко такая перспектива была не приемлема. Хорошие отношения с Устиновым позволяли ему влиять на мнение секретаря ЦК. Мишина отстранили от занимаемой должности. Его сменил Глушко. Запуски двух подготовленных ракет Н1 были запрещены, производственные заделы и вся документация по марсианскому и лунному проектам уничтожены.

РГ : Вместе с уничтожением ракеты Н1 была уничтожена и грандиозная межпланетная космическая программа, целью которой была высадка советского человека на Марс?

Бугров : Разработанная Королевым, утвержденная государственными документами, она была не менее чем на половину выполнена. Пора, наконец, комиссии при РАН по изучению наследия Сергея Павловича Королева отдать должное истинному наследию нашего великого конструктора, определенному государственными документами, а не "подстриженному" мемуарами бывших соратников.

РГ : Можно ли сегодня использовать задел для марсианской экспедиции?

Бугров : Мы уничтожили ракету Н1, а заодно и ракету "Энергия". Собрать на околоземной орбитне межпланетный комплекс массой 400-500 тонн трудно. Если сегодня главная национальная задача отечественной космонавтики, пусть и в далекой перспективе, все-таки экспедиция на Марс, то было бы правильно принять следующее решение: определить ближайшей научно-технической и приоритетной задачей - пилотируемый полет вокруг Солнца по гелиоцентрической орбите вне сферы притяжения Земли на корабле - прототипе экспедиционного межпланетного корабля, как это планировал Королев.